Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Мнение 13+

О Пелоси, воспитании патриотизма и наследии Макаренко: взгляд чайника

, 16:31 , корреспондент

О Пелоси, воспитании патриотизма и наследии Макаренко: взгляд чайника
Фото: Аргументы недели, Олеся Аверьянова

Всю последнюю неделю во всех СМИ бесконечно читала про визит Пелоси в Тайвань и связанные с этим прогнозы – собьют – не собьют, начнётся заваруха – не начнётся, кто-то послал или сама решила. Мне прямо это всё напомнило незабвенную ворону из советского мультика про домовёнка Кузю. Та ворона, когда выпила зелья отворотного заместо Кузьмы, летала по всей округе со словами: «Куда лечу? Чего хочу?» В конце даже прилетела куда надо и, любовно оглядывая своё потомство, обрела себя: «Как хорошо, когда у тебя все дома!»

Ну, все ли дома у Пелоси – и в прямом, и в переносном смысле, не знаю, как, впрочем, и у их главного, то бишь, Джо Байдена. Тот вообще периодически с пустотой здоровается и в пространстве теряется – так что ожидать чего-то путного от его подчинённых, наверное, не приходится. Но это так, к слову. Потому что именно любимый с детства мультик про Кузю навел на размышления, отнюдь не связанные с Америкой.

В общем, связаны эти мысли с нашей системой образования. Увы, наверное. Ну вот, посудите сами – когда тот же самый вышеупомянутый мной мультфильм создали, в стране была идеология, которая распространялась на всё абсолютно, в том числе и на воспитание и образование подрастающего поколения. Если я сейчас начну писать, сколько в каждый… да хотя бы в тот самый год, когда «Кузя» вышел, было создано детских фильмов и мультфильмов, я, наверное, со счёта собьюсь.

И в каждом из них. В каждом! – был заложен… нет, были заложены несколько смыслов. Мне когда-то знакомый режиссёр рассказал о том, что в каждой (!) сцене детского спектакля, фильма или мультика должно быть заложено как минимум три смысла, которые учат общечеловеческим ценностям – дружбе, доброте, порядочности, отзывчивости, смелости…

Скажите, сколько за последние лет эдак двадцать вышло детских фильмов в России? Раз-два и обчёлся? А почему? А как мы хотим, чтобы дети росли патриотами?

Сейчас, конечно, какие-то чисто внешние атрибуты пытаются внедрить – типа того, что детям в школах будут каждое утро играть гимн. Предполагается, что они под него будут вставать и чувствовать необыкновенный прилив патриотизма. Серьёзно? Прямо так и будут чувствовать? От гимна? Или что еще там придумают? Ну можно, конечно, речёвки какие-нибудь на мероприятиях вставлять. Только не из этого патриотизм вообще-то клеится.

Вы вправе спросить: а из чего? Всё просто. На мой взгляд, тут три составляющие – труд, идеология и сопричастность (последняя предполагает знание истории хотя бы своего края).

В общем, перейдём к деталям. Повторюсь, не претендую на истину в последней инстанции – это просто мои размышления. Итак, во-первых, патриотизму способствует труд. К которому, увы, наши детки, согласно современному законодательству, не приспособлены.

Сегодня, к примеру, смотрела шоу про какие-то свадьбы. Там смысл в том, что четверо девиц, усердно обливая грязью друг друга, должны поставить какие-то там оценки свадьбе их оппоненток. И платье им не такое, и блюда как-то не ахти… простовато, как-то, говорили… Минуток через пятнадцать просмотра сего шоу мне захотелось всех этих девиц скопом отправить… ну, к примеру, на прополку свёклы. Вот, думаю, после даже денька работы простой хлеб бы трескали за обе щеки и не чихали. И уж точно бы не придирались к тому, как приготовлены блюда у их соперниц. А сколько ещё подобных низкопробных шоу?!

Так я к чему?! Пока у нас на телевидении будет вот такая хрень происходить, ничего у нас не получится. Ни-че-го!

Это уже было в нашей истории. С той лишь разницей, что телевидения не было.

Но на перепутье, когда никто не знал куда идти и что делать, возникали всё же такие гении как, к примеру, Антон Макаренко. Ему тоже пытались внедрить какую-то умную фигню про психологию, о которой по большому счёту тогда никто толком не знал, какие-то новейшие веяния в педагогике, писаные на бумаге… Страшно представить, что было бы, если бы Антон Семёнович поддался на все эти непонятные «педагогические каноны» и сам бы не устоял. А ему ведь было ой как сложно! Представьте себе – помещение без окон, без дверей, которое ещё нужно привести в более-менее приличный вид и… первые колонисты, которые прошли и огонь, и воду – классика, блин. Но ведь справился же! – малолетних преступников сумел сплотить не просто в коллектив, а в коллектив рабочий – ребята под его руководством создали самое лучшее в тамошней округе сельхозпредприятие. А помимо этого – мельницу, колесную, оконную мастерские, кузницу и даже театр, на представления которого съезжались люди со всей округи.

Как он сумел этого достичь? Только трудом. Ах, нет, еще один мощный инструмент был в его работе – коллектив. Каким трудом этот коллектив создавался – отдельная тема. Но, уже единожды созданный, он умел каким-то чудом воспитывать вновь прибывших, перемалывать проблемы, двигаться к достижениям…

Как мне кажется, кое-что из того, что «проповедовал» Макаренко, всё-таки применялось в наших советских школах. Но постепенно всё сошло на нет. Не стало трудового воспитания – по закону дети вообще даже доску в классе могут не вытирать. «Подкованные» в плане законов, но, по сути, очень недальновидные родители могут прийти в школу и заявить – мол, почему вы заставляете моего ребёнка мыть полы и так далее. А потом и сами дети уже начинают манипулировать этим… ну я думаю, вы понимаете, о чём я.

Не стало и коллектива как такового. Во-первых, потому, что он рождался, как правило, путём совместного труда. А во-вторых, общей идеологией, которая была когда-то очень сильна в нашем обществе. Сейчас этого нет, хотя, возможно, мы на пути к этому. Только, повторюсь, формальностью в виде исполнения гимна в начале каждой рабочей недели – да хоть и каждого дня – этого не решить.

Можно ли сейчас возродить систему Макаренко? Пожалуй, нет – в полном её понимании и исполнении. Но кое-что взять на вооружение точно стоит.

Хотя какой там сейчас Макаренко – тут бы вообще с направлением определиться. Возьмем, к примеру, Болонскую систему, которую внедряли с таким упоением, которое можно сравнить разве что с усилиями миссионеров, пытающихся в Новом Свете убедить индейцев верить в Христа. В первом случае, то бишь, с нашей системой, преуспели куда больше, чем с индейцами. Прикрываясь благими, разумеется, намерениями – мол, нашей молодёжи будет доступно обучение по всему Миру, не говоря уже об отечественных вузах – «всяких там» МГУ, МГИМО, МФТИ… А в итоге пришли к тому, что заграница высосала все самые передовые мозги, ведя отбор талантливой молодежи в ведущих вузах страны задолго до выпускных работ, «соблазняя» аки змей-искуситель бросить родные пенаты и перебираться в передовую и успешную заграницу. Устроили, в общем, на своей земле бесплатный инкубатор для иностранных компаний. А какой идеологией проникнется та самая талантливая молодежь за границей, надеюсь, объяснять не нужно?..

Опять же, с кем пытаться что-то сделать с этой системой? Образования, то бишь? В педвузы последние лет двадцать идут те, кто больше никуда не смог поступить, за исключением единиц, которых туда зовёт призвание. Тех же, кто всё-таки пришёл в школу, затюкивают всевозможными отчётами, планами и другой писаниной так, что продохнуть некогда. У нас вообще, как мне кажется, есть две профессии, которые должны заниматься исключительно людьми – врачи и учителя – но их как раз завалили бумажной работой так, что у одних на пациентов, а у других на учеников времени почти не остаётся.

Так что тут какую систему не внедряй – хоть Песталоцци, хоть Макаренко, хоть Гербарта, хоть Ушинского, хоть Монтессори – и какую идеологию не придумай – всё разобьётся о формальности.

А формальности, как, кстати, и внедрение Болонской системы, придуманы ныне действующими властями в педагогической отрасли. Но, несмотря на то, что их новшества высшее руководство посчитало – как бы это помягче сказать, неэффективными – тем не менее, именно они будут внедрять и что-то новое. Что? Они пока, кажется, и сами не понимают. Но внедрять, увы, будут. Кровью, потом, слезами – учительскими, детскими и родительскими. То есть то, за что, по сути, сажать надо, а то и чего покруче, им велено просто «переделать».

Мне, например, как маме пятерых детей, предстоит с этим ещё не раз столкнуться. Как теперь будут учить наших ребят? По каким учебникам? Не знаю. Нам, конечно, не привыкать к тому, что чуть ли не каждый год программа обучения меняется. Но уже хочется хоть какой-то стабильности. Особенно в нынешней нестабильной обстановке.

Да, вы можете возразить – что, мол, наши ребята пока занимают первые места во всех мировых олимпиадах. Только, как мне лично кажется, это происходит не благодаря, а вопреки ныне действующей системе образования.

Может, я ошибаюсь, но пока не выработана общая идеология, в которой одним из методов воспитания является патриотизм, ничего путного в сфере образования не выйдет. Хотя он, патриотизм, конечно, и в любой концепции не помешает. Но не всем он нужен. В том числе и властям. И это не ради красного словца: в феврале я закончила работу над книгой о героях Великой Отечественной войны. Там есть действительно удивительные истории – как рассказы о тех, кого уже с нами нет, так и интервью с ныне живущими ветеранами. Учитывая, что около трети этих историй о моих земляках-воронежцах, я обратилась с просьбой об опубликовании книги в наше региональное правительство. А им это не надо. Несмотря ни на что. Даже на то, что президент сейчас видит одной из основных задач патриотическое воспитание подрастающего поколения. В том числе, кстати, и тех деток, которые прибыли к нам с украинских территорий (а в книге есть, между прочим, и истории наших братьев-украинцев, которые в Великую Отечественную войну боролись с нами бок о бок). Почему не надо? Да кто их знает? Наверное, другие, более насущные проблемы есть, ну или бюджеты уже на другие, наверняка добрые, дела распределили...

А в учебниках по-прежнему Великая Отечественная пунктиром… Без примеров, без пионеров-героев, которые могли бы помочь подрастающему поколению провести какие-то параллели с собой, спросить себя: смог ли я бы такое сделать? Осознать, какое мужество требовалось тогдашним советским людям… всем – воинам, работникам тыла, старикам, женщинам, детям – чтобы собрать все силы и победить заразу, которой до нас ни одна страна Европы так и не смогла поставить заслон.

А ведь казалось бы – вот вам книга. Готовая – печатайте, отправляйте в школы, пусть изучают. Нет, не надо. Да разве одна такая книга – написанная и так и не увидевшая свет? В общем, странно все это. Хотя и вполне ожидаемо. Шеф, мне, кстати, когда прочитал книгу, сразу сказал: «Слушай, Лен, ты реально думаешь, что это кому-нибудь нужно? Патриотизм сегодня – понятие вполне относительное. А порой и вовсе пустой звук».

Но если мы не сделаем выводы и не начнём что-то менять в системе образования – в глобальном я имею в виду плане (и в первую очередь в идеологии), то лет через десять-двадцать наши внуки, скорее всего, тоже смогут менять пол раз в год, а в армию идти в юбке-пачке и с макияжем. Что же касается правнуков, то какими они будут, история умалчивает. Да и вообще – будут ли?!

Дочитав до конца откровения закипевшего в очередной раз чайника, вы, возможно, воскликнете вопросительно, мол, позвольте, при чём тут Пелоси, с которой, собственно, закипание и произошло? Да вот при том, что очень не хочется, чтобы те, кто придет нам на смену, подобно этой, наверняка, высокородной, но явно малообразованной даме, воспринимали мир под таким же тупым углом, как она.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Общество