Аргументы Недели Мнение 13+

Хотим ли мы оставаться Россией?

, 18:19

Хотим ли мы оставаться Россией?
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

То, что в России наступил острый демографический кризис, ясно уже всем или почти всем. Население страны сокращается, и опережающими темпами уменьшается количество людей, живущих в деревне. Многие общественные и​ государственные деятели высказывают свою точку зрения по этому поводу и рассуждают о путях выхода из кризиса или хотя бы из острой его фазы.

Впереди всех, как и положено, выступают люди науки: кому, как не учёным, пристало предвидеть наступление болезненных явлений в жизни государства и общества, анализировать эти явления и предлагать рецепты избавления от грозящих последствий надвигающегося или уже наступившего кризиса.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Ещё в начале «нулевых» доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН Владимир Милосердов привёл интересные цифры: в 33 тыс. населённых пунктов проживает в среднем по 1,76 человека, ещё в 14 тыс. – по 7,8 человека. Казалось бы надо эти мини-очаги народонаселения спасать. Но мы последние ​ десятилетия постоянно слышим о другом - об оптимизации населённых пунктов в «глубинке», что означает зачистку там школ, больниц, любых очагов цивилизации. Достигается этим экономия казённых средств. А люди?... Спасаются кто как может от такой «оптимизации». Безлюдных пространств в России становится всё больше, а люди, остающиеся жить в деревне, рассматриваются то ли как конченные неудачники, то ли как «оригиналы».

Хотим ли мы оставаться Россией?

Со времён подсчётов, произведённых профессором, прошло много времени, и в 2010-е​ годы российская власть не только не поддерживала, а путём уже упомянутой «оптимизации» подталкивала процесс обезлюживания сельской местности. Поэтому количество «живых» населённых пунктов ​ уменьшалось, а увеличивалось число полностью пустых (без населения) деревень.​ Будущая перепись населения РФ покажет действительную картину, а пока можно руководствоваться только данными переписи 2010 года и видимыми тенденциями. А они плачевны…
​ Наши учёные​ предлагают пути выхода из этой не совсем здоровой ситуации.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Например, Борис Кагарлицкий – социолог, кандидат политических наук, писатель и публицист, выступая на страницах «Новой газеты», заявил, что поскольку Россия переживает демографический кризис, «единственным (?) реальным ответом общества является не закрытие границ…, а, наоборот, поощрение иммиграции. При том, разумеется, что новоприбывшим​ создаются условия для того, чтобы почувствовать привязанность к своему новому дому». В своих дальнейших рассуждениях на эту тему г-н Кагарлицкий​ делает упор на то, что такими желанными иммигрантами в России должны быть в первую очередь китайцы и вьетнамцы. Главный аргумент – их много,​ они трудолюбивы,​ и «готовы работать… и доказывать свою полезность новой стране».
Сразу появляется некоторое недоумение: а что, те, кто испокон веков​ живёт в России, не очень трудолюбивы и не готовы быть полезными своей стране? Так ли это? Правда их – коренных жителей - несравнимо меньше, чем китайцев с вьетнамцами, но это ведь как посмотреть… Если мерить не только количеством людей, а смотреть на проблему со всех сторон. И что актуальней и спасительней для государства: создавать условия новоприбывшим, чтобы они «привязались к своему новому дому» (привяжутся ли?), или улучшать те же условия коренным жителям своей страны?

Хотим ли мы оставаться Россией?

Ещё дальше в своих рассуждениях на тему спасения России от ​ демографического и экономического кризиса идёт Жанна Зайончковская, кандидат географических наук, руководитель лаборатории миграции населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН (и обладатель ещё ряда звонких титулов).

Хотим ли мы оставаться Россией?

Г-жа Зайончковская, приведя пугающие цифры о сокращении населения на российском Дальнем Востоке и об одновременном росте количества жителей в соседней стране по другую сторону Амура, делает потрясающие выводы: предлагает заселять китайцев у себя, чтобы восполнить наш демографический спад. Цитата: «… до сих пор во властных структурах нет чёткого понимания, что китайская иммиграция объективно обусловлена интересами России».

Хотим ли мы оставаться Россией?

Интересно, конечно, чьими и какими «интересами»? Как надо понимать интересы своей страны, чтобы предлагать​ заселять её просторы людьми чужой страны, другого языка, другой культуры, другой религии, других нравов и обычаев? Давать им землю в России, считать, что 10 миллионов китайцев – это что-то вроде необходимого минимума? И желать, чтобы китайцы​ стали вторым по численности народом РФ!?
Дальнейшие рассуждения титулованной учёной бросают в дрожь от мысли: а вдруг и правда начнётся такое? «Если Россия не согласится на каких-либо условиях дать землю китайцам и другим иммигрантам, она так и останется неосвоенной… Других альтернатив к сожалению, нет.» Да есть альтернатива, г-жа Зайончковская, есть – надо только «смотреть на проблемы ширьше, а к людЯм относиться​ мягчее» (извините, что привёл цитату из лексикона не самого симпатичного персонажа кинофильма о приключениях Шурика). Русские люди не все ещё спились (извините), и не все потеряли чувство Родины, чтобы вот так, запросто​ отдать свою землю китайцам, от которых потом неизвестно, чего ждать. Вообще-то известно, примеры китайской экспансии за пределами Поднебесной имеются, и надо эти примеры знать, прежде чем предлагать фантасмагорические идеи спасения Родины от напасти под названием разруха и обезлюдение сельской местности.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Есть однако же надежда, что подобные идеи так и останутся рецептами, пожеланиями отдельных лиц… И не обсуждать их дальше. Разве что привести ещё одну цитату из рассуждений Жанны Зайончковской: «С точки сохранения единства России, возможно, разумнее пошире открыть двери китайцам на Западе страны, создавая им условия для более равномерного расселения по российской территории».

Хотим ли мы оставаться Россией?

Опять призывают создавать условия не для русских людей, пока ещё живущих на селе, а для китайцев! И, начав с Приамурья и Приморья, двигать китайцев дальше – на запад. Да что же это за напасть такая? Откуда такие взгляды и такие рецепты? И почему, наконец, «товарищи учёные, доценты с кандидатами» - географы, социологи и политологи не знают, что такое народ? Загляните в любой энциклопедический словарь, найдите там на букву «н» и не давайте нелепых рекомендаций.
Можно, конечно, улыбнуться таким взглядам – ведь во властных инстанциях (слава Богу) пока эти взгляды и предложения всерьёз не обсуждаются.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Но в Государственной Думе уже прозвучало. В период работы ГД РФ​ VI созыва ​ депутат от фракции ЛДПР Илья Дроздов выступил с предложением, прямо вытекающим из слов учёных мужей и дам. Господин Дроздов предложил одним махом решить две большие проблемы, стоящие перед Россией: демографическую проблему и проблему производства сельскохозяйственной продукции в количествах, достаточных для самообеспечения страны продуктами питания и сырьём для лёгкой промышленности.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Каким образом? Да очень просто: для этого по предложению ​ депутата (теперь уже бывшего) надо заселять наши пустующие земли с вымирающим русским населением китайскими, японскими и северокорейскими крестьянами. ​ Разумеется, обустройство и заселение бывших русских сёл и деревень означенными иностранцами должно осуществляться «под руководством граждан России». А как же иначе? Нельзя же бесконтрольно запустить на нашу территорию миллионы иностранцев и позволить им обустраиваться самим! Спасибо хотя бы, что «руководство» останется за нами, раз уж дошли до такого состояния, что прокормить сами себя не можем. Будем руководить, а кормят нас пускай китайцы и прочие граждане с дальневосточного зарубежья. И почему бы для полноты картины не позвать ещё и индусов с бенгальцами – их ведь тоже много, намного больше, чем русских людей? И чтобы засилья, допустим, китайцев не было; для межнационального баланса, так сказать. А русские мужики пусть бегут в города и освобождают землю?

Хотим ли мы оставаться Россией?

Идея достаточно экстравагантна и не вызвала особых комментариев, осталась вроде бы незамеченной и забытой. Но есть ведь примеры, когда не очень разумные и на первый взгляд безопасные идеи овладевали умами масс и становились лозунгами для революций. Поэтому вбрасывание ​ в информационное пространство необычных, но кажущихся заманчивыми идей, может кого-то «наверху» привести​ к мысли: а что, если попробовать? Глядишь, и правда результат будет что надо!
Интересно, а если и впрямь представить, что эти инициативы и рекомендации​ будут реализованы - в какой стране мы окажемся по прошествии ряда лет? Уж точно эта страна будет не Россия.
Русская деревня веками не только кормила страну, но и давала рабочие руки для заводов и фабрик, пополняла ряды интеллигенции, ставила свою молодёжь в ряды защитников Отечества. Хранила народные обычаи и язык, обеспечивала, если можно так сказать, русскую идентичность, в отличие от более восприимчивого ко всякого рода иноземщине городского населения.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Не будем перечислять все события и катаклизмы последнего столетия, а примем за факт нынешнее плачевное состояние русской деревни, которая уже не может в полной мере выполнять свои задачи. И что же? Сделать российскую деревню китайско-корейско-вьетнамско-японской? Каких рабочих и инженеров, врачей и учёных, каких солдат, наконец, будет поставлять такая деревня? Каким станет российский народ через пару поколений? На каком языке будет говорить? Народ – это не механическая совокупность людей и не просто «трудовые ресурсы», а система связей, предопределяющих их единство и солидарность. Связи языковые, религиозные и ещё шире – мировоззренческие; хозяйственные связи, экономическое поведение и характер производства – это тоже ведь веками складывалось. И не на пустом месте, а в точном соответствии с климатическими, почвенными и другими природными особенностями российских земель. Не рис, соя, арахис и гаолян характерны для наших ​ полей, не разведение уток и устриц привычно в нашем ​ селе, не они определяют лицо нашего сельского хозяйства. Есть, конечно, общие направления: пшеница и свиноводство, например, но всё равно различий со странами – рекомендуемыми донорами трудовых ресурсов у нас больше, чем общих черт. Дадут ли китайцы-вьетнамцы-корейцы-японцы (если переедут на российские просторы) ту отдачу, которая нужна нашей стране и возможна на нашей земле?

Хотим ли мы оставаться Россией?

Неизвестно, конечно, захотят ли крестьяне из этих стран переселяться в массовом порядке в Россию, но это для данной темы и не важно. Важно другое: почему инициаторы подобных предложений не подумали о миллионах русских людей, живущих по всему миру, развеянных революционными бурями по самым разным странам света, но не забывших, что они – русские. Здесь речь пойдёт не об эмигрантах, проживающих в «парижах и лондонах» (о них тоже можно и нужно говорить, но не в данном контексте), здесь хотелось бы сказать о миллионах русских именно крестьян, проживающих за рубежами России. Эти люди привычны к сельской жизни и способны к тяжёлому сельскохозяйственному труду. Они в массе своей сохранили православную веру и присущие​ ей семейные ценности, трезвое и рассудительное поведение в работе и в быту. Они покинули Родину не в поисках лучшей жизни и не из прихоти, а спасаясь от расказачивания, раскулачивания, сплошной коллективизации сельского хозяйства, от преследований по религиозным мотивам, наконец.

Хотим ли мы оставаться Россией?

В современных российских СМИ уже не раз сообщалось о целых русских деревнях в странах Латинской Америки, например. Живут там русские люди, выращивают бананы с ананасами, «воюют» с москитами, змеями и прочими тропическими напастями, но не забыли язык и веру предков, передают их в чистоте из поколения в поколение, и что характерно – практически не ассимилируются, не смешиваются с местным населением, в отличие опять-таки от эмигрантов, осевших в городах и быстро ставших «как все». Так и живут – своими сёлами и своим – русским обычаем.
Почему бы законодательную энергию и практическую деятельность государственных мужей не направить на проблему возвращения таких крестьян в Россию? Это нелегко и не просто. Но по положительному эффекту несопоставимо с затеями по привлечению в нашу страну людей чуждых – по языку, религии, поведению, семейным и хозяйственным привычкам.

Хотим ли мы оставаться Россией?

Вернуть в Россию русских крестьян – задача своевременная, экономически необходимая и нравственно благородная. Затраты? Да они будут в разы меньше затрат по расселению китайцев-вьетнамцев-корейцев-японцев! Дать землю (примерно на условиях столыпинской реформы) и ссуду на постройку дома, а остальное эти люди сами сделают… Ни русскому языку учить, ни синтоистские, буддийские,​ и прочие храмы и пагоды строить не надо. А вот православные храмы всегда были притягивающим центром при создании новых поселений на Руси.​ И чем скорее наши государственные мужи возьмутся за решение этой задачи, тем ближе наша продовольственная безопасность, и тем быстрее мы выйдем из «демографической ямы», в которой пребываем уже три десятка лет. И никакого ущерба для нашей национальной идентичности, для русского языка и культуры.

Хотим ли мы оставаться Россией?

​Для нашей государственности, наконец. Чего не скажешь, если вдруг в одночасье российские просторы окажутся в руках миллионов китайцев и прочих не просто пришлых, а специально завезённых людей другой национальной и культурной идентичности.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Как в России муниципальная власть уничтожает частный бизнес

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью