Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Расследования

Авторское право в тисках «законов»

, 00:00 [ «Аргументы Недели», ]

Авторское право в тисках «законов»

Незваные гости

«Помещение склада было вскрыто с помощью режущего инструмента неизвестными лицами в количестве 15–20 человек. Среди нападавших были вооруженные люди. Некоторые были одеты в камуфляжную форму неизвестной принадлежности. Никто из ворвавшихся не объяснил причину своего появления, никто не представился, тем более никто не показал какого-либо документа, оправдывающего такое варварское вторжение. У всех работающих на складе были изъяты личные вещи и телефоны. По существу, мы стали заложниками, которых развели по разным комнатам без возможности передвигаться, принимать пищу и справлять естественные надобности».

Не гадайте: это не сцена из боевика и не очередной репортаж из горячей точки. Это – строки из письма гражданина России Андрея Касаткина Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В. Лукину и еще в несколько государственных органов и общественных организаций. События, описанные выше, случились в субботу, 9 ноября, примерно в 10 часов 15 минут в славном городе на Неве. И продолжались в течение целого рабочего дня. Они стали еще одним эпизодом модной сегодня борьбы за авторские права. А произошло все в рядовом складском помещении, занимаемом несколькими питерскими коммерческими структурами, одна из которых – ООО «ТД «Орби». Причем никого из незваных гостей, будь они в форме или «гражданке», не смутило, что все, описанное выше, происходило на складе «Орби». А постановление на обыск было выписано на помещение компании «Фаворит».

По моему глубокому убеждению, едва ли случайным стечением обстоятельств было и то, что практически одновременно обыски и изъятия прошли в квартире генерального директора и в офисе Ассоциации управления авторскими и смежными правами. «Добро» на эти «мероприятия» выдала судья Дзержинского районного суда
Л. Бражникова, хотя на тот момент ни сама Ассоциация, ни ее руководитель ни в одном уголовном деле не фигурировали. Об этом сообщалось в «Открытом письме», опубликованном в прошлом номере нашей газеты.

Отпускной разгуляй

А УЖЕ во вторник, 13 ноября, страницы отдельных региональных питерских СМИ запестрели информацией: «Правоохранительные органы Петербурга обнаружили видеозаписывающее оборудование и около 50 тысяч DVD-дисков с признаками контрафактности в офисе организации, которая выдавала маркировки практически на всю аудио- и видеопродукцию, реализуемую в мелкорозничной сети города». Так описывалось то, что происходило в офисе Ассоциации управления авторскими и смежными правами.

«Вчера ГУВД объявило о ликвидации крупного подпольного производства аудиокассет и DVD в Красногвардейском районе. Во время операции сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями изъяли 50 тыс. видеокассет и дисков, а также закрыли целое подпольное производство». Это уже о «Фаворите». Не смутила поставщиков информации даже такая «мелочь»: ООО «Фаворит» уже более пяти лет имеет официальную лицензию на тиражирование аудиовизуальной продукции, которую не далее как в сентябре текущего года Росохранкультура продлила еще на пять лет – до 2012 года! Вот такие подпольщики!

Поводом для рейда стало заявление компании «Юниверсал Пикчерз рус», интересы которой в Санкт-Петербурге представляет Некоммерческое партнерство «ОКО».

Как выяснилось позже, действовали сотрудники милиции по отдельному поручению
следователя Следственного комитета прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга В. Ромицина. При этом следователь – по его собственному признанию руководителю юридической службы ООО «ТД «Орби» С. Шевченко – находился в это время в отпуске!

– Первая наша встреча со следователем Ромициным произошла в его кабинете в здании прокуратуры Центрального района, – рассказывает Сергей Леонидович. – Я попросил его ознакомить меня с документами, на основании которых вывозились товарно-материальные ценности и документы, принадлежащие ООО «ТД «Орби». Предъявить их мне Ромицин не смог, сославшись на то, что все документы с его поручением находятся у сотрудников милиции. Протокол обыска в отношении «Орби» я тоже не получил, так как его-де «еще пишут сотрудники милиции». Тогда я поинтересовался, когда все-таки смогу получить протокол? Ромицин предложил мне приехать за документом после того, как он выйдет из отпуска, – 29 ноября. А заодно объяснил, что ответственность за сохранность изъятых товарно-материальных ценностей несут те, кто их изымал.

Позиция следователя объясняется просто: в ходе «рейда» люди, захватившие без предъявления соответствующих документов помещение «Орби», взломали двери, срезали все дверные замки, телефонные аппараты. Персонал выгнали со склада. А затем в течение нескольких дней, в основном по ночам, на частных автомобилях (что подтверждают и видеосъемки одной из местных телекомпаний), вывезли весь товар торгового дома. Но это, естественно, осталось «за кадром». Когда 14 ноября сотрудники ООО «ТД «Орби» в присутствии нотариуса все-таки смогли попасть в официально арендуемое помещение, их ждала безрадостная картинка. Фактически все имущество, до «следственных действий» находившееся в помещении склада компании, исчезло в неизвестном направлении.

Обман зрения

ОТСЮДА вопрос: кто именно при попустительстве питерских милиции и прокуратуры умыкнул имущество торгового дома? И это несмотря на неоднократные звонки сотрудников «Орби» и их письменные заявления в милицию и прокуратуру. Однако люди в погонах так и не появились в помещении «оккупированного» склада. Ведь за те пять дней, в течение которых представители ООО «ТД Орби» так и не смогли попасть на собственный склад, из помещения исчезли, словно корова языком слизала, материальные ценности и товары на сумму около 15 млн. рублей!

При этом требования закона не исполнены до сих пор. Они касаются необходимого в подобном случае вручения представителям компаний «Орби» и «Фаворит» копий мотивированного постановления начальника органа внутренних дел. А также копий протоколов и описей, составленных в результате любых следственных действий сотрудниками питерского ГУВД. Зато подтверждается документально отсутствие не только собственников товара, но и представителей органов исполнительной власти или органов местного самоуправления. Они были обязаны присутствовать при обыске складских помещений и изъятии имущества обеих компаний.

К слову: если верить не беспочвенным фантазиям некоторых питерских СМИ, а официальному протоколу обыска офиса Ассоциации, то картина вырисовывается другая. Было изъято 5 коробок с документами и печатями, два системных блока персональных компьютеров и «два многофункциональных печатающих устройства». Проще говоря, два цветных принтера.

Нужно иметь очень сильный дефект зрения, чтобы принять это за «видеозаписывающее оборудование и около 50 тыс. DVD-дисков с признаками контрафактности»! Но чего не сделаешь и не «найдешь», если тебя об этом просит «Юниверсал Пикчерз рус»! Российская, кстати говоря, компания, испытывающая, судя по уже имевшим место судебным разбирательствам, определенные затруднения. Особенно – с предъявлением реальных юридических доказательств своих исключительных прав на произведения другой, известной во всем мире компании с похожим названием...

Эффект глухой стены

БЛИЗКО познакомиться с особым подходом питерских правоохранительных и судебных органов к вопросам борьбы с контрафактом на местном аудиовидеорынке мне довелось весной этого года. Как раз в тот самый момент, когда годовалое Некоммерческое партнерство «ОКО» с помощью отдельных лиц в погонах и мантиях усиленно выкручивало руки торговым сетям «Титаник» и «Кудыкина гора». А также другим участникам рынка (полный список компаний и торговых точек, попавших в сферу интересов «ОКО», имеется прямо на официальном сайте Некоммерческого партнерства). Именно таким образом реализовывая свои коммерческие интересы. Об этом рассказал «Труд» в серии статей «Кто там кричит «пираты»?», «Завидущее «ОКО», «Силовой акцент» 17, 18 и 19 апреля нынешнего года.

О чем шел разговор? О том, что, невзирая на активизацию борьбы с контрафактом в России и полную солидарность общества с тем, что порядок в этой области государство (и только оно) должно было навести уже давно, нельзя допустить, чтобы благая цель была использована для перекраивания рынка в интересах тех или иных коммерческих структур. Мало того, «Труд» вооружился документами и железными доказательствами весьма избирательного отношения питерских милиционеров разных уровней к решению действительно важных государственных задач. И обратился с ними к руководству МВД, Генеральной прокуратуры, Верховного суда России с просьбой обратить внимание на многочисленные нарушения их питерских подчиненных.

Увы, по устоявшейся традиции, обращения редакции незамедлительно оказались едва ли не в руках тех должностных лиц, правомочность действий которых как раз и вызывала сомнения. Председатель городского суда Санкт-Петербурга Валентина Епифанова отделалась от редакции обыкновенной отпиской. Департамент собственной безопасности МВД в лице начальника отдела В. Астафьева и вовсе не увидел нарушений в действиях сотрудников питерской милиции. Хотя на тот момент имелось даже не одно судебное решение, документально зафиксировавшее факты грубых нарушений со стороны людей в погонах при проведении проверок в сфере защиты авторских прав.

Правовой беспредел

ТЕМ временем кампания по борьбе за права российских и зарубежных авторов в стране стремительно набирала обороты. Милиция и прокуратура, воодушевляемые где «ОКО», где его старшей «сестрой» с такими же невнятными полномочиями и огромными амбициями – Российской антипиратской организацией (РАПО),
радостно рапортовали о достижениях в этой области. Суды по следам милицейских «материалов» быстро выносили приговоры в интересах «исключительных правообладателей», ничем этот свой статус документально не подтвердивших. А предприниматели начали открыто говорить о полном правовом беспределе.

Так появилась на свет публикация «Аудиовизуальные самопровозглашенцы» («Трибуна» № 20 от 1 июня 2007 г.). И несколько официальных редакционных запросов в соответствии со статьями 38, 39 Закона РФ «О средствах массовой информации». Адресаты – практически те же, что и у газеты «Труд». Читаем ответ из Верховного суда России: благодарны «за предоставленную информацию в области борьбы с контрафактной аудио- и видеопродукцией. Данные сведения будут учитываться Верховным судом Российской Федерации при рассмотрении надзорных жалоб, формировании судебной практики, а также информационных писем».

Ответ из Генпрокуратуры можно перевести с официального языка на общепринятый буквально следующим образом: статус РАПО в данном случае не важен, так как дела о нарушении авторских прав могут возбуждаться как по обращению потерпевшего или его законного представителя, так и по заявлению любого гражданина, у которого в данный момент времени просто появился писательский зуд.

Притом отметим, что ответственность по подобным делам стала мягко перетекать из плоскости административной и условной в разряд реальных сроков заключения.

Между тем события в Питере, объявившем себя форпостом в области защиты авторских прав в России, развивались по спирали. То входили в спокойное правовое русло, то взрывали общественное мнение новым правовым вывертом.

Очередной встряской стало административное дело предпринимателя Кирилла Мейерталя. Судья Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга З. Смирнова признала его виновным в распространении контрафакта и в качестве наказания назначила ему штраф в размере 10 тыс. рублей. Решение это «возникло» на основании милицейского протокола, составленного со множеством нарушений, и заключения эксперта Е. Богдановой. По ее собственному утверждению, она «не доказывала, что диски контрафактные, а доказывала, что они имеют признаки контрафактности». При этом не проводился сравнительный анализ изъятой продукции с лицензионными образцами. Эксперт удовлетворилась лишь ее внешним осмотром. Признаками контрафактности для г-жи Богдановой послужили невысокое, по ее мнению, качество полиграфии, наличие нескольких произведений на одном носителе, отсутствие где-то на чем-то «каких-то отметок».

Кто автор?

КАК неоднократно разъяснял Пленум Верховного суда РФ, контрафактность – понятие юридическое и определяется только одним показателем: нарушены права авторов или нет. А если нарушены, то какие именно и кто автор или иной правообладатель? Кроме того, законом прямо предусмотрена возможность выдачи лицензии на использование произведений от имени правообладателей организацией, управляющей имущественными правами на коллективной основе. Такие организации собирают с пользователей вознаграждение за выдачу лицензий и перечисляют его правообладателям.

Именно такая лицензия и была выдана Мейерталю Ассоциацией управления авторскими и смежными правами. Причем число экземпляров аудиовизуальной продукции было четко ограничено количеством специальных голографических марок Ассоциации. Марки эти были «обнаружены» сотрудниками милиции и экспертом практически на всей продукции, изъятой в ООО «Фотобизнес». А предприниматель, выполнив требования закона, в установленном порядке ввел в оборот аудиовизуальную продукцию: стал продавать ее в официально зарегистрированной торговой точке. Впрочем, и сама эксперт не ставила под сомнение тот факт, что Ассоциация образована и работает в четком соответствии с законом. И все же вердикт судьи районного суда, узаконенный кассационной инстанцией – городским судом Санкт-Петербурга, однозначен: виновен в распространении контрафакта!

Этим и другим фактам питерского милицейского и судебного толкования правовых норм российского законодательства в области авторского права и были посвящены публикации в «Трибуне» «Не суд – так дело!» и «Фарс в дуэте» 27 июля и 24 августа сего года.

Молчание Генпрокуратуры

ЕСТЕСТВЕННО, редакция и на этот раз захотела получить конкретные ответы на конкретные вопросы, прозвучавшие со страниц издания. Например, насколько правомочны действия сотрудников милиции вокруг еще одного фигуранта судебных тяжб – ООО «СтройТорг СПБ»? Материалы по его проверкам, в силу многочисленных нарушений при оформлении, месяцами путешествовали из суда в РОВД и обратно. Где спустя длительный срок после окончания «кампании» находятся материалы многочисленных проверок торговой сети «Титаник»? В ходе следственных действий работа фирмы была парализована почти на два месяца, и, по сообщениям СМИ, вскрыты вопиющие нарушения Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Однако, как только «Титаник» вступил в «ОКО», страсти мгновенно стихли. И бурная милицейская деятельность закончилась пока ничем. Как с позиции законности МВД оценивает последние распоряжения руководства ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в отношении «исключительных прав» «Юниверсал Пикчерз рус»? Особенно после того, как городской суд Санкт-Петербурга совсем недавно подтвердил, что свои исключительные права на фильм «Гарри Поттер и Орден Феникса», вокруг которого и развернулись в Питере нешуточные милицейские страсти, в установленном законом порядке компания никак и нигде до сих пор не подтвердила?

ЭТИ и другие вопросы, заданные руководству МВД и расписанные в департаменты экономической и собственной безопасности под №№ 3/24179 и 3/25219 с пометкой «срок исполнения 29 сентября», так и канули где-то в недрах Министерства внутренних дел. Как, впрочем, и запрос, адресованный в Генпрокуратуру России. Спущенный оттуда «в целях оперативного разрешения изложенных доводов» «для организации проверки» прокурору Санкт-Петербурга еще в начале сентября, он тоже благополучно затерялся в питерских и московских прокурорских кабинетах. Не спасла и многообещающая приписка: «Исполнение поручения контролируется Генеральной прокуратурой Российской Федерации». Возникает стойкое ощущение: молчат, поскольку сказать по большому счету просто нечего, а идти против коллег – нет желания.

Практически во все этих случаях фигурируют, как правило, одни и те же люди. Поэтому бездействие властей и уверенность исполнителей в безнаказанности, как свидетельствуют последние события, способны дать толчок и повод для нового откровенного милицейско-прокурорского беспредела. Вот и имеем теперь то, что имеем: громкий публичный скандал, мало способствующий авторитету российской правоохранительной системы и вере людей в законность и Закон.

Презумпция виновности

ОДНАКО самой показательной в смысле толкования закона и его применения в судебном процессе оказалась в нашем случае позиция представителя судебной власти в лице председателя Санкт-Петербургского городского суда В. Епифановой.

Как мы уже говорили, вердикт судьи городского суда Санкт-Петербурга Е. Широковой по делу Мейерталя был однозначен: виновен в распространении контрафакта. При всех милицейских огрехах при расследовании административного материала и рассмотрении его в первой судебной инстанции. При чистосердечном признании эксперта в том, что она не проводила сравнительный анализ образцов и не утверждает, что диски являются контрафактными. При наличии голографических марок Ассоциации, подтверждающих уплату авторского вознаграждения и прочее, прочее…

Естественно, адвокаты Мейерталя, получив вердикт на руки, сразу же обратились с заявлением на имя заместителя председателя городского суда. В нем они высказали аргументированную просьбу о передаче материалов данного административного дела для коллегиального рассмотрения в порядке надзора в Президиум Санкт-Петербургского городского суда. Но надзорная жалоба почему-то сразу же, 6 сентября, попала на стол председателя данной судебной инстанции В. Епифановой. В момент рассмотрения дела судьей Е. Широковой, подобно следователю Ромицину, она тоже находилась в отпуске. Валентина Николаевна добросовестно «маринует» это прямо-таки сомнительное дело где-то в недрах своего стола и дальше ровно два месяца с момента передачи ей материала – как раз столько, сколь максимально долго это позволяет Закон. А когда 7 октября утром ответ объявляется в канцелярии, выясняется, что судья Епифанова приняла решение: «при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, применен материальный закон, регулирующий возникшие правоотношения, существенных нарушений норм процессуального права не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем законных оснований для отмены состоявшегося судебного решения не имеется».

Положа руку на сердце, тем, кто знает Валентину Николаевну как опытного и очень грамотного судью, сложно поверить, что она многого могла не заметить. Например, как в предыдущих судебных решениях по данному делу ее коллеги свалили в кучу как минимум пару-тройку законов, регулирующих правила торговли, лицензирования и т.д. При этом они не имели никакого отношения ни к контрафакту, ни к области авторского права. Не могла она не заметить и того, что в судебных заседаниях районного и городского судов была откровенно нарушена презумпция невиновности. И вся тяжесть доказывания по материалам дела почему-то легла на Мейерталя, а не на тех, кто, собственно, и привел его в зал судебного заседания.


Мало того, в нарушение Кодекса об административных правонарушениях, суд не установил сам объект правонарушения. Проще говоря – чьи именно авторские права нарушил Кирилл Мейерталь в процессе ведения своего бизнеса? А ведь в соответствии с законом ответственность за незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода предусмотрена только в том случае, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах.

С чем, собственно, согласен и Пленум Верховного суда РФ. В своем Постановлении от 26.04.07 №14 он констатирует, что при решении вопроса о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 146 УК РФ, суду надлежит установить факт нарушения этим лицом авторских или смежных прав. Он должен указать в приговоре, какое право автора или иного правообладателя, охраняемое какой именно нормой закона Российской Федерации, было нарушено в результате совершения преступления.

Силовой блицкриг

НИЧЕГО этого в деле Мейерталя нет и в помине. Зато судебное разбирательство по рядовому административному делу о распространении якобы контрафактной продукции, цена которому – 10 тыс. руб., как-то плавно и незатейливо перетекло в преследование Ассоциации и пристрастное изучение правовых аспектов ее деятельности. При том, что сама Ассоциация управления авторскими и смежными правами в деле Мейерталя не участвовала ни в качестве стороны, ни в качестве представителя. Да и не она должна была стать предметом судебного разбирательства.

Так что решение судьи Епифановой о законности вердиктов судей Смирновой и Широковой по большому счету стало прецедентом для питерских правоохранительных органов. У всех, кому Ассоциация все это время была костью в горле, появился реальный шанс под шумок если не растоптать ее, то хотя бы серьезно пощипать. Естественно, с какой-то пользой для себя. Что, собственно, и произошло 9 ноября. А уж заодно и «Орби» – такое же шило для «ОКО», как и Ассоциация, с которой торговый дом давно и прочно сотрудничает.

Одна беда: до настоящего времени практически все подобные провокации в адрес «Орби» заканчивались для людей в форме неутешительно. Административные материалы если и доходили до суда, то либо возвращались на доработку их организаторам в силу вопиющих нарушений при проведении оперативно-розыскных действий, либо заканчивались судебными вердиктами не в пользу людей в погонах. Эти решения официально фиксировали не слишком старательное следование работниками милиции духу и букве закона. Из чего совершенно однозначно следует главное: никаких фактов нарушения авторских прав ТД «Орби» или Ассоциацией до сих пор не установлено! Есть лишь шумные заявления о якобы обнаруженном «контрафакте».

Скорее всего, и нынешний милицейско-прокурорский блицкриг закончится с тем же результатом. Будем надеяться на Председателя Следственного комитета при Генпрокуратуре России Александра Бастрыкина. Он на совещании 15 ноября пообещал внимательно оценивать работу своих питерских подчиненных. Значит – прислушается к просьбе нашей редакции и не оставит без должного внимания ни действия следователя В. Ромицина, ни особое служебное рвение другого непременного участника подобных «мероприятий» – начальника 8-ОРЧ УБЭП ГУВД г-на Пойгина.

В противном случае из того правового болота, в которое так упорно толкают нас питерские милицейские чины и служители закона, мы выберемся еще ох как не скоро! Если вообще выберемся.

Пока же очень сложно отделаться от ощущения, что с питерского рынка аудио- и видеопродукции целенаправленно один за другим руками милицейских структур убираются все крупные игроки. И остается один – «ОКО». Не в этом ли секрет особого рвения некоторых питерских правоохранителей?

Подробнее - http://sci-book.com/pravo.html?utm_source=argumenti.ru&utm_medium=news&utm_campaign=inside_link

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью