Аргументы Недели Мнение 13+

«Холодная война» в океане

, 20:57 ,

«Холодная война»  в океане
Фото из открытых источников

Не вызывает сомнения одно: история «холодной войны» хранит ещё немало тайн, ожидающих разгадки.

В 2001 г. в Москве вышла книга-исследование американских писателей Шерри Зонтага и Крисофера Дрю «История подводного шпионажа против СССР». В США эта книга увидела свет раньше, у нас перевод появился только после трагедии АПЛ «Курск». Книга вышла тиражом 5000 экземпляров и сегодня уже редкость. Этот труд приподнимает занавес над самыми секретными операциями, которые осуществляла военно-морская разведка США в 50-90-е годы прошлого столетия, фактический период «холодной войны». Но главное, в книге прослеживается подводное противостояние двух мировых держав в океане. К сожалению, эта тема не популярна у нас до сих пор.

Шерри Зонтаг и Крисофер Дрю "История подводного шпионажа против СССР"
Шерри Зонтаг и Крисофер Дрю "История подводного шпионажа против СССР"

Шерри Зонтаг и Крисофер Дрю "История подводного шпионажа против СССР"
Шерри Зонтаг и Крисофер Дрю "История подводного шпионажа против СССР"

Подобных книг-исследований у нас нет, есть отдельные статьи, но обобщающих материалов нет. А ведь этот период недавней истории весьма интересен и поучителен. Я не берусь в небольшой статье провести серьёзный анализ этого периода, хочу только напомнить отдельные вехи противостояния в океане.

Военное противостояние США и СССР, как известно, началось сразу же после того, как союзники по антигитлеровской коалиции покончили с фашистской Германией. Для военных моряков это противостояние началось несколько позже, на то была причина. Если США сразу оценили стратегическую роль военно-морских сил (ВМС) – Кто владеет трезубцем Нептуна, тот владеет миром - то в СССР ВМС продолжали играть вспомогательную роль в Вооружённых Силах, страна оставалась под гипнозом генералов «на танках дойдём, куда надо!»

И только Карибский кризис в октябре 1962 г., когда произошло, пожалуй, первое серьёзное столкновение геополитических интересов США и СССР в Мировом океане, заставил советское руководство пересмотреть роль ВМФ во внешнеполитических процессах, а вместе с тем и своё отношение к ВМФ.

После окончания второй мировой войны наша страна долгие годы оставалась единственным государством, противостоящим давнишнему стремлению США в экономической и политической гегемонии в мире. Международные отношения в эти годы развивались крайне противоречиво. Заключались договоры и соглашения, призванные снизить уровень противостояния, и почти одновременно возникали конфликты, усиливающие это противостояние. Но надо признать, что характер международных отношений на всех этапах послевоенной истории складывался на основе баланса сил между Востоком и Западом. Этот баланс в океане СССР практически приходилось поддерживать одному, в то время, когда ВМС США имели существенную поддержку со стороны ВМС своих союзников, в частности НАТО. И хотя с большим трудом, но ВМФ СССР справлялся с этой задачей.

Карибский кризис возник в результате попытки США силой подавить революцию на Кубе. Однако Советский Союз к этому времени осуществил ряд военных программ (создал атомную бомбу в 1949 г., а в 1953 и водородную, межконтинентальные ракеты с подводным стартом в 1959 г., первую атомную лодку в 1958 г.), которые позволили нашей стране чувствовать себя достаточно уверенно. Тогда советское руководство решило на угрозу ответить угрозой. Излишняя самоуверенность руководителей США и СССР поставили мир перед непосредственной угрозой термоядерной войны, которую удалось предотвратить буквально в последний момент. Опыт Карибских событий заставил СССР и США в последующем быть более осмотрительными в двусторонних отношениях и ввести элементы регулирования в кризисных ситуациях. Однако, противостояние в глубинах океана продолжало нарастать. Карибский кризис продемонстрировал явное отставание СССР от вероятного противника в области морских вооружений.

ВМС  США к началу шестого десятилетия обладали абсолютным превосходством в авианосцах, в 1961 г. вступил  в строй первый атомный авианосец «Энтерпрайз», подавляющим числом крупных надводных и десантных кораблей, превосходил СССР по числу атомных подводных лодок. Первая атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) «Джордж Вашингтон» вышла на боевое патрулирование в 1960 году. За следующие 10 лет вес ПЛАРБ в американской ядерной триаде возрос с 1% до 36%. Развернулось постоянное патрулирование авианосных ударных групп (АУГ) и ПЛАРБ в близи наших границ. Такое положение заставило СССР уделять больше внимания развитию ВМФ.

В СССР с начала 50-х годов началось обновление ВМФ. Ставка делалась на подводные лодки, началось строительство дизельных лодок небывалой серии в 200 единиц. Строились и ракетные надводные корабли, но в условиях, о которых я сказал выше, пришлось вести поиск оптимальных решений в условиях недостижимости так называемого «зеркального» паритета. Строился надводный флот, однако главное внимание уделялось дизельным и атомным подводным лодкам с ракетным и торпедным вооружением.

Поиски оптимального варианта подлодок с баллистическими ракетами (РПК СН) затянулись и головной корабль первой крупной серии второго поколения (пр.667) поступил на флот лишь в 1967 году. В этот же период было построено несколько серий атомных и дизельных подлодок с крылатыми ракетами (США начали опыты с крылатыми ракетами, но потом отказались,  впоследствии признав это ошибкой). Сегодня подводные лодки всех флотов мира имеют на вооружении крылатые ракеты.

В 1969 г. мы пришли к научному обоснованию своих программ вооружения и техники с широким привлечением к этим работам АН СССР и научно – исследовательских  учреждений промышленности и Министерства Обороны.

В последующем на протяжении лет продолжалось строительство крупных серий атомных и дизельных подлодок различного назначения с постоянным улучшением их тактико-технических характеристик. Уже на рубеже 60-х годов прошлого столетия американские военные с тревогой стали следить, как Советский Союз ускоренными темпами создаёт мощный атомный, ракетный подводный флот различного назначения. Ещё недавно американское военное командование пребывало в самоуспокоенности, уверенное в своём превосходстве. А теперь в 70-80-е годы под влиянием направленности развития ВМФ СССР в Америке стали больше уделять внимания укреплению и развитию сил и средств противолодочной обороны. Уже в  60-е годы в Мировом океане стала развёртываться система дальнего гидроакустического обнаружения подводных лодок и слежения за ними «СОСУС», которая с тех пор постоянно совершенствуется. В условиях возрастающего противодействия наши подводники продолжали решение возложенных задач. Люди, были золотым фондом подводного флота СССР.

Обилие решаемых задач и ограниченные возможности по их решению постоянно сопутствовали ВМФ. С начала 60-х годов мы начали осваивать многие районы Мирового океана. К постоянной боевой службе в различных районах океанов советские корабли приступили в 1963-64 годах, где главное место отводилось подводным лодкам.

Ограничения договоров ОСВ-1(1972 г.) и ОСВ-2 (1979 г.) существенного влияния на боевое патрулирование ПЛАРБ и нашу боевую службу РПК СН не оказывали, так как не накладывали ограничений на развитие подводных лодок и их оружие. Это давало возможность расширять районы их действий и усложняли борьбу с ними, что усугубляло противоборство в глубинах. Выявление районов боевого патрулирования ПЛАРБ, их обнаружение и слежение за ними становилось приоритетной задачей сил ВМФ, в том числе и подводных лодок.

Не отменялись походы на боевую службу (БС) и наших РПК СН. Только за 1971-1976 годы стратегические атомоходы совершали от 38 до 43 выходов на БС в год. Однако регулярным выходам кораблей на БС препятствовала слабая ремонтная база, не позволяющая сократить сроки межпоходовых ремонтов.

Все выходы на БС наших подводных лодок были сопряжены с огромными трудностями из-за глобальной системы оповещения ВМС США о роде деятельности наших подводных сил. Однако и при таком противодействии ВМФ Союза сумел показать, что ни одни американцы хозяева в океане.

В мае-июне 1985 г. и в марте 1987 г. были проведены две военно-морские операции ВМФ «Апорт» и «Артрина», когда были развёрнуты по пять советских субмарин в Атлантику незаметно для американцев и НАТО. Это вызвало шок в США и имело не только военное, но и важное политическое значение. Все лодки вернулись в свои базы, а морские операции достигли своих целей, а в США до сих пор гадают – Как такое могло случиться?

Одной из важнейших задач флота была задача выявления и слежения за атомными лодками вероятного противника, в первую очередь за ПЛАРБ и АУГ. Это была и наиболее сложная задача. Зачастую такие действия со стороны следящих вели к столкновению под водой, которые не всегда кончались благополучно. Автору этого материала пришлось испытать такое «удовольствие» в 1967 году. В книге «Тайны подводного шпионажа против СССР» авторы приводят 19 подобных столкновений, но их было гораздо больше.

Одной из сложнейших проблем, вставших перед ВМФ в связи с началом постоянной боевой службы, было обеспечение её системой базирования. Баз на заморских территориях Советский Союз не имел, а плавучие ремонтные мастерские, а также  суда снабжения, решить все проблемы, возникавшие с длительным пребыванием кораблей вдали от своих баз, не могли. Попытки нашего руководства решить этот вопрос блокировались США путём дипломатического давления на потенциальные страны, готовые оказать подобные услуги СССР.

Но, несмотря на эти сложности, советские моряки продемонстрировали своё мастерство в 1968 г. на учениях «Север», в 1970-м и 1975-м годах на маневрах «Океан» и «Океан-2». В конце 70-х годов прошлого столетия на БС постоянно находилось более 120 кораблей и вспомогательных судов, в том числе до 30 подводных лодок, из которых не менее 15 атомных. Цифры деятельности ВМФ в эти годы впечатляют. К сожалению, наша широкая общественность до сих пор пребывает в неведении о том, сколько сил, нервного напряжения и высшего человеческого мужества было проявлено в это время личным составом ВМФ СССР, в том числе и подводниками. Нет обобщающих трудов по этому периоду. Сегодня, кажется, забыта та «холодная война», надвигается другая, где роль ВМФ остаётся туманной…

Остаётся лишь с горечью заметить, что со второй половины 80-х годов прошлого столетия в связи с изменением внешнеполитического курса нашей страны и глубоким экономическим кризисом (особенно период смуты распада СССР – В.К.) стала резко снижаться интенсивность БС нашего флота. Несколько спала и активность ВМС стран Запада, однако, в меньшей степени, чем нашего ВМФ. Потенциальная угроза нашей стране с океанских направлений сохраняется и об этом забывать нельзя. Нельзя забывать и уроков прошлого.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Киевский политолог Погребинский: «Украина стала самым враждебным к России государством»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Криминал