Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Интервью 13+

Андрей Максимов: Вера – это любовь ко всем людям

, 09:19

Андрей Максимов: Вера – это любовь ко всем людям

Известный телеведущий, писатель, театральный режиссер АНДРЕЙ МАКСИМОВ на этот раз выступает с совершенно неожиданным романом. Это роман светского верующего человека о жизни и спорах двух священников в Храме небольшого города. Роман-притча о том, что такое Вера, что значит верить, а, значит, доверять Богу. Можно ли спорить о библейских истинах? Можно ли спорить о Вере? Может ли светский человек описывать жизнь Храма, пусть даже в причте? Роман был отвергнут разными издательствами, в которых решили, что такой спор невозможен. Окончательное решение - за читателями.

- Почему Вы назвали книгу «Соль неба»? Есть же сказанное Спасителем в Нагорной проповеди выражение "соль земли", про достойных и богоугодных людей. Разве не о них идёт речь в книге?

- О них. Почему «Соль неба»? Мне просто понравилось словосочетание. Были самые разные варианты. Изначально я вообще писал роман под названием «Люди». Потом я подумал, что это на что-то похоже. Вообще мы когда-то придумывали названия. По 15-16 вариантов к одному материалу. Я работал тогда в «Комсомольской правде». Придумывать название - это не просто. Мне кажется, что название должно косвенно отражать содержание, а не напрямую, и быть каким-то загадочным и привлекательным для читателя. Для меня это никогда не было принципиальным. Возможно, я не прав. Это мое мнение.

- «Соль неба» — это название уже указывает куда-то высоко.

- Это указывает на то, что мы будем говорить не только о земных проблемах, но и о каких-то ещё, более высоких.

- Давайте начнем с события, изменившее мир в целом и сознание людей. Почему так случилось, что в 1917 году в принципе верующая страна Россия отошла от Бога и очень быстро превратилась в страну атеистов?

- Вы знаете, это и для меня очень важный вопрос. Недавно у меня вышла книга, которая называется «Неностальгическая, антисоветская книжка». И там тоже об этом подробно написано. Там есть ответ на этот вопрос. Мне кажется, тут есть два момента. Первый момент: большевики догадались придумать религию, потому что социализм - это религия. Это не управление действиями. Это была религия, в которой существовал Бог - Владимир Ильич Ленин и вместо икон повсюду висели его портреты. И социалистические идеи были заимствованы из Библии. Второй момент, и я разговаривал об этом со священниками. По-видимому, церковь как-то так вела себя до революции, что люди перестали доверять священнослужителям. Это вопрос не веры, а доверия работникам церкви. Конечно, были разные случаи. Были и такие, когда люди защищали церковь, в то время, как другие люди сносили колокола, разрушали стены. Мне кажется, что в этой ситуации немалая ответственность лежит и на самой церкви. И еще одно обстоятельство, может быть, самое главное, - большевики были невероятно агрессивны. Это была невероятно агрессивная сила. И когда Ленин писал, что надо уничтожить как можно больше попов, агрессивное сообщество мечом и кровью вбивало в головы людей новую религию. Новая религия продержалась всего 70 лет. Это мизерный срок с точки зрения истории. И, мне кажется, что это произошло во многом именно потому, что она была вбита не по желанию людей, а против их воли.

- Устами своих героев в романе Вы даёте несколько определений слову «вера». Вот какое бы из них вы взяли, для того чтобы объяснить людям? Вот к вам приходят люди в поисках истины, а вам важно донести до них смысл, чтобы они сделали первый шаг на пути к вере.

- Тут, понимаете, какая история. Поскольку я провожу психологические консультации, первый вопрос, который я задаю человеку - верующий он или нет? И очень часто человек отвечает, что он неверующий, а потом выясняется, что является таковым. Для меня человек является верующим, если есть два момента. Первый момент. Он любит людей вне зависимости от их вероисповедания, национальности и так далее. Он понимает, что любой человек создан Богом и заслуживает уважения и любви. Второй момент. Человек ощущает себя живущим в присутствии Бога. Я хочу сказать одну очень важную вещь. Книга «Соль неба» - не книжка священника. Она написана светским верующим человеком, который много встречался со священниками, прочитал большое количество книг Святых отцов и просто книг священников, но который никогда в церкви не работал. Поэтому это мой светский взгляд на церковную жизнь. Именно так это надо воспринимать, а не как некое документальное повествование. Поэтому в этой книге нет ни одного описания ни одной службы. Неслучайно «Соль неба» имеет жанр «Роман-притча». Эта книга, собственно говоря, про двух людей, у которых разный взгляд на веру. Они оба верующие, это священники — герои книги, но у них разный взгляд на веру. И об этом пишет светский человек.

- Вы много общались со священнослужителями, когда писали и готовили книгу. Скажите: Вы могли бы представить себя на месте священника?

- Нет. Мне кажется, что священник — это абсолютно определенное призвание. Нужен определённый человеческий тип. Мне кажется, что священником как раз рождаются. Человек может родиться священником, долго принимать себя, а может недолго, но это его предназначение. Для меня священники — это абсолютно отдельные люди, абсолютно. Прекрасные отдельные люди. Я говорю сейчас про подлинных священников. Потому что священники есть разные. В церкви служат разные люди. А вот подлинные священники, с которыми я встречался, у них совершенно иное отношение к жизни, к людям. Гораздо более высокое. И на них, конечно, лежит, сакральный свет.

- Поэтому Вы не случайно подчеркнули, что вы светский верующий?

- Я светский верующий человек, который с помощью этого романа пытался разобраться в важнейшем для меня, и, мне кажется, не только для меня, вопросе, о том, что такое вера. Как соотносить реальную жизнь с теми заповедями, которые есть в Библии. Вообще Библия - главная книга в моей жизни. Как человек приходит в храм? Какую роль играет учитель? Как человек становится священником. Я пытался во всём этом разобраться. Эта книга ни в коем случае не документальна.

- У каждого, как известно, свой путь к Богу. Герои романа изначально не верили в Бога, отрицали его существование. Однако в жизни каждого потом происходили события, которые и привели к вере в Бога и самих людей сильно изменили. А скажите, вот к Богу люди приходят только через испытания, через какие-то страдания или всё-таки есть и какие-то другие пути?

- С моей точки зрения, есть две вещи, к которым человек прийти не может. Есть две вещи, которые не человек находит, а которые находят человека. Это любовь и вера. Нельзя найти любовь. Нет такого места, куда бы ты пришёл, поискал любовь и нашёл. Человек может к этому готовиться или не готовиться, но это всегда такая чудесная история. То же самое происходит и с верой. Не человек находит веру. А Бог приходит к человеку. Бог всегда видит человека. Мне кажется, что это, конечно, опять же вопрос веры. Но, мне кажется, что всё-таки вера находит человека, а не человек находит веру. Чаще всего, к сожалению, это происходит в печальных событиях, когда Бог — это единственная помощь, которая есть всегда. Когда у человека больше ничего не остаётся, например, болезнь. Болезнь близких. Вот я верил в Бога всегда, сколько я себя помню. Но очень редко молился. Я помню, что когда случились взрывы домов в Москве, был такой момент, что казалось - еще день-два -и всё начнёт взрываться. Я в это время делал ночную передачу. Я оставлял дома жену с ребёнком. Я очень чётко понял, что просить о помощи в этот момент я могу только Бога, больше никого. Потому что никакая милиция нас не защитит. Что она может сделать? Вот тогда я начал регулярно молиться. К сожалению, это происходит так. Близость беды, опасность заставили обратиться к Богу. Иногда это происходит по-другому. Например, через семью, как у меня. У меня была верующая мама. Она меня учила. Это всё Божий промысел. И вот в такой непростой момент жизни Бог входит в душу человека. Некоторые начинают Его ощущать.

Давайте вспомним, что князь Владимир, памятник которому стоит в Москве перед самым Кремлём, принял православие перед самой смертью, а до этого он был неверующий. Прийти к вере никогда не поздно. Человек должен подготовиться к встрече с Богом. Может много об этом думать. Может читать книжки. И всё равно вера придёт к нему тогда, когда надо. Вера сама решит, когда прийти. Это такая, как и с любовью, история немного грустная, но это так. Ты не можешь захотеть верить и начать верить в какой-то момент. Потому что вера — это же ощущение. Это не мысль. Это ощущение.

- Хорошо. Слово «вера» имеет один корень с другим словом — «доверие». Вот его - то как раз очень не хватает нашим современникам. Ну и раньше, конечно, не хватало, но мы говорим про сегодняшний день. Особенно когда вокруг обман, жестокость, притворство и так далее. И люди ищут других людей, чтобы открыться им, чтобы довериться, людям нужна исповедь. Вот без откровенного разговора с другими людьми, без того, чтобы открыть душу, человек, по-моему, жить не может. А если и может, то он страдает. Вот это тоже ведь путь к Богу. Получается, что у человека есть такая потребность?

- Ну, возможно, это один из вариантов. Вообще вера в Бога — это доверие к Богу. Мне кажется, что вот эта фраза: «Спасибо Господу за всё» — она очень глубокая. В ней очень важны слова "за все". Что бы ни было, надо Бога за всё благодарить. Потому что пройдёт какое-то время, и ты поймёшь, что чтобы с тобой не происходило, все это было необходимо. Даже самые, казалось бы, ужасные происшествия в жизни тоже для чего-то были необходимы. Мне вообще кажется что Бог - субстанция очень добрая. Бог - есть любовь. Мне кажется, это такое очень правильное суждение. Это вроде того, что вы говорили, что человеку необходима исповедь.

Когда я начал заниматься психологическими консультациями, то меня поразило, почему ко мне приходят люди, и почему я имею возможность на них влиять. Это потом уже, окончив курсы Института христианской психологии я получил какие-то знания. У меня особых знаний не было сначала, а люди всё равно ко мне приходили. Люди мне начинали рассказывать. Единственное, что я делал — я на них сосредотачивался. Я просто на них сосредотачиваюсь, и этого оказывается очень много. Я прошу своих клиентов, иногда, в некоторых случаях, делать такой простой тренинг. Я прошу записывать в блокнотике всех людей, с которыми они встречались. Просто записывать. Там, например, на улице знакомого встретил, начальника, подчинённого, по телефону поговорил с женой, с ребенком, а вечером посмотреть список и поставить плюсики рядом с теми людьми, которые на них сосредоточились. Окажется, что в течение дня таких людей вообще не было, либо были единицы. Человеку совершенно необходимо, чтобы на нём сосредоточились, что-то рассказали, выслушали его. В этом смысле, конечно, роль священников огромна. Священник — это человек, который сосредотачивается на любом. Причём хорошо, когда приходится сосредотачиваться на милом, приятном, интеллигентном человеке. А вот когда человек вызывает негативные чувства? Умение священников увидеть в любом человеке Божье создание невероятно. Мне кажется, это одна из самых главных задач церкви, и одна из самых главных вещей, которая привлекает внимание к церкви. Если этого не происходит, то это отталкивает от неё. Исповедь, причастие — это всё момент невероятного сосредоточения со священником. У меня был в своё время духовный отец. Он отпевал мою маму, которую никогда не видел. И он нашёл необходимые в тот момент мне слова. Мне кажется, что главная, может быть, задача церкви — это сосредоточиться на человеке и помочь ему. Об этом в романе очень много говорится. И, поначалу, взгляды двух священников, в общем-то, разнятся в этом. Потому что для одного человека — это очень важная работа, а для другого — это жизнь. И вот в этой разнице, мне кажется, самое главное различие.

- Кстати говоря, ваша книга подтверждает старую истину: «Каков поп, таков и приход». Есть какие-то общие правила достаточно строгие, которые не меняются веками, потому что есть устав, есть ещё какие-то положения. Но есть настоятель храма, личность, которая определяет и строгость исполнения этого устава, и внутренний распорядок храма. Получается так, что где-то тебя встречают строго и бескомпромиссно. То есть не дают тебе возможность как-то немного по-светски себя повести. А где-то встречают со снисхождением, по-отцовски. И вот получается, что человеку, ищущему свой путь, идущему к Богу, мало верующему ещё, необходима встреча с таким батюшкой, который его и примет.

- Это тоже один из путей. Необязательный путь, потому что не бывает человек маловерующий или многоверующий. Человек либо понимает, что он живёт в присутствии Бога, и тогда он - верующий человек, либо не понимает, и тогда он - неверующий человек. Но одно из определений веры, с моей точки зрения, — это понимание того, что ты живёшь в присутствии Бога. Это понимание не даёт совершать массу гадостей, а наоборот требует совершать что-то благое. Священник может быть решающим в жизни человека: он либо вернёт человека к Богу, либо отвернет человека от Бога. Священники — это люди, и они, соответственно, ведут себя как люди. И тоже могут ошибаться.

- И всё-таки если человек приходит в храм и не может исповедаться, потому что не доверяет священнослужителю прихода, чтобы Вы ему посоветовали?

- Искать. Это как с любовью. Это не он ищет — его ищут. И его найдут, в конце концов. Будет такой человек. Не отчаиваться, искать. И верить. Вы знаете, неслучайно действие моего романа происходит в маленьком городе, в котором есть только разрушенный храм. Священник, с такой непростой судьбой, его восстанавливает. Потому что там у людей нет выбора. Там вот есть один храм и всё. И таких мест довольно много. Но даже если мы представим себе такое на самом деле, не нашел ты своего батюшку, понятно, что ты можешь сесть на автобус, доехать до другого города, и начать там искать. И он находится так же, как находится друг. Ко мне приходит на консультацию девушка и говорит: «Вот я сижу дома, смотрю в окно, там проходят люди, а я никому не нужна». Я говорю: «Выйти не пробовали из дома, и пойти к этим людям? Может быть там, среди этих людей, есть тот, который думает, что он тоже никому не нужен? Сделайте так, и что-то хорошее у вас может произойти». То же самое священник. Если есть потребность именно в таком человеке, то его надо искать.

- Есть еще один непростой вопрос. Любовь и подчинение: совместимы ли эти понятия? Почему в церкви это возможно, а вот в обычной жизни чаще всего не принимается?

- Мне не нравится слово «подчинение». Мне нравится слово «зависимость».

- Зависимость.

- Любовь — это зависимость. Ты либо свободен, либо влюблен. Влюблённый человек — зависим. Что такое любовь? Это когда ты думаешь о другом человеке постоянно. И стараешься сделать так, чтобы жизнь этого человека была лучше. Вот это, собственно говоря, мне кажется, и есть любовь. Однако есть целые теории, есть психологи, которые выступают со всякими разными потрясающими книгами, в которых рассказывают, как не зависеть от любимого человека. Я не понимаю этого. Потому что любовь, как мне кажется, это и есть зависимость. Меня однажды спросили: «А как вот «раб Божий»? Раб Божий - это не свободный человек?» Я бесконечно везде говорю, что зависимость от Бога — это самое большое проявление свободы. Потому что когда ты зависишь только от Бога, то ты абсолютно свободный человек. Бог тебе ничего не диктует. Он просто есть. Ты живёшь в его присутствии.

- Он любит тебя.

- Он любит тебя. И ты чувствуешь, что туда не надо идти, а сюда надо идти. Вот это не надо делать, а то надо делать. Ты не думаешь, а чувствуешь. Бог тебе в этом очень сильно помогает. И это даёт человеку, на мой взгляд, гораздо большую свободу, чем когда такой зависимости от Бога нет.

- Отец Тимофей, герой вашего романа, — личность, конечно, неординарная, внушающая уважение, а кому-то ещё и страх. Он ломает стереотипы, снимает оковы заблуждений, лечит душевные раны, но при этом, защищая одних людей от других, наносит обидчикам телесные раны.

- Это один раз было.

- Один раз, да. Но при этом слезно раскаивается в содеянном. Просит у потерпевших прощение. Причём он страдает с ними. И страдает за всех в то же время. Вот у кого-то, кто прочтёт этот роман, может создаться впечатление, что это не типичный поп, не типичный священник. Или, всё-таки, давайте так вот для себя решим, это тот самый тип священнослужителей, на которых держится православная церковь?

- Я хотел, чтобы священником, главным героем романа, был тот человек, который мне, светскому человеку, кажется прекрасным. Мне кажется, что священник должен быть таким. Мне, светскому человеку. Если бы я учился в духовной семинарии, то я бы, наверное, иначе воспринимал работу священника. Но для меня настоящий священник такой.

- Мне показалось, что он отчасти еще и прозорливый.

- Дело в том, что те лучшие священники, которых я видел в своей жизни, те книги, которые я читал, они с одной стороны, конечно, земные, а с другой стороны надземные. Они какие-то вещи понимают, которые обычные люди не понимают. И они чувствуют людей. Вот я читал замечательную книжку Иоанна Крестьянкина. Удивительный был священник, который совсем недавно нас покинул. Я читал книгу женщины, которая долго с ним работала. Она приехала в первый раз к нему. Он ее не знал, но сразу сказал: «Мы будем вместе работать». Она говорит: «Я ни сном, ни духом не думала об этом». А потом она осталась. Они что-то такое понимают и чувствуют. Это невозможно описать. Люди, которые работают в церкви, работают в сакральном месте. Это особая работа. Второй такой нет. Это ни с чем не сравнить. Они работают и живут в сакральном месте. И они делают сакральную работу. И ничего не может на них повлиять, если они всерьёз это делают. Если для них это всё серьёзно, а не ради карьеры. Это может сделать их какими-то немножко необычными, немножко странными. Но они понимают и чувствуют больше, чем остальные. И этот дар у них от Бога.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram