Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Политика

Кто сорвал каспийский триумф России?

, 14:24

Кто сорвал каспийский триумф России?
globallookpress.com

Реализация достигнутых 29 сентября главами Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении соглашений на Каспийском форуме в Астрахани, которые Кремль официально преподал, как серьезную победу, на самом деле находится под угрозой.

По итогам переговоров все стороны обязались не допускать вооруженного присутствия в регионе «некаспийских» стран и договорились о последующем мирном «дележе Каспийского моря», в том числе о совместном освоении спорных месторождений нефти и газа. Однако, если проанализировать реальные договоренности, слабость достигнутых соглашений очевидна. Они фактически не получили реального наполнения и, по сути, обернулись лишь «протоколом о намерениях». Ни один из принципиальных спорных моментов разрешен не был. В том числе главный – конкретное разграничение Каспийского моря по протяженности береговой линии согласно принципу, предложенному ранее Россией.

Изначально с этим был не согласен Иран, которому при таком подходе доставалось лишь 13 процентов Каспия, то есть, намного меньше, чем прочим каспийским державам. Тегеран устраивает не менее 20 процентов.

Были свои мотивы для неподписания договора и у Азербайджана, хотя при таком подходе он получал почти в два раза больше, чем Иран. Тем не менее, он до сих пор он не разрешил прежние споры относительно дележа крупных нефтегазовых месторождений с Ираном и особенно с Туркменией. И именно эти государства могли внести свои коррективы в планы Кремля.

Мероприятия, подобные саммиту в Астрахани, обычно готовятся задолго до проведения и нацеливаются на окончательное решение спорных моментов. «Встречи в верхах» лишь увенчивают уже подготовленные соглашения, под которыми главы государств в торжественной обстановке ставят подписи. Но кто-то или что-то на этот раз этому явно воспрепятствовало.

Даже если Москва смогла сгладить все имеющиеся противоречия между участниками, в расчеты Кремля могла вкрасться ошибка, связанная с недооценкой степени влияния «третьих сил».

Главным потенциальным «саботажником», казалось бы, выглядит Иран. Тем более, что в условиях происходящего «размораживания» его отношений с Западом подобное поведение ложится в логику дальнейшего сближения этого государства с теми же Брюсселем и Вашингтоном.

Но, с другой стороны, свои планы на местные энергетические ресурсы имеются и у Китая. В любом случае, Запад и КНР, воздействуя на те или иные страны, вполне могли смикшировать кремлевские достижения.

Для того же Китая закрепление Каспийского региона за Россией стало бы серьезным поражением, препятствующим его стратегии укрепления позиций в мире. В условиях начавшейся реализации доктрины Обамы по «сдерживанию» Поднебесной и недопущения расширения ее влияния в АТР, китайская активность перенаправляется на запад. А именно – в Центральную Азию, главным образом, в бывшие советские республики. Именно за их счет Пекин рассчитывает преодолеть попытки искусственно вызываемого у него Вашингтоном «сырьевого голода», с помощью чего США хотели бы ограничить дальнейший рост экономики КНР.

Нельзя забывать и о позиции Баку. Сейчас он стремится добиться от Москвы отказа от безусловно союзнического статуса по отношению к Еревану, пытающегося юридически оформить и окончательно закрепить аннексию Карабаха. И то, что в последнее время в Азербайджане побывали с не вполне очевидными миссиями некоторые видные представители российской политической элиты (включая Владимира Жириновского), может свидетельствовать о наличии серьезных попыток со стороны России найти новые подходы и каким-то образом компенсировать издержки от углубления отношений с Арменией.

Тем не менее предложения Москвы могли оказаться в представлении азербайджанского президента Ильхама Алиева не столь привлекательными, как соответствующие бонусы от Запада, на который Баку становится все более ориентированным в экономическом отношении. Учитывая то, что перспективы переброски туркменского газа на Запад в силу разных причин (в том числе китайского фактора и позиции Баку как возможного транзитера) туманны, в глазах Брюсселя приобретает все большую значимость именно Азербайджан, имеющий серьезный потенциал для расширения собственной газодобычи.

Не случайно ЕС уже дает Азербайджану заметные преференции в плане увеличения добычи и облегчения условий транспортировки газа в Европу и готов закрыть глаза на то, что Баку «перераспределит» в ущерб Астраханским соглашениям с Москвой спорные месторождения на Каспии (по крайней мере, туркменские), в свою пользу. О отнюдь не случайно, что стороны договорились о переброске в Европу дополнительных объемов азербайджанского газа почти сразу после завершения Астраханского саммита.

Наиболее красноречивым свидетельством роста амбиций Алиева служит активное перевооружение Азербайджана на море. Сейчас, между прочим, это единственная страна, обладающая реальным подводным флотом на Каспии. В общем же ВМФ страны по силе уступает (и то незначительно) только российскому. Но в случае принятой программы модернизации азербайджанских сил он может уже к 2016 году превзойти Каспийскую флотилию РФ.

Наибольший интерес в перевооружению Азербайджана проявляют Израиль, Франция и Хорватия. Острота ситуации дополнительно подчеркивается усилившейся конкуренцией между мировыми производителями оружия, в частности, между израильскими и французскими компаниями на поставку больших патрульных кораблей.

Это касается в частности контрактов по патрульным кораблям, один из которых был заключен Баку и Тель-Авивом в конце августа 2014 г. на поставку 12 судов подобного класса для азербайджанской береговой охраной. Между тем, французская верфь DCNS пытается всячески добиться его пересмотра в свою пользу.

В частности, она действует через своего лоббиста в Азербайджане, консалтинговую фирму из Франции CIFAL. Ее представители всячески обрабатывают в плане предпочтительности покупки именно французских патрульных кораблей Adriat класса Gowind министра обороны Азербайджана Явера Джамалова.

В данном случае имеется существенное «но» против срыва подобной сделки, учитывая то, что Баку является фактическим заложником совместной подрывной работы с Моссадом против Ирана и причастность азербайджанских спецслужб ко вполне определенным действиям израильских «рыцарей плаща и кинжала» на иранской территории.

Тем не менее, у Парижа есть шанс восполнить издержки от успеха израильских конкурентов за счет, так сказать, сухопутной составляющей. Так, наблюдаемое усиление азербайджанского ВМФ вызывает потребность прикрыть его базы и месторождения энергоресурсов надежными современными системами ПВО. Среди приоритетных сделок Баку видит возможную покупку предложенных ему в августе-сентябре 2014 г. (в том числе лично нынешним президентом Франции Франсуа Олландом в ходе его визита в Азербайджан) средств противоздушной обороны консорциума Eurosam, партнерства компаний Thales и MBDA.

Однако сейчас Баку озабочен дальнейшей реализацией программы создания собственной флотилии подводных лодок в рамках увлечения президента страны Ильхама Алиева созданием современного флота высокоманевренных судов, предназначенных для выполнения разведывательно-диверсионных миссий.

С их помощью Баку рассчитывает не только наносить удары по ВМФ вероятного противника, но и в случае необходимости по его стратегическим объектам. В любом случае, наличие подобного оружия позволяет Азербайджану рассчитывать на быстрое закрепление части Каспийского моря, которая, по его мнению, является его территориальными водами.

Проблема состоит в том, что список возможных поставщиков мини-субмарин ограничен. Например, их выпускают КНДР, ориентирующаяся на ВТС с Ираном, и Россия. Во всяком случае, пока они не станут поставлять Баку такие корабли. Поэтому Баку вынужден идти другим путем. А именно – через модернизации старых советских мини-субмарин на частной хорватской верфи Adria Мар, расположенной на побережье Адриатического моря.

Adria Мар является одной из немногих верфей, способных реально с помощью последних ноу-хау и запасных частей модернизировать старые советские корабли, до сих пор эксплуатирующиеся странами бывшего Восточного блока. Она специализируется на ремонте и модернизации боевых кораблей советского времени. В частности, по состоянию на июль 2014 г. она провела апгрейд нескольких азербайджанских мини-субмарин Triton-M1 и M2, построенных в СССР в 1970-х гг.

Примечательно, что с момента своего существования в 2003 г. компания в основном реализовывала контракты с Ливией, но после свержения Муаммара Каддафи Младен Сарич, ее генеральный директор, стал искать новые источники дохода. Очень быстро он нашел их в лице азербайджанского заказчика. Не случайно прежние министры обороны Азербайджана Закир Гасанов и его предшественник Сафар Абиев многократно совершали поездки в Загреб.

Кроме поставок боевой техники для азербайджанских вооруженных сил Хорватия также обеспечивает Баку специальными картами через Geofoto Zagreb, хорватскую компанию, специализирующуюся на фотограмметрии и географических информационных системах (GIS). Сотрудничество с данной структурой позволяет Азербайджану предъявлять своим конкурентам претензии, подкрепленные конкретными данными, в том числе и касающимися милитаризации Каспия.

Высокая точность съемки обусловлена наличием у компании самого современного оборудования, востребованного даже в развитых западных странах. Для этого компания использует четыре самолета (Cessna Citation II, Piper Aztec и двумя Piper Cheyenne), оснащенных цифровыми камерами Vexcel UltraCamX и системами отображения LiDAR IGI Litemapper 6800-400.

Важным моментом служит то, что ее акционером является Европейский банк реконструкции и развития (EBRD), который в прошлом году пытался ее обанкротить и полностью «прибрать к рукам».

Ясно, что Баку наращивает свой военно-морской потенциал не против сугубо сухопутной Армении. И дальнейшее его укрепление автоматически создает основу для силового перераспределения ресурсов именно Каспийского моря. А это, в свою очередь, наносит удар по российским планам.

Так, например, президент Азербайджана Ильхам Алиев противится идее свободного судоходства по Каспийскому морю в территориальных водах Азербайджана. Он также опасается острой реакции Москвы относительно предлагаемого ему Западом строительства Транскаспийского подводного газопровода с туркменскими месторождениями, по которому Брюссель ранее рассчитывал транспортировать природный газ из Центральной Азии в Европу в обход России и Ирана.

В любом случае создается ситуация, при которой именно Азербайджан негласно получил с подачи Запада в нарушение положений Каспийского саммита важные преференции в регионе за счет других стран.

Причем, ощущая ясную поддержку Брюсселя и Вашингтона относительно его стратегии по милитаризации Каспийского моря, рано или поздно он может решиться и на силовые действия в отношении той же Туркмении с целью недопущения перехода ее месторождений в руки китайских энергетических компаний.

И в этом смысле Москве важно извлечь необходимые уроки из результатов Каспийского саммита. Необходимо заметить, что наряду с особой позицией Ирана, имеющего свои интересы на Западе, а также Китая, подобные действия угрожают спутать планы России по укреплению безопасности на стратегически важном для нее южном направлении.

Впрочем, кто именно сорвал достижение конечных договоренностей, не столь важно. Главное, что эти самые «третьи силы» продемонстрировали реальные возможности парировать действия России в стратегически важных в планетарном масштабе регионах, каким является и акватория Каспийского моря.

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей

Политика

Спорт