Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Интервью № 45(840) от 15 ноября 2022 13+

Политолог Михаил Ведерников – о примерах конструктивного отношения к РФ в Европе

, 18:50 , Обозреватель отдела Общество

Политолог Михаил Ведерников – о примерах конструктивного отношения к РФ в Европе
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Фото РИА Новости

Писатель, философ, политический мыслитель Ф.М. Достоевский, разделявший антизападнические взгляды, тем не менее утверждал: «А между тем нам от Европы никак нельзя отказаться. Европа нам второе отечество, – я первый страстно исповедую это и всегда исповедовал». Тем важнее для нас сегодня те европейские государства, которые сохраняют к нам лояльность, пусть даже лишь некоторую. Речь о Сербии и Венгрии. Гость «АН» – политолог Михаил ВЕДЕРНИКОВ, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН.

Прагматика вместо идеологии

– Почему именно Сербия и Венгрия оказались конструктивнее других европейцев в отношении России?

– В Венгрии это напрямую связано с личностью премьера Виктора Орбана. Когда после начала СВО все остальные государства ЕС приняли решение о поставках вооружения Украине, Венгрия как член ЕС и НАТО чётко сформулировала своё желание оставаться в стороне от конфликта. Гуманитарные поставки Украине – да, помощь беженцам – да, поставки вооружения – нет. Важно подчеркнуть: позиция Орбана не пророссийская – она провенгерская. Центральная идея всей его политики такова: нас это не касается, а при вовлечении в конфликт мы можем нарваться на далеко идущие последствия.

И это не какие-нибудь заявления для внешнего пользования. Внутри страны Орбан придерживается той же позиции – не оказывает давления на венгерский бизнес, работающий в РФ (как это делают в отличие от Орбана правительства других центральноевропейских стран, прежде всего чешское). Как результат – ни одна венгерская компания не заявила о решении полностью прекратить бизнес в России, в том числе четыре крупнейшие компании, у которых товарооборот составляет более 100 миллионов долларов в год.

Прагматизм – вот основа политики Орбана. Лидеры других стран ЕС повёрнуты на «ценностной повестке», их выбор – помогать Украине, «защищать европейские ценности», пускай от этой помощи страдает само население стран ЕС. Для Орбана же главное – интересы венгров. И эта позиция оправдывает себя: Венгрии удалось получить скидки на российские ресурсы. Соответственно, избиратели правящей партии «Фидес» не разочарованы. К слову, результат партии на апрельских выборах оказался нетипично высоким для парламентских республик – 54%.

– А что насчёт Сербии?

– Там ситуация несколько иная. Если в Венгрии среди населения не наблюдается никакой русофилии, то Сербия – единственная страна, где после начала СВО прошли массовые акции в поддержку России. Политическая элита Сербии придерживается евроатлантической ориентации, и сам президент Александр Вучич намерен привести страну в ЕС, однако приходится считаться с настроениями в сербском обществе. Отсюда – отказ присоединиться к антироссийским санкциям.

Кстати, насчёт общественных настроений. Интересно обратить также внимание на другую страну Центральной Европы – Словакию. Согласно опросу 2021 года, проведённому аналитическим центром либеральной ориентации, более половины опрошенных позитивно оценили деятельность РФ и лично Путина. Половина опрошенных назвала главной угрозой Соединённые Штаты, и только четверть – Россию (притом что Словакия является членом НАТО с 2004 года. – Прим. «АН»). Но, поскольку русофилия в словацком обществе отнюдь не так сильна, как в Сербии, правительство решилось проигнорировать эти настроения. В начале февраля оно заключило договор с США о военном сотрудничестве, при этом не вынесло его на публичное обсуждение. Против соглашения выступили не только оппозиционные политики, но и генпрокурор, потребовавший отправить документ на рассмотрение в Конституционный суд. Президент и парламент, где преобладают либералы, проигнорировали это требование.

Всё дело в том, что парламентская республика, каковыми являются государства Центральной Европы, позволяет воплотить в жизнь волю меньшей части общества. Ключевые посты в правительстве занимают члены победившей на выборах партии, а для победы на выборах не требуется набрать более половины голосов – достаточно набрать, скажем, 35% (для сравнения: в России или в США правительство формируется президентом, т.е. политическим лидером, набравшим на выборах более 50% голосов. – Прим. «АН»). Соответственно, нельзя исключать, что в Сербии к власти придут радикально-западнические силы и объявят о признании Косово. Последующие за этим выборы они, скорее всего, проиграют, но дело будет сделано – новое правительство не сможет отменить решение предыдущего.

Второй фронт?

– О Косово. Ситуация там снова неспокойная. Войны нет, но так и тянет сказать «пока нет». В сербском обществе звучат призывы к России о помощи, которые находят отклик в сердцах наших ура-патриотов, – «повторим бросок на Приштину». Напомним читателям: речь идёт о событиях 1999 года, когда Россия при согласии Совбеза ООН ввела миротворческий контингент в Косово. Не очень понятно, как можно это «повторить». Наши войска тогда зашли в Югославию из Боснии, а сегодня наших контингентов по соседству с Сербией нет, плюс для России закрыто европейское небо.

– Да, я тоже не вижу технической возможности для этого, как и политической: Россия и сама в непростой ситуации. Да и не начнётся сейчас война в Косово. Европа с трудом принимает украинских беженцев, ей ни к чему второй фронт, хватает украинского – значит, ЕС усадит стороны за стол переговоров. К тому же воздействовать на Сербию нетрудно: её географическое положение уязвимо, она со всех сторон окружена странами НАТО да и выхода к морю не имеет. По той же причине я считаю, что рано или поздно её заставят присоединиться к антироссийским санкциям – это, увы, лишь вопрос времени. Особенно теперь, когда Хорватия заявила о скором прекращении транспортировки наших ресурсов в Сербию.

– Кстати, насчёт украинского фронта. Орбана подозревают в претензиях на территории компактного проживания этнических венгров.

– Подобные заявления в партии Орбана не звучат, хотя Украина даёт для них повод, совершая болезненные для венгров шаги. Например, недавно в закарпатском городе Мукачеве, где проживает значительное количество этнических венгров (7 тысяч человек, 8, 5% населения. – Прим. «АН»), был демонтирован обелиск с мифологической птицей Тулун – это зверь из венгерского эпоса. Вместо него установили трезубец.

– Похоже, история с Донбассом ничему не научила украинскую власть.

– Да, это очередное проявление иррационализма со стороны украинского истеблишмента, учитывая, что Венгрия приняла миллион украинских беженцев и выплачивает им пособия. Будучи, прямо скажем, не самой богатой страной ЕС.

Польские амбиции

– Ещё одна страна, о которой нельзя не вспомнить в разговоре о центрально-европейском регионе, – это Польша. Может ли она на определённом этапе стать заинтересованной в победе России и распаде Украины, с тем чтобы взять над Западной Украиной шефство?

- Полагаю, нет, потому что Польша и так оказывает огромное воздействие на всю украинскую политику с 2014 года: именно позиция Польши поспособствовала тогдашним процессам. Она исторически стремилась к установлению контроля над территорией нынешней Украины. США сделали ставку на Польшу как на амбициозное государство, недовольное своим геополитическим положением, – выбрали её в качестве противовеса другим странам ЕС, прежде всего Германии.

Обращу внимание на интересный сюжет, который недостаточно освещается. Польша – единственная страна Центральной Европы, обеспечившая свою энергетическую безопасность (потому что проводила диверсификацию ещё с 2015 года, когда к власти пришла партия «Право и справедливость», занявшая антироссийскую позицию). Сравните это с положением Германии, особенно после взрывов на «Северных потоках»: из-за дороговизны энергии производители уходят из ФРГ в другие страны. Соответственно, в течение ближайших 5–10 лет Польша сможет претендовать если не на лидерство в ЕС, то на равное положение с Германией. Центр Евросоюза смещается на восток, тем более что украинский вопрос для европейской повестки сегодня – основной.

– Польша и Венгрия, а также Чехия и Словакия объединены в Вишеградскую четвёрку. Благодаря этому союзу им удавалось отстаивать свои интересы в ЕС – например, своё нежелание принимать беженцев в 2015 году. Не трещит ли сегодня по швам Вишеградская четвёрка из-за противоположного отношения Польши и Венгрии к украинскому вопросу?

– Нет. Вишеградская четвёрка – неформальное и незабюрократизированное образование, оно не имеет руководящих органов, и отсутствие единства в каких-нибудь вопросах не становится для него проблемой. Формат четвёрки может как активизироваться, так и замедлять свою работу. В этом году общие мероприятия проводятся редко. В марте, когда ещё не была ясна конфигурация в отношении Украины, лидеры четвёрки встречались с Борисом Джонсоном, а в октябре состоялась встреча четырёх президентов, в ходе которой они выступили с общей декларацией – осудили Россию и высказались в защиту территориальной целостности Украины. Орбан на встрече не присутствовал: он, напомню, не президент, а премьер (в Венгрии президента избирает парламент). И хотя президент Каталин Новак тоже состоит в партии «Фидес», роль Новак – быть рупором антироссийской риторики. Говорить то, чего не может себе позволить Орбан.

– Ранее вы отмечали, что четвёрка, будучи правоконсервативным образованием, оказалась заинтересована в сотрудничестве с президентом США Дональдом Трампом. Уже давно Трамп не у власти, во главе США находится Джо Байден, поднявшийся на волне леволиберальной культурной революции, – а отношения Польши и США, к нашему сожалению, по-прежнему тёплые.

– Они будут тёплыми независимо от того, кто возглавляет США, как и от того, кто находится у власти в Польше. В 2015 году, когда польская партия «Право и справедливость» Ярослава Качиньского выиграла выборы, США могли быть заинтересованы именно в ней, но теперь уже любая власть в Польше будет антироссийской и проамериканской, потому что таков запрос польского общества. К счастью, не во всех странах Центральной Европы настроения граждан и элит так однозначны: в Чехии и особенно в Словакии есть влиятельные политики, настроенные иначе. Если бы выборы в Словакии состоялись сейчас, антироссийские силы потерпели бы поражение.

– Подытожим. Насколько важна для России лояльность центральноевропейских стран, будь то Словакия, Венгрия или Сербия? Для нас это принципиально или же, как говорится, мелочь, а приятно?

– Отвечу так. Если бы правительства Венгрии и Сербии занимали иную позицию, то ситуация для России не стала бы принципиально другой. Однако нельзя забывать о психологической стороне дела, особенно для нашей внутренней повестки: России важно видеть, что не все в Европе настроены против нас. При нехватке союзников каждая страна, настроенная к нам конструктивно, имеет значение.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей