Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Интервью № 31 (826) 10-16 августа 13+

Дипломат Владимир Пряхин — о роли ООН в современном мире

, 19:04 , Обозреватель отдела Общество

Дипломат Владимир Пряхин — о роли ООН в современном мире

События XXI века поставили ребром вопрос о неспособности ООН обеспечивать международную безопасность. Значит ли это, что организацию пора отправить в утиль, как поступили в 1946 году с Лигой Наций? Гость «АН» – ветеран российской дипломатии Владимир ПРЯХИН, доктор политических наук, кандидат исторических наук, профессор РГГУ.

– Как известно, Организации Объединённых Наций предшествовала Лига Наций, созданная под патронажем Антанты после победы над Германией в Первой мировой войне.

– Не все знают: истинным создателем Лиги Наций был отнюдь не президент США Вудро Вильсон, а русский царь Николай II. Изначально идею сформулировал Александр Горчаков, бывший канцлером Российской империи при Александре II и Александре III, а Николая II убедил в этой необходимости министр иностранных дел Михаил Муравьёв. Николай инициировал две международные конференции, положившие начало современному гуманитарному праву, и тогда же была высказана идея Лиги Наций. Но американцы умеют быстро всё патентовать – идею присвоил Вудро Вильсон. И только конкуренция между ним и его преемником на посту президента Уорреном Гардингом позволила выявить истину, поскольку Гардинг вовсю прославлял на Вашингтонской конференции русского царя, которого к тому моменту уже не было в живых.

Увы, Лига Наций в том виде, в каком её создали, себя не оправдала. Думаю, многие помнят фразу из «12 стульев»: «Что же ты молчишь, как Лига Наций?» (Смеётся.) Она не сумела предотвратить ничего: ни японскую агрессию на Дальнем Востоке, ни аншлюс Австрии Гитлером, ни мюнхенский сговор, открывший дорогу Второй мировой войне.

– Притом, будучи терпимой ко всему этому, Лига Наций исключила из своего состава Советский Союз (из-за Советско-финской войны).

– Верно. Когда вместо Лиги Наций создавалась ООН, этот эпизод учли – Устав ООН не допускает возможности исключить страну. И вообще отличий между Лигой Наций и ООН множество. В числе главных отличий, конечно же, стоит назвать Совет Безопасности, где присутствуют пять постоянных членов (и 10 непостоянных. – Прим. «АН»). Напомню, какие это государства: Россия, Китай, США, Великобритания и Франция. Также напомню, что каждый из постоянных членов имеет в Совбезе право вето, – таким образом зафиксирован принцип единогласия великих держав.

– Эти пять государств назначили себя главными в ООН просто по праву сильных?

– По праву победителей нацистской Германии. Правда, Франция заскочила только в последний вагон этого поезда – и то лишь благодаря энергии президента де Голля.

– А как заскочил Китай?

– Значение Китая в антигитлеровской коалиции было огромным. Оно недооценивается даже при датировке Второй мировой. Когда она началась, по-вашему?

– Учат, что 1 сентября 1939-го.

– Вот именно – учат. Наши учёные зачем-то повторяют это вслед за западными. Для кого она началась 1 сентября 1939-го? Для поляков, но не для китайцев и не для нас. К тому моменту уже 226 советских лётчиков-истребителей погибли, защищая небо Китая от японских захватчиков. Китай противостоял им с 1931 года.

– Любопытно вот что. Китай вступил в ООН до того, как в 1949 году власть в этой стране взяли коммунисты, провозгласившие Китайскую Народную Республику (КНР). Прежний режим – режим Чан Кайши, называемый просто Китайской Республикой (КР), – закрепился на Тайване, где и поддерживается последователями по сей день. КР оставалась членом ООН и Совбеза ООН вплоть до 1971 года, а затем её место передали КНР. Глядя на то, как трудно в современном мире добиваться международного признания новым режимам-государствам, диву даёшься, что КНР удалось стать членом ООН, да ещё и членом Совбеза ООН, да ещё и вместо КР. Особенно удивительно, что китайских коммунистов признал Запад.

– Действительно, интересная история. Поначалу победа коммунистов в Китае вызвала на Западе, как там говорили, great frustration – огромное разочарование. Как же так, крупнейшая по численности населения страна вдруг стала коммунистической! Однако в 1971 году американский дипломат Киссинджер убедил Белый дом: пора кончать с этой проигрышной для США дипломатической клоунадой, хватит поддерживать остров вместо огромного государства, надо научиться играть на противоречиях между КНР и Советским Союзом. Кстати, большинство представителей КР, работавших в ООН, благополучно перешли на работу в ведомство КНР.

Надо сказать, Сталин тоже был не в восторге от победы китайских коммунистов: во-первых, Мао Цзэдун из «младшего товарища» превратился в равноправного партнёра, а во-вторых, СССР поддерживал хорошие отношения с режимом Чан Кайши. Однако Сталин не мог пойти против идеологической доктрины – коммунисты должны поддерживать коммунистов. Поэтому Советский Союз поддержал КНР целиком и полностью. Вы знаете, из-за чего СССР так и не подписал мирный договор с Японией? Из-за того, что Япония и США отказались вести переговоры с коммунистическим Китаем и признать Тайвань его территорией.

– Вы посмеялись над тем, что Лига Наций в своё время молчала. В ООН не молчат, а толку? Право вето, присущее каждому из пяти постоянных членов Совбеза, призвано уберечь организацию от навязывания воли сверхдержавами другим сверхдержавам, и это правильно. В то же время данный принцип зачастую парализует работу Совбеза: при отсутствии единой воли постоянных членов он не может принять никаких решений.

– Самое известное и драматичное из решений, которые удалось-таки принять Совбезу, – ввод американских войск в Корею в 1950 году. Это стало возможным, поскольку СССР проигнорировал голосование (проигнорировал опять-таки из-за того, что в ООН не принимали коммунистический Китай). Советский представитель Яков Малик, поняв свою ошибку, уже бежал на заседание по коридору, но не успел – решение приняли. Как результат – американские войска под голубыми знамёнами ООН высадились в Корее и разрезали её пополам. Это спасло режим Ли Сын Мана. Северокорейские войска наступали, и без посторонней помощи он не продержался бы и двух недель.

Из недавнего прошлого можно вспомнить, например, ситуацию 2011 года, когда решением Совбеза была объявлена бесполётная зона над Ливией, – Россия не стала голосовать против, воздержалась (хотя наше посольство в Триполи убеждало МИД голосовать против). А в целом вы правы: случаи, когда Совбезу удаётся о чём-то договориться, довольно редки.

– Подходим к самому интересному – к натовским бомбардировкам Югославии. Про разворот Примакова над Атлантикой знают все, а как вели себя наши дипломаты?

– Невкусный вопрос для российской дипломатии. Наше «вставание с колен», как вы знаете, началось в следующем, 2000 году. А в 1999-м мы были слабы, ничего не могли сделать. Нашего мнения никто и не спрашивал – натовцы и не пытались согласовать свою операцию с Совбезом. В то же время важно отметить: Россия на уровне международных документов отмежевалась от происходившего. В работе трибунала, судившего Милошевича, Караджича, Младича и прочих, наши представители не играли сколь-либо ведущих ролей. Трибунал быстро превратился в «шемякин суд»: раздувались обвинения в адрес сербов, а жестокостям других участников конфликта уделялось гораздо меньше внимания. Задача Запада была очевидна – разгромить Югославию, являвшуюся мощным союзником недавно почившего СССР. Блок Югославии и Советского Союза, даже не будучи оформленным юридически, в значительной степени определял положение дел в Европе.

– Про почивший СССР. Запад запросто мог не признать Россию преемницей Советского Союза и, следовательно, вышвырнуть русских из Совбеза. Почему он не пошёл на это?

– Потому что прозевал. Мы привыкли говорить о своих ошибках (например, о том, что нигде не зафиксировали обещание НАТО не расширяться на восток), но ошибки себе в ущерб совершаем не только мы. Уж насколько СССР был не готов к собственному распаду, а Запад к этому оказался готов ещё меньше.

– Если Россия включит в свой состав какие-либо из освобождённых от украинского режима территорий, может ли технически Запад поставить вопрос о непризнании «обновлённой России» как члена ООН и, соответственно, как члена Совбеза?

– Запад никогда не пойдёт на это. Если бы он сделал такой шаг, то перевернул бы всю систему ООН, а вместе с ней рухнуло бы и мировое доминирование Запада. На моей памяти уже 60 лет стучатся в «клуб» постоянных членов Совбеза такие страны, как Индия, Япония, Италия, Германия, Турция. Эрдоган сетует: «Как так?! Почему среди постоянных членов Совбеза нет ни одного исламского государства?!» Нет, лишать Совбез легитимности – это никак не в интересах США, Великобритании и Франции.

– Тогда задам тот же вопрос с противоположного ракурса. Покойный писатель Лимонов полушутя сказал, что скоро непризнанных республик станет больше, чем членов ООН, и они организуют собственную, отдельную организацию наций. Не пора ли России начать и возглавить этот процесс?

– Нам совершенно ни к чему совершать действия, направленные на подрыв ООН. Более того, мы заинтересованы в укреплении ООН как инструмента повышения уровня демократического глобального управления – альтернативы продвигаемой Западом идеи «мирового правительства». ООН необходимо сохранить. Она представляет собой целую семью организаций, без которых нельзя обойтись современному миру. Например, Всемирная организация здравоохранения. Да, она далеко не безупречно проявила себя в ходе пандемии, но это лучше, чем ничего, к тому же она теперь накопила опыт. Или, например, Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, Детский фонд, Программа развития, МАГАТЭ, ЮНЕСКО, миротворческие контингенты в зонах конфликтов: десятки тысяч людей с голубыми удостоверениями ООН каждый день кормят, поят, лечат, учат, защищают миллионы нуждающихся по всему миру. В сохранении Организации Объединённых Наций заинтересованы все – как Россия, так и Запад, как Север, так и Юг. Другое дело, что необходимо повышать её эффективность, избавить от бюрократической громоздкости, цифровизировать и чётче отслеживать, куда идут средства, выделяемые из её бюджета.

– Существует ли в действительности международное право? Или же это просто красивое название для геополитического противостояния?

– На международное право распространяются те же закономерности, что и на внутреннее. Для внутреннего права типична такая ситуация: в суде разбираются два похожих дела, но в одном случае наняли хорошего, опытного и заинтересованного адвоката, а в другом – нет, поэтому один процесс выиграли, а другой проиграли. Так же и в международном праве: если ты не будешь располагать определёнными ресурсами, опираться на соответствующую школу, вкладывать в неё соответствующие деньги – ты проиграешь при всей своей правоте. Сейчас в России по поводу международного права ощущается некоторое отчаяние: что толку в нашей правоте, всё бесполезно, как об стенку горох. Нет, в корне неправильный подход. Как и всякая другая правота, юридическая правота доказывается упорным компетентным трудом конкретных людей, в данном случае дипломатов. Их обучение и подготовка – важнейшая составляющая для будущего России.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram