Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели live

«Без подпитки финансирования терроризма невозможен и сам терроризм»

, 20:00

«Без подпитки финансирования терроризма невозможен и сам терроризм»
Фото: rusforce.org

В Волгограде в течение суток произошло два террористических акта. От рук моральных уродов гибнут ни в чем не повинные люди, дети… Специально для «АН» на вопрос «Может ли после этих злодеяний усилиться волна национализма в России?» отвечают…

 

Татьяна Москалькова, зампред комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, доктор философских наук, доктор юридических наук, профессор, генерал-майор милиции:

«В мечетях идет открытая пропаганда радикальных идей и призывов к уничтожению неверных»

- Безусловно, любой террористический акт - это детонатор общественного спокойствия, который обнажает проблемы координации взаимодействия между правоохранительной системой, органами власти и населением. Любой теракт обнажает те недостатки, недоработки, которые существуют в системе обеспечения безопасности личности, общества и государства в целом.

Закон о противодействии терроризму требует, что должны создаваться центры, штабы антитеррористической деятельности и т.п. В рамках деятельности этих штабов, которые, как правило, возглавляет руководитель субъекта федерации, должны координироваться вопросы   профилактики.

Кроме того, теракты обнажают вопросы  недостаточного финансирования той негласной работы, без которой сегодня невозможно проведение профилактических мер, в том числе и агентурных методов работы, приобретения техники нового поколения и т.д.

Сегодня по инициативе Путина развернулась существенная работа, связанная с прекращением деятельности «банков-прачечных», где идет обналичивание огромных сумм. Как известно, без подпитки финансирования терроризма невозможен и сам терроризм. Это касается как наших банков, так и банков стран СНГ.

Именно здесь нужно очень жестко проводить работу, и для этого сейчас нужна просто политическая воля. У нас сегодня достаточно законодательства для того, чтобы прекратить деятельность банков, занимающихся обналичиванием. Первым стал «Мастер-банк», и сейчас проводится работа по другим банкам. Что касается территории других государств СНГ, то там несколько иная, более сложная работа.

ФСБ делает очень многое. Они главные по борьбе с терроризмом, и до нас доходит только небольшая часть результатов их деятельности. Это касается, в том числе и усилий по прекращению организаций радикального толка, ваххабитского плана и т.п.

Сегодня мы сталкиваемся с тем, что в мечетях идет совершенно открытая пропаганда радикальных идей и призывов к уничтожению «неверных» во всех тех формах, в которых существует радикализм. Думаю, что должен быть жесткий запрет на эти структуры, на такие проповеди и на всю идеологию в целом. Государство и общество должно этому противостоять, и, конечно, здесь должна проводиться межконцессиональная работа.

Что касается антитеррористической деятельности, например, США, то они вывели борьбу с терроризмом за границы государства. Это и поход на «Аль-Каиду», и работа на территории Афганистана, и многие другие примеры. Но у них терроризм - это был внешний враг, а у нас северокавказские регионы нередко сами бывают его питательной средой.

Да, нужно очень жестко выявлять центры подготовки террористов и прекращать их деятельность. Не секрет, что для этого нужны людские силы, система обучения, финансирование и т.п. Что ж, у нас для этого есть соответствующие структуры. Это и Антитеррористический центр СНГ, и Бюро координации противодействия организованной преступности СНГ. Одной только России на постсоветском пространстве невозможно решить этот вопрос.

Сегодня наиболее успешной из интеграционных систем этого направления является ОДКБ – Организация договора коллективной безопасности, которая перешла от создания теории борьбы с терроризмом к практическим действиям. Это и проведение совместных операций, и договоренность о совместных банках данных и т.п.

Но, к сожалению, на сегодняшний день нет и не предусмотрено существующими соглашениями наличие совместных международных следственно-оперативных групп, которые бы действовали в условиях совершения террористического акта.

То есть если мы сегодня преследуем террористов или организаторов террористического акта до границ, предположим, с Казахстаном или Таджикистаном, то дальше не можем ни пересечь границу с оружием, ни проводить там оперативно-розыскные мероприятия. Для этого должны быть уже масштабные, международного уровня следственно-оперативные группы, которые могли бы согласованно действовать на этой территории, имея все полномочия.  

Что касается того, не являются ли теракты в Волгограде вызовом Путину перед Олимпиадой в Сочи, то я не готова сделать такой вывод. Если мы вспомним террористические акты, скажем, за последние пять лет, то они осуществлялись чуть ли не каждый год. Это и теракт в московском метро с крупными человеческими жертвами, и взрыв двух самолетов, и Домодедово... Можно продолжить этот ряд, не говоря уже о терактах с меньшими человеческими жертвами, которые постоянно происходят в Дагестане, на территории Северного Кавказа.

Думаю, что это не связано с подготовкой Олимпийских игр. Но сегодня каждый из нас  должен задумываться о безопасности при проведении масштабных массовых мероприятий спортивного и общественно-политического характера.

Терроризм бессмыслен, но его суть - именно в устрашении и массовости человеческих жертв. Поэтому мы сейчас должны предпринять беспрецедентные меры для того, чтобы выполнить комплекс мер по безопасности Олимпиады. И он, кстати, разработан и Министерством внутренних дел, и ФСБ, где есть конкретный план действий и понимание по технике и людям.

Это очень тяжелая работа, и мы видим только небольшую часть айсберга той работы, которую проводят правоохранительные органы. Здесь нужно максимально задействовать людей, которые могут быть полезны в противодействии терроризму. Это и народные дружины, которые могут давать информацию о людях подозрительного толка, и ЧОПы, и частные детективные агентства и т.п.

У нас имеется достаточно большой отряд активистов, которых можно было бы задействовать не непосредственно на территории Сочи, а далеко за его пределами. Ну и, конечно, это правоохранительные силы других государств, без которых невозможно, если ограничиться только территорией России,   создать пояс безопасности, чтобы он был эффективным и прочным.

Армен Джигарханян, народный артист СССР:

«Сейчас власть должна проявить всю свою волю»

- Как же это так, когда взрывают ни в чем не повинных людей!? Конечно, у нас люди терпимые, но разве можно быть терпимым, если кто-то из твоих родных, близких или знакомых был взорван? Знаете, терпимость в данном и очень тяжелом случае – не самая лучшая вещь.

Я очень боюсь этого, но националистические настроения могут усилиться. Ведь у нас далеко не все люди разумны, а уж если во время теракта у кого-то кто-то пострадал… Сейчас власть должна проявить всю свою волю.  

Вадим Густов, вице-спикер Законодательного собрания Ленинградской области, бывший первый зампред правительства РФ (1998-1999 гг.), бывший член комитета Совета федерации по делам СНГ:

«Сейчас эта боль – буквально в сердце каждого из нас!»

- Надо сделать все возможное, чтобы этого не было. Мы – многонациональная страна, а эти сволочи делают вызов всему нашему обществу! Люди сейчас смотрят на руководство страны, на силовые структуры и надеются на них.

Сейчас эта боль – буквально в сердце каждого из нас! Люди думают, а вдруг подобное случится и с моим ребенком? Мы уже вошли в такую стадию, что нужно принимать такие меры, чтобы народ почувствовал, что власть предпринимает все, чтобы кардинально повлиять на ситуацию.

 

 

Мнения, высказываемые в данной рубрике могут не совпадать с позицией редакции

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

В мире