На хутор бабушек лечить

, 17:46

На хутор бабушек лечить
mobius-m.ru

В российские медвузы может вернуться старое доброе распределение. Соответствующий законопроект созрел в профильном министерстве. Тем абитуриентам, кто не доберёт баллов для поступления на бюджетное отделение медицинского института, всё равно предложат учиться за счёт государства – но уже с обязательством отработать 3–4 года в отдалённом населённом пункте.

Сплошные вопросы

По официальным данным, государственной медицине не хватает 152 тыс. врачей. При этом каждый четвёртый выпускник медвуза уходит в смежные отрасли (например, в фармацевтику). Поэтому вопрос о необходимости вернуть обязательное распределение студентов-медиков обсуждается уже не первый год. Но…

«Предложенная концепция – одна из самых неудачных из всех, которые я слышал, – полагает президент Общества специалистов доказательной медицины Кирилл Данишевский. – Чем провинились жители отдалённых сёл, если к ним собираются заслать людей, имеющих недостаточно способностей к медицине? Медицина – это же не шутка. Недобор даже одного балла, незнание хоть одной позиции могут стоить пациенту жизни».

Другой неясный вопрос – как быть с системой планирования. Например, будет решено, что через несколько лет в пятьдесят сёл поедут пятьдесят принятых «на особых условиях» сегодняшних абитуриентов. Но тогда придётся рассчитывать, что все они через эти несколько лет получат дипломы. Но позволит ли невысокий изначальный уровень знаний честно заслужить «корочки»?

«Велика вероятность, что рассуждать будут так: мол, селу лучше хоть с плохеньким да доктором, чем вовсе без него. И не выйдет ли в итоге так, что преподаватели начнут тащить студента за уши, лишь бы не испортить план? – рассуждает К. Данишевский. – Но ключевой вопрос в том, а можно ли отправить выпускника, пусть даже отличника, честно заслужившего свои пятёрки, работать в «поле», где не у кого поучиться. Врач – это как раз та профессия, навыки которой оттачиваются всю жизнь. А уж на первых порах без совета старших коллег очень сложно. Поставленные в условия изоляции в отдалённых населённых пунктах молодые специалисты будут вынуждены доучиваться только на своих ошибках. И боюсь, что ценой этих знаний станут несколько свежих могил на сельском кладбище».

Впрочем, до могил, наверное, всё-таки не дойдёт. Прежде всего потому, что никто из новоиспечённых медиков работать в такие экстремальные условия, скорее всего, не поедет. «Надо понимать, что такое врач на селе, – рассказывает  адвокат Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян. – Он не только должен лечить всё – от гайморита до геморроя. Он должен работать 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Сменщика у него не будет, а люди не выбирают, когда им болеть».

По словам Айвазяна, такая работа – это не только дикая нагрузка, это огромная ответственность при крайне скудных ресурсах. Проблемы с медикаментами, транспортом, оборудованием актуальны почти для всех отдалённых деревень. В таких условиях риск навредить пациенту очень высок. А значит, велик риск оказаться за решёткой. «У меня сейчас много таких дел, когда вину сваливают на врача, – говорит адвокат. – Так проще и пострадавшим пациентам, и местным чиновникам».

Дополнительный аргумент

Благую затею сводит на нет и российское законодательство. Наши законы позволяют игнорировать обещание отработать «где скажут».

«Абитуриенты могут заключать с государством какие угодно договоры, подписывать любые бумаги. Государство их может бесплатно учить. Но отрабатывать вложенные в их обучение средства студенты не обязаны, – отмечает Дмитрий Айвазян, – их защищает Конституция, гарантирующая свободу передвижения и выбор места работы. После получения диплома договор можно смело выбрасывать и идти работать в частную московскую клинику».

Главные по таблеточкам

Как видим, пока грамотной централизованной политики, направленной на обеспечение глубинки докторами, в России нет. Поэтому каждый российский регион выкручивается самостоятельно. Например, простой, как всё гениальное, метод нашли в Тверской области. Там сельским докторам подняли зарплату до 50 тыс. рублей. Как утверждают эксперты, из желающих получить эту работу выстроилась очередь. И понятно почему: достойные деньги – единственное, что может заставить докторов ехать в глухомань и там честно трудиться».

Зачастую регионы ищут более экзотические способы. В Кемеровской области, например, решили, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Там сельских врачей вербуют из… местных старушек-активисток!

«Платить большие деньги мы не можем – нечем. Никто из направленных в город по квоте учиться в село обратно не вернулся, – рассказывает заместитель главного врача Чебулинской центральной районной больницы Владимир Пищелин. – В общем, мы решили, что помощи извне ждать бессмысленно и надо справляться собственными силами. Выбрали в каждом селе по самой активной бабушке, раздали им аптечки, тонометры, провели инструктаж: как первую помощь оказывать, в каких случаях вызвать «скорую», какая таблетка от боли, какая от давления. Конечно, ни фельдшеров, ни тем более врачей они не заменят, но хоть какая-то медицина на селе будет».

В это безумно не хочется верить. Но поневоле складывается пугающее впечатление: всё идёт к тому, что в XXI веке, веке нанотехнологий и ещё бог знает каких технологических чудес, в деревнях медицина будет представлена вот такими вот «бойкими бабушками», которые знают, какая таблетка поможет от давления…

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

SVT: Сейсмологи Швеции и Дании зафиксировали сильные подводные взрывы в районе утечек с «Северных потоков»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

В мире