ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Мнение 13+

В российской глубинке постепенно зреет негативное отношение к власти ​

, 15:22 [ «Аргументы Недели», ]

 В российской глубинке постепенно зреет негативное отношение к власти ​
Фото: cоцсети

Моя сестра пенсионерка, проживающая в Воронежской области, никогда не интересовалась политикой. Как она говорила раньше – «Политика не моё дело. Я работаю во благо Родины и семьи!». Но как не крепись, а нужда заставит!

Теперь при каждом звонке, я проживаю в Подмосковье, она начинает разговор с политики, а ведь раньше была погода. Но, как известно, голове всегда подсказывает карман. А что он подсказывает в этом году? Нетрудно догадаться. И при пенсии меньше назначенного МРОТ (на бумаге) невольно задумаешься над вопросом – Кто виноват и что делать?

 В российской глубинке постепенно зреет негативное отношение к власти ​

Я задумался над этим вопросом и решил немного изучить его. Писал уже о засилье чиновников, озаглавил материал «Опасная тема», но он не прошёл. Думаю, что не пройдёт и этот, потому что все СМИ подмяла под себя "Единая Россия", которая выставляет щиты и билборды типа «Дороги объединяют Россию: единая Россия – сильная Россия!», забывая, что кроме Москвы и больших городов есть провинция, которой живётся Ох! как несладко в «единой» России. И виновата во многом «руководящая», действительно только водит руками и обещает, или, как её ещё называют, «партия власти», и жизнь показала, что ей нужна только власть, - партия "Единая Россия". А есть ли сегодня единство в России? – вот главный вопрос нынешнего бытия. По всей видимости, правящая партия за то, что из рук вон плохо, не отвечает, а примазывается только к хорошему, чего у нас мало в жизни.  

Возьмём только один очень больной вопрос – медицину. Сегодня она на первом плане в связи с КОВИДОМ и, как показывает действительность, не на высоте. Не буду удаляться в глушь, но даже в нашем микрорайоне Купавна большой Балашихи, в 30 км от Москвы получить медпомощь стало проблемой. И кто в этом виноват? Всё те же единороссы, к которым принадлежат Голиковы и Скворцовы, которые своей оптимизацией и централизацией загубили всё, но остаются в фаворе… В аптеках нет, не только нужных в настоящее время лекарств, но даже обычных. Это же надо додуматься – в разгар пандемии устроить тарификацию лекарств, чем перекрыть их поступление в аптеки? Президент с экрана глаголет об одном, а правительство, выходит, думает другим местом. Чудны дела в нашем королевстве! Но это отклонение по теме, подобных можно привести массу, и главное, никто не за что не отвечает. Хорошо устроились, господа чиновники!  

В провинции зреет недовольство. Но пока оно лишено адреса. Хотя постепенно вырисовывается его лицо. Мой друг из Острогожска Воронежской области на мой вопрос – Как настроение в городе? – ответил – Да, знаешь, совсем замордовали! В администрацию не прорваться, в газету не попасть, остаётся одно - базар. А на базаре всё больше полощат В. Путина, виня его во всех бедах. Настроение у народа паршивое. 

Да, для В. Путина ситуация хоть и медленно, но меняется к худшему. Похоже он, сам того не желая, после третьего срока избрания, ступил на минное поле российской неприязни и легко может стать той мишенью, в которую спустя какое-то время полетят стрелы гнева.

В России так уже бывало не раз. Всеобщее обожание в одночасье сменяется всеобщей неприязнью. Прежде глубинка голосовала за Путина во многом потому, что понимала во многом леденящее безденежье ельцинской поры, а с приходом Путина в Кремль тут хоть что-то ожило, хоть пенсионеры стали получать свои крохи. Сегодня этих крох не хватает на еду, а квитанции за ЖКХ (опять говорят о повышении) с означенной в ней четырёхзначной цифрой может сыграть в российской политике куда большую роль, нежели пакеты акций многомиллиардного номинала, по воле случая оказавшихся в руках тех, кто ныне приближен к власти или сам власть.

 В российской глубинке постепенно зреет негативное отношение к власти ​

Проблема не в том, чтобы посулить или даже дать людям глубинки что-то в успокоение. За последнее время люди в полной мере познали цену обещаниям. Сама жизнь в российской провинции не переменилась, а только ухудшилась. Благ вроде стало больше, но доступ к ним усложнился. Не многие могут ими воспользоваться. И эта разница в бытовой сфере может подвигнуть людей на осмысленный протест с непредсказуемыми последствиями. В глубинке уже сейчас горько шутят – Не важно, как проголосуем, главное как посчитают! Народ всё понимает, но пока молчит.

Социологи утверждают, что граждан, недовольных своим положением, в столице и в крупных городах больше, нежели в провинции. И это неверный посыл. В такое трудно поверить, ведь провинция живёт хуже, чем Москва, которой она завидует, и провинциалы уже дано называют себя презрительно «замкадниками».

Можно ли утверждать, что в провинции люди довольны своим нынешним положением? Нет. Цены ползут вверх, причём на все виды товаров, а зарплаты на негосударственных предприятиях остаются пятилетней давности. Индексации никакой, а у бюджетников она есть, но какая? Две трети, а может и больше, провинциалов живут «самиздатом», а как? На этот вопрос различные ответы. Безденежье определяет политическое умонастроение в провинции, а ложь с телеэкранов вызывает вопрос – Куда деваются те деньги, которые, якобы, выделяются на повышение благосостояния людей? Раньше мои знакомые из провинции насчёт властей, как местных, так и столичных, редко высказывались. Сейчас стало много хуже – и заговорили, но пока вполголоса – Вот ты скажи, как на такую зарплату или пенсию жить можно? Если половина этого мизера уходит на ЖКХ! Что остаётся? Крохи.

 В российской глубинке постепенно зреет негативное отношение к власти ​

Люди в провинции недоверчивы, жизнь научила. Они ничего не скажут откровенно чужакам. А почему? Потому что до их начальника (бугра), выше которого только Путин и Господь Бог, рукой подать, и месть его непредсказуема. Никакие уверения, что всё будет анонимно и ничего подписывать не надо, не помогут. Ошибаются те, кто думает, что это забитость и пассивность. Это житейское неверие в справедливость, выработанное веками – «Вы уедете, а нам тут жить!».  

Как говорит мой друг из Воронежской области, тоже на правах анонимности, - Написал письмо вверх и уже забыл о нём. Но видно как-то оно попало адресату. Как тут понаехало бугров из района. Каких только бед не сулили они мне, если не заберу свою жалобу назад. Но что больно – начали давить через детей. Бандитские приёмы… Кто после такого будет откровенничать? 

Политическая провинция ничего сама не выдумывает, только заимствует. Что обращает внимание в облике провинциальной власти? Она как две капли воды похожа на федеральную. Большие начальники маленьких городов, не говоря о губернаторах, также окружают себя исключительно преданными людьми, используя административный и бюджетный ресурс, способствуют процветанию бизнеса близких и дальних родственников, задвигая или ликвидируя конкурентов, оказывают покровительство полезным для себя структурам, например, местным СМИ, которые постоянно превращают их просчёты в блестящие победы. Это всюду – исключения редки.

Но главное, сходство местной власти с федеральной, это кастовость. Начальники для «своего круга» организуют наглухо закрытую от постороннего взгляда жизнь, никак не соприкасающуюся с жизнью голосующего электората. Что можно с этим поделать? Ровным счётом ничего. Это тот самый случай, когда опухоль «бугризма» перешла в стадию метастаз. И очищения не произойдёт, если живительная операция не начнётся сверху!  

Но начнётся ли? Пока посылов к этому не наблюдается. 

А сейчас российская провинция только стонет. Если ориентироваться на то, чем она располагала в советские времена, то она потеряла огромное количество рабочих мест: многое из старого разорили и разграбили, а ничего нового не создали. Те изыски, что дал «рынок» в провинции спросом не пользуются, не по карману. Молодёжь бежит в крупные города, провинциальная Россия пустеет, и только один Господь Бог знает, во что это выльется! 

Общество

Мишустин заявил, что третья российская вакцина от COVID-19 поступит в оборот в ближайший месяц

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью