Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Кубань → Правовед 13+

В Геленджике предпринимателю отказывают в расследовании махинаций на стройке

, 14:28

В Геленджике предпринимателю отказывают в расследовании махинаций на стройке

Пять лет предпринимательница из Геленджика не может добиться объективного расследования правоохранительными органами причин, по которым она дважды оплатила строительство своего пансионата.

 

В октябре прошлого года мы опубликовали материал «Цена дружбы — 13 миллионов». В нем мы рассказали о том, как Тамара Иванова потеряла большие деньги, доверив ведение проекта по строительству пансионата многолетнему другу семьи.

За это время в деле произошли большие изменения, и все они не в пользу предпринимательницы: суды отказали ей в возврате средств. Однако Тамара Васильевна не оставляет надежды на справедливость: «Я требую только одного — честного и полного расследования деятельности моего бывшего партнера и друга семьи, а также его сына. Но пока натыкаюсь только на отказы, которые не выдерживают никакой критики ни с позиции здравого смысла, ни с точки зрения обоснованности».

Мы решили вернуться к этой теме, чтобы детально разобраться в ситуации и постараться помочь компетентным органам увидеть то, что пока от них, возможно, скрыто.

 

Далекий 2012-й

Многие отдыхающие знают и постоянно выбирают на время отпуска в Геленджике пансионат «Славянка». Сегодня это современный гостиничный комплекс, отвечающий самым высоким стандартам и мало кто уже помнит, что на его месте прежде располагались небольшие домики.

Решение полностью перестроить пансионат Тамаре Ивановой пришло десять лет назад. К этому подталкивали и растущие запросы гостей, и администрация города агитировала всех предпринимателей, работающих в курортной сфере, к модернизации и переходу на новый уровень сервиса.

Первоначальные подсчеты стоимости проекта дали сумму в 14 миллионов рублей. Средства на строительство нового комплекса на месте старых домиков Тамара Васильевна нашла, продав часть земельного участка. Оставалось найти подрядчика, но и за этим дело не стало. Свои услуги ей предложил давний друг семьи — Иван П. Кроме абсолютного доверия к давнему знакомому, Тамара Васильевна испытывала к нему уважение как к профессиональному строителю, так как Иван П. занимал хорошую должность в управлении по строительству в одной из структур МВД.

После теплых деловых переговоров Иван П. предложил свои услуги по подбору генерального подрядчика и контролю за ходом строительства. Тут же был рекомендован и генподрядчик — индивидуальный предприниматель Сергей П., который по совместительству является сыном друга семьи.

В общем, 9 февраля 2012 года был заключен договор поручения между ООО «Славянка» и Иваном П., а также договор генподряда: с одной стороны ООО «Славянка» — с другой ИП Сергей П.

В мае 2012-го заключили еще один договор — на поставку стройматериалов с генподрядчиком, которому на расчетный счет было сразу перечислено 14,25 миллиона рублей. И в этот же день Тамара Иванова подписала соглашение со строительной фирмой, которую порекомендовал Иван П.,— ООО «РОСТ».

Когда, через две недели строители сказали о необходимости первого транша, владелица «Славянки» сразу перевела на счет «РОСТа» три миллиона рублей.

«Стройка началась!» — радостно подумала Тамара Васильевна. Но душевный подъем быстро сменился тревогой: спустя какое-то время она перестала дозваниваться до директора фирмы. Работы, по утверждению Тамары Васильевны, на объекте тоже не велись. Друг семьи и генподрядчик пообещали всё решить. Так прошел год.

 

Неприятное осознание

К маю 2013 года ситуация выглядела следующим образом: работ на объекте практически проведено не было, а из закупленных материалов генподрядчик отчитался только о болтах на сумму в 250 тысяч рублей.

— Я бесконечно верила Ивану и поэтому все эти неприятности связывала с нечистоплотностью строителей. Поэтому, когда он вместе с со своим сыном предложил разорвать отношения с «РОСТом» и подписать новое соглашение с другой строительной фирмой — ООО «ПСК „СМУ-2”», согласилась: 23 мая 2013 года подписала документы и сразу перевела на счет этой организации девятьсот тысяч рублей. И работа сразу вроде бы пошла. Но так продолжалось недолго. Сначала на объект строители стали приходить не каждый день. Потом не появлялись месяцами. В общем, мое терпение лопнуло в начале 2015 года: объем и качество сделанного я посчитала неудовлетворительными. Это подтвердила строительно-техническая экспертиза. Я разорвала контракт,— рассказывает Тамара Иванова. — Когда же разговор с генеральным подрядчиком (ИП Сергей П. — Прим. ред.) и его отцом пошел о необходимости все-таки отработать заплаченные деньги, я получила очень четкий ответ: мол, мы всё сделали, а ты докажи обратное. Вот такое вышло горькое пробуждение.

Из перечисленных денег семье П. «Славянке» удалось вернуть только один миллион рублей, да еще остались болты на 250 тысяч. С требованием возврата тринадцати миллионов Тамара Иванова пошла в суд.

— По бумагам, которые мои оппоненты представляли в суде, получалось, что они всё выполнили и едва ли пансионат уже построили, а я на них нажиться хочу. Какие-то копии актов выполненных работ предоставляли, сметы. Но я уверена, что ни одного акта приемки работ не подписывала. Следовательно, считаю их подделками. Но они смогли так всё запутать, что в суде первой инстанции мои требования по возврату аванса удовлетворили лишь на три миллиона рублей, а на остальную сумму П. сумели доказать выполнение своих работ, которых я так и не увидела. Для меня это было шоком, потому что в доказательствах ответчиков даже простое сопоставление по датам показывало, что они бессовестно лгут,— возмущается Тамара Васильевна.

Елена Лагода, представитель ООО «Славянка»:

— Из актов поставки, которые предоставил ответчик, следует что он завез на строительную площадку ООО «РОСТ» бетон марки М250 объемом более 240 куб. м, а это около трех миллионов рублей. Однако данные документы, в легитимности которых есть очень большие основания сомневаться, подписаны 30 мая 2012 года. Как такое могло быть, если только к концу 2012 года было согласовано задание на проектирование и специалисты только приступили к разработке проектной документации? А ведь именно на основании этих документов можно было определить объемы строительных материалов, а также площадь застройки. Получается, что ответчик завез бетон, не зная ни размера строящегося здания, ни его точного местоположения? Понятно, что никаких бетонных работ ООО «РОСТ» на момент подписания данных актов производить не могло, да и не производило, потому как на момент расторжения с ним договора моей доверительницей на объекте не было никаких сооружений. Более того, ответчик утверждает, что истец полностью сорвала сроки строительства в связи с непредоставлением с мая по декабрь 2012 года расчетов по строительству. Таким образом, он сам подтверждает факт, что до конца 2012 года общество не предоставило ни смет, ни расчетов по данному строительству. Он что, бетон закупал за свои деньги? Этому доказательств никаких нет. Таких нестыковок в деле набралось на девять томов. Но пробить эту стену никак не получается. Выход только один: перевести дело в уголовную плоскость. В рамках проверки оснований для возбуждений уголовного дела дознавателю достаточно запросить выписку о движении средств на счетах генерального подрядчика — и всё встанет на свои места. Казалось бы, это первое, что должно быть сделано, но по факту и суд, и правоохранительные органы игнорируют столь важную деталь.

Как сказано в начале статьи, апелляция отменила решение суда первой инстанции даже о компенсации Тамаре Ивановой в размере трех миллионов, а кассация оставила это решение в силе.

 

Обратите внимание

В то же время пансионат «Славянка» все-таки построен. Тамара Васильевна в надежде на возврат средств нашла других подрядчиков и закончила объект, о чем есть документы, подтверждающие выполненные работы и акт ввода в эксплуатацию здания, где, естественно, нет упоминания прежнего контролера — Ивана П. и генерального подрядчика — ИП Сергея П. Почему данный факт не интересует правоохранительные органы? Ведь то, что первые «строители» получили деньги, никто, включая их самих, не отрицает. И повторимся: никто не проверяет, куда эти средства с их счетов уходили, хотя для этого вполне достаточно банальной банковской выписки. Так в чем причина такой незаинтересованности правоохранительных органов в полном расследовании, которое снимет все вопросы?

От редакции: данный материал с сопроводительным письмом будет направлен в правоохранительные органы.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram