Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Интервью 13+

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

, 12:48 ,

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

Инна Лясковец окончила Школу-студию МХАТ. Работала в театре Армена Джигарханяна, сейчас служит в Театре Сатиры. Зритель знает актрису по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Срочно в номер», «Белый песок», «Журов», «Возвращение Мухтара», «Всё включено», «Опасный соблазн», «Дважды два» и др. В текущем сезоне в Театре Сатиры состоялась премьера спектакля «Невольницы» по пьесе Александра Островского, где Инна Лясковец сыграла одну из главных ролей.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Инна, чем вам интересна роль Софьи Сергеевны в «Невольницах»? Насколько актуальна тема пьесы для современного зрителя?

- Во-первых, это моя первая большая работа в Театре Сатиры. И, конечно, мне было очень интересно сначала работать над ролью с режиссёром Михаилом Мокеевым, а потом уже на выпуске посчастливилось репетировать и с самим Сергеем Ишхановичем Газаровым, художественным руководителем театра. Роль Софьи Сергеевны – одна из ключевых в спектакле, потому что это контрапункт главной героини Евлалии. Евлалия проходит путь от чистой любви к моей Софье Сергеевне, становится такой же циничной, стервозной, расчётливой.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Вам стерву тяжело было играть?

- Нет, нисколько. Все считают, что я стерва по жизни, но это не так. Я могу быть достаточно жёсткой, а глубоко внутри - очень ранимый человек. Но для роли я постаралась найти в своей душе необходимые черты. Что касается проблематики «Невольниц», то это очень актуальная пьеса на сегодняшний день. Отношения между мужчиной и женщиной – всегда сложный процесс. Вот Армен Борисович Джигарханян, в театре которого я работала, постоянно говорил, что всё поддаётся каким-то законам, но «самка и самец» – главное сопротивление в жизни. Очень сложно найти своего человека, женщину или мужчину. А потом сложно сохранить отношения, будучи в браке. В «Невольницах» идёт разбор классической семейной ситуации. И сейчас в семьях муж часто намного старше супруги, и от этого возникают те или иные проблемы.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- А как вы сами относитесь к подобным мезальянсам, когда мужчина, скажем, лет на сорок старше своей возлюбленной?

- Нормально к этому отношусь. У меня нет рамок в любви и отношениях. Если людям комфортно вместе, если они сумели договориться, то всё прекрасно и замечательно. Разница в 40 лет?.. На моих глазах разворачивались любовная история между Арменом Борисовичем и Виталиной, Олегом Павловичем Табаковым и Мариной Зудиной. Я ведь училась в Школе-студии у Михаила Лобанова, близкого друга и соратника Табакова, поэтому Олег Павлович много времени посвящал именно нашему курсу. Как раз Олег Павлович и Марина, мне кажется, смогли договориться. Была и любовь, да и влюбиться в учителя, в великого человека очень даже можно. И я бы так, наверно, смогла.

 У меня самой в жизни был такой опыт, мужчина был старше меня на 20 лет, так что я знаю, в принципе, про что пьеса Александра Островского «Невольницы».

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Расскажите подробнее об Армене Борисовиче Джигарханяне. Какой он был человек, партнёр, учитель?

- Я с ним достаточно много общалась – и в жизни, и на сцене. Мы играли вместе, я репетировала Марию Стюарт в «Башне смерти», огромную роль, Армен Борисович очень мне помогал. Джигарханян – человек контрастов. Он мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть. Но у него огромное сердце, он относился к актёрам - как к своим детям. А мне повезло особенно, я в любой момент могла постучаться к нему в кабинет, рассказать о своих жизненных проблемах. Разные были ситуации. Например, Армен Борисович в сложные годы поселил меня в театральную квартиру, когда мне негде было жить.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- А что такое «театральная квартира»? Как у разведчиков - «конспиративная»?

- У нас была трёхкомнатная, и в каждой комнате жили наши актёры. Это такой подарок от государства, дело было ещё при Юрии Лужкове. И, кстати, тогда актёры имели возможность выкупить эти квартиры по госцене, несколько человек так и сделали.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- У вас был момент, когда Джигарханян после сильной любви вас возненавидел?

- Не то чтобы возненавидел, но и у меня были времена немилости. Чем больше театр, тем больше слухов, сплетен, интриг. Это нормально, в любом театре подобное присутствует. И кто-то донёс Армену Борисовичу, что я что-то сказала не то, хотя на самом деле я такого не говорила. И вот на пару лет я была так сказать отлучена, почти ничего не играла и ничего нового не репетировала. Такая у Джигарханяна была немилость – на пару лет. Но хорошо, моя «опала» совпала с рождением дочери, поэтому всё было не так плохо. Потом Армен Борисович про меня вспомнил, тем более, что в одном спектакле понадобилась поющая актриса, а я хорошо пою. Я была «прощена». Вообще Армен Борисович Джигарханян был очень добрый и мудрый человек, но если он кричал, то кричал так, что стены сотрясались…

 Много мудрых фраз он мне подарил. Чем ближе Армен Борисович был к своему уходу, тем чаще рассуждал о высоком, о жизни, об искусстве.

Помню его прекрасную фразу: «Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины».

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Сильно!

- Да. Почему театр на сегодняшний день – это как спасательный круг для людей? Потому что в нём можно уйти от текущей реальности, да я даже по себе сужу – театр спасает меня от всех новостей, от того, что сейчас происходит. Конечно, как нормальный человек я сопереживаю всем, но искусство, театр – это храм, где можно забыться. И для Джигарханяна, кстати, театр был храмом, домом, как и для нашего художественного руководителя Сергея Ишхановича Газарова, который говорит, что театр - «наш дом, семья», как и для президента нашего театра Александра Анатольевича Ширвиндта.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- В каких ещё спектаклях Театра Сатиры вы заняты?

- В постановке Сергея Землянского «Арбенин. Маскарад без слов», Сергея Ишхановича Газарова «Дядя Жорж», где я играю цыганку…

- Кстати, вы похожи! Есть цыганские корни?

- У меня есть югославские и украинские корни. В общем, крови намешано, и цыгане мне близки. Наверное, поэтому я люблю и цыганские песни, и мне так интересна их свободолюбивая культура, как и так схожая с цыганской культура Испании. Обожаю испанский язык, которым практически свободно владею. Вот в «Истории любовной» по Ивану Шмелёву моя героиня Серафима читает стихи Федерико Гарсия Лорки на языке оригинала. Вообще эта роль для меня особенно дорога. С самого начала репетиционного процесса мы стали большой семьёй, не просто ансамбль, а как-то по-особенному сдружились, мы друг друга поздравляем с днём рождения, с другими праздниками, куда-то вместе ездим.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Кстати, о поездках. Вы сыграли в комедии «Всё включено» роль туроператора. А какое у вас в жизни было самое экзотическое путешествие?

- Я много путешествую. Самые запоминающиеся поездки – Мальдивы, я была там три раза. И ни один день не проходил зря: по два-три дайвинга в сутки. Когда я получила несколько сертификатов, мы уплывали в какие-то заброшенные места, без туристов, и там видели по 10-15 акул, например. Или черепаший город. Огромная отвесная стена под водой и в ней домики для черепах. От гигантских до самых маленьких. Говорят, что этих животных нельзя гладить, но я потрогала одну.

 И с акулами нормально общались. Они подплывали достаточно близко, когда они в группе, они не боятся, чем больше группа, тем акулы активнее себя ведут. Я даже видела однажды белую океаническую, она продефилировала подо мной, внизу. Когда сытые, акулы не нападают. Вот тигровые опасны, могут даже съесть человека.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Сейчас дайвингом занимаетесь?

- Сейчас я переключилась на горные лыжи. Ездила во Францию, Австрию, Италию, даже была в знаменитом Куршавеле.

- И как вам Куршавель?

- Он хорош тем, что есть какая-то жизнь вокруг. Есть куда сходить, что посмотреть. Но сказать, что там какие-то особенные трассы, не могу. Мне, например, в Австрии больше нравится.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Звучит, как музыка из далёкого прошлого… Вы часто играете исторических персонажей. Вам нравится погружаться в другую эпоху, носить старинные платья? Удобно в них?

- Мне это очень нравится, мне всегда помогает костюм. Кринолин или корсет дают другую пластику - прямая спина, открытая шея, совсем иначе руки себя ведут. Подобный костюм быстрее погружает в нужный образ. Вот как играть королев? С одной стороны, Армен Борисович, когда я репетировала Марию Стюарт, говорил – «не играй жабо».

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- То есть?

- Вздёрнутый нос, надменное лицо. Но и, конечно, это не может быть сгорбленная старушка, должен быть человек, уверенный в себе, который входит – и все затихли. Он вносит с собой власть. И костюм в этом случае тоже очень помогает.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- А в жизни вы модница, следите за тенденциями, гоняетесь за брендами?

- Модница, но за брендами не гоняюсь, скорее, за стилем, в каждой марке нахожу своё. Очень люблю красивую, модную, экстравагантную одежду. Обожаю красный цвет! У меня целая коллекция красных платьев.

Актриса Инна Лясковец: «Джигарханян мог сегодня сильно любить, а завтра легко возненавидеть»

- Красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- Есть режиссёры, которые умеют с красотой работать, могут её подчеркнуть. А есть те, кто говорит – да она красотка, и её только как украшение спектакля можно использовать! Какое-то клеймо, вероятно, есть: что красивый не может быть талантливым. На мой взгляд, это как-то неправильно, это предубеждение. Мне в своё время не дали сыграть некоторые «мои»роли, возможно, из-за моей яркой внешности, а может, потому, что ещё не была к этому готова. Да, некоторые роли прошли мимо меня, но многие ещё впереди. В Школе-студии МХАТ меня определили как характерную героиню. Властная, сильная, мудрая женщина. В принципе, пока всё постепенно так и складывается. Дай Бог и дальше так будет!

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Общество