В пенсионном кризисе винить демографию

Решить проблему поможет приватизация госимущества

, 00:00

В пенсионном кризисе винить демографию
Михаил Дмитриев

 Если молодежь пока не задумывается над тем, как будет жить в старости, то люди среднего возраста начинают понимать, что перспективы у них неутешительные. Экономисты говорят, что через несколько лет при выходе на пенсию люди смогут получать не более 18% от утраченного заработка. А все потому, что стартовавшая в 2002 году пенсионная реформа постоянно обо что-то спотыкается. Власти пытаются найти выход из создавшейся ситуации, но пока безуспешно. Со своим видением этой проблемы и сценариями развития пенсионной реформы с нашими читателями делится один из ее авторов, экс-замминистра Минэкономразвития, а ныне руководитель Центра стратегических разработок – площадки, которая создает базу экономической стратегии нашей страны, – Михаил Дмитриев.

Незавидное наследство

 – МИХАИЛ Эгонович, объясните, почему в пенсионной реформе больше вопросов, чем ответов? Может быть, надо было сначала ее «обкатать» в 2–3 регионах, а уже потом вводить по всей стране?

 – Россия – одна из самых быст­ро стареющих стран мира. В течение ближайших 15 лет число работающих будет ежегодно снижаться на 1 млн. человек. И такая тенденция продлится как минимум до 2025 года. Поэтому с каждым годом нашей экономике все сложнее будет финансировать пенсии.

 Дело в том, что та пенсионная система, которая была сформирована у нас в конце XX века, многое унаследовала от совет­ской, поэтому не была приспособлена к быстрому увеличению числа пенсионеров и уменьшению работающих.

 Если бы мы эту систему оставили в неизменном виде, то она в короткие сроки потерпела бы финансовый коллапс. Первые признаки такой катастрофы обозначались уже в 1998 г., когда стала стремительно нарастать задолженность по пенсиям. Тогда реальный размер пенсий упал в 2 раза. И только серьезный пересмотр всей пенсионной системы помог приостановить это спонтанное нарастание проблем.

 – Пришлось прибегнуть к своеобразной «скорой помощи»?

 – Не совсем. Предотвратить дальнейшее неконтролируемое ухудшение финансового положения пенсионной системы помогла только комплексная пенсионная реформа, которая была начата в 2002 году. С тех пор ни разу у Пенсионного фонда не было задолженности по выплатам пенсий. Ни разу не было периода, чтобы пенсии снизились в реальном выражении. То есть их покупательная способность росла довольно быстрыми темпами. За последнее время она выросла примерно на 80%. Но беда в том, что старение населения происходит такими быстрыми темпами, что даже при самой разумной организации пенсионной системы финансирование пенсий оказывается очень непростым делом. В этих условиях надо добиваться, чтобы пенсии не отставали от роста зарплат. Но этот разрыв постоянно увеличивается. Сейчас соотношение средней пенсии и зарплаты в нашей стране составляет 25%. Человек, выйдя на пенсию, в среднем получает лишь 25% от своего заработка. Кстати, Международная организация труда рекомендует 40%.

 – Судя по прогнозам, если ничего не менять, то это соотношение будет еще меньше.

 – К 2020 г. разрыв между зарплатой и пенсией может составить 82%. Но если подходить к ситуации лобовым путем – прямо сейчас взять и поднять пенсии до 40%, – то для этого нужно дополнительно 1– 1,5 трлн. руб. в год. Это огромные деньги – 3–4% ВВП. Просто взять и увеличить налоги на эту сумму вряд ли кто решится, а если и решится, то не соберут. Бизнес тут же уйдет в тень, последует негативная реакция всех налогоплательщиков и ухудшится пополнение Пенсионного фонда. В связи с этим надо думать, какие еще источники финансирования пенсии могут появиться. В мире разработан и существует уже огромный арсенал таких методов. Один из них – поспособствовать выходу из тени работников, которые не платят взносы в Пенсионный фонд.

 – Как это сделать? Даже Конституционный суд недавно обязал работодателей перечислять сред­ства за работников в Пенсионный фонд.

 – Конституционный суд только заострил проблему, не предложив никакого решения, кроме как передать бремя долгов за нерадивых работодателей государству. Как технически это исполнять, особенно по накопительной компоненте пенсионной системы? Если Конституционный суд что-то рекомендует, он должен внимательно относиться, с одной стороны, к трактовке конституционных норм, а с другой – к их практической реализации.

 Как реально вывести зарплаты из тени? Главная проблема – повышение эффективности работы налоговой, правоохранительной, судебной систем.

Нефтяные деньги в пенсионное русло

 – ЕСТЬ еще резервы?

 – По крайней мере, во всех своих расчетах мы закладываем постепенное увеличение доли фонда оплаты труда по отношению к ВВП. А это соответствует международным тенденциям и, безусловно, поможет финансировать пенсии. Но никто не поручится за то, как быстро этот процесс будет происходить, как быстро будет возрастать охват пенсионными взносами граждан, работающих в неформальном секторе. К сожалению, готовых простых, ясных решений по этому поводу нет. Есть надежда на конъюнктуру цен на мировых энергетических рынках. Если она будет оставаться благоприятной, то разумно было бы не растрачивать нефтяные деньги на какие-то сиюминутные потребности, а направить их на выплаты текущих и будущих пенсий. Еще вариант. Использование государст­венного имущества – доходы от его приватизации.

 – У нас не все приватизировано?

 – Не просто не все, размеры госактивов за это десятилетие еще и выросли. Это было связано с тем, что в российской экономике проходили не только процессы приватизации, но и ренационализации. А чистая стоимость этих активов намного выше, чем была в 90-е годы. Существенно сократился наш государственный долг. Именно это позволяет вновь ставить вопрос о перспективах использования этих ресурсов.

 В октябре Центр стратегических разработок предоставит свои расчеты. Они показывают, что существуют реальные сценарии использования госактивов для финансирования пенсионной системы, которые позволят постепенно довести пенсии до 40% от зарплаты. Мы даже разработали условный график, который четко иллюстрирует, что это дейст­вительно можно сделать. Никаких альтернативных решений сегодня нет.

 – Каково реальное исполнение этого сценария? Кабинет минист­ров согласится пойти на такой шаг?

 – Для правительства это будет непростое решение – речь идет об очень ценных активах, на которые многие давно положили глаз. Эти активы, что называется, поделены, распределены, расписаны. Поэтому политический выбор будет строиться на балансе интересов. Думаю, что интересы пенсионеров, работников, которые готовятся к выходу на пенсию, – это столь существенный фактор, которым правительство не может пренебрегать. Другого крупного источника в распоряжении правительства нет.

Противостояния министерств до добра не доводят

 – В Госдуме находится несколько законопроектов, связанных с пенсионной реформой. Они помогут внести какую-то ясность?

 – Дума всерьез обеспокоена ситуацией и пытается сформулировать максимально возможное количество инициатив. Но тот пакет нормативных актов, который есть, на ситуацию радикальным образом не повлияет. Во-первых, эти акты касаются накопительной составляющей пенсионной системы. А она мало влияет на размер пенсии нынешних пенсионеров. Накопительная система у нас только начинает работать, поэтому реально она поможет только тем, кому до пенсии еще далеко.

 Во-вторых, инициатива сти­мулирования добровольных пенсионных накоплений граждан, которую предложил президент, малоутешительна. Ее идея заключается в том, что государст­во будет доплачивать гражданам, которые решат из зарплаты отчислять помимо обязательного пенсионного страхования еще по 3% на будущую пенсию. Наши прогнозы показывают, что участ­вовать в этой системе будет не более 10% работающих, поэтому средний размер пенсии увеличится незначительно. Соотношение пенсий и заработной платы все равно останется невысоким. Чтобы коренным образом изменить ситуацию, надо охватить подавляющее большинство этой системой. А на такое решение новая инициатива пока не рассчитана.

 Более того, средства Фонда национального благосостояния и доходы от ренты на энергоносители, которые предполагается использовать в этой системе, весьма ограничены – всего несколько сот миллиардов рублей. Их хватит на несколько лет. Поэтому будут нужны дополнительные источники.

 – Есть еще один многострадальный законопроект, который лежит в Госдуме, – «О профессиональных пенсионных системах». Может, он смог бы улучшить ситуацию с коэффициентом замещения?

 – Первый вариант этого законопроекта появился еще в 1997 году. Он был расчитан на длительный переходный период, в течение которого работники, занятые в особых условиях труда, должны накопить себе достойную пенсию. До завершения переходного периода никакого влияния на размеры пенсий закон не окажет.

 Он давно начал бы работать, но его разработка непрерывно откладывается. Мин­­эконом­развития разработал и предложил около 10 вариантов этого закона, но главным его оппонентом выступает Минздравсоцразвития. Под разными предлогами оно возвращает их назад. Каждый раз у них какие-то новые замечания. Мне кажется, что это личная позиция министра, который хочет заболтать этот вопрос.

 – Идет противостояние министерств?

 – Отношение Мин­эко­ном­развития и Мин­здрав­соц­раз­вития по многим социальным вопросам складываются весьма сложно. Я не берусь прогнозировать разногласия по тем законопроектам, которые готовятся, хотя предвижу, что они сохранятся и по законопроекту о добровольном софинансировании пенсий по инициативе президента.

ВЕСКИЙ АРГУМЕНТ

 МОЖНО по пальцам пересчитать страны, где складывается неблагоприятное соотношение между работниками и пенсионерами. Практически ни в одной развитой стране мира это соотношение не составляет менее двух. То есть когда два работника финансируют одного пенсионера.

 А у нас уже сейчас это соотношение составляет менее 1,5.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Спикер Госдумы Володин: нужно сделать все, чтобы трагедия Холокоста никогда не повторилась

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Общество

Политика

Общество

Общество

В мире

Политика

Политика

Политика

Политика