Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Интервью № 48 (792) 1 –7 декабря 2021 г. 13+

Сергей Галанин: Моя гитара - это мой ППШ

, 20:44 , Обозреватель отдела Общество

Сергей Галанин: Моя гитара - это мой ППШ
Фото РИА Новости

Рокер Сергей ГАЛАНИН знаменит прежде всего благодаря своим антивоенным песням. «А что нам снится? Что кончилась война» – пожалуй, самая известная его строчка. Однако в новом альбоме настрой музыканта, скажем так, уточнился. Например: «Даже пацифист научится стрелять, если какая-то тварь насилует мать».

 

Уже не смешно

– В заглавной песне вашего нового альбома «Своим чередом» рефреном повторяется фраза: «Мужик не может родить». К чему проговаривать очевидное?

– Песня написана по поводу. Не так давно один европейский общественный деятель высказался в Интернете, а именно в «Твиттере», о смене пола: «Мужчина не может родить». В результате модераторы «Твиттера» на сутки закрыли этому человеку доступ в него. Этакая мини-версия истории с Трампом (Д. Трампа в данной социальной сети заблокировали навсегда. – Прим. «АН»). Двадцать или даже десять лет назад такого и представить было нельзя. Все, кто считает западноевропейскую цивилизацию территорией свободы, глубоко заблуждаются – там происходит наступление на обычные высказывания. Из-за этого случая и появилась песня. «Мужик не может родить, эй, Twitter! Покажи копыта, Twitter!»

– Слово «копыта» вызывает совершенно определённую ассоциацию – с чёртом.

– С сатаной.

– Понятно, что про копыта сказано с юмором, но…

– Нет, это уже не смешно. Взят курс на самоуничтожение человечества, и процесс идёт семимильными шагами. Если сейчас это не осознать и не научиться сопротивляться, человек сойдёт на нет. Всё меньше он напоминает человека эпохи Возрождения, становится чем-то совсем другим. Неслучайно в последнее время так популярны фильмы про так называемых супергероев, где уроды – в буквальном смысле уроды – сражаются с другими уродами. Так называемая фабрика грёз – это глобальная дуриловка, антикультурная и антидуховная.

– В вашем предыдущем альбоме есть песня о значении Великой Победы, и на новом есть песня о том же. Любой автор, так или иначе, повторяется на важные для него темы, но здесь повтор бросается в глаза.

– Песня в предыдущем альбоме – о том, как трезвомыслящие люди, которых пока ещё, слава богу, немало, смотрят на Вторую мировую войну. Я даже не акцентирую в ней, что львиная доля победы над нацизмом – за нами, и рассматриваю 9 Мая как победу всех светлых сил, в том числе европейских (хотя и нацизм зародился в Европе, не будем этого забывать). А новая песня – взгляд внутрь себя. Когда мне говорят: «Какое отношение ты имеешь к Победе? Это же не твоя Победа», – я понимаю, что с человеком произошли трансформации. Нет, я не кичусь Великой Победой, но помню её. И праздную её.

– Как вам георгиевские ленточки на автомобилях немецких марок?

– А какое значение имеет марка автомобиля? Это рассуждения из серии «если ты так любишь свой «совок», то должен ненавидеть всё европейское». В корне неправильная позиция. Я знаю, что прекрасно в моей стране, а что в ней «совок». И праздничный лозунг «Можем повторить!» мне близок. Если ещё раз нападут на нашу страну – результат будет тем же. Это не бравада, а знак для тех, кто обнаглел и уже подошёл к нам вплотную. Пусть не сомневаются – повторим. Я могу понять людей, которые не клеят себе на машину подобных наклеек, но не могу понять их, когда они упрекают за это других, воспринимая такое празднование как наезд на некую всемирную дружбу. Нет никакой всемирной дружбы, к сожалению.

 

Нескончаемая война

– Я обратил внимание на строчку: «Моя гитара – это мой ППШ». Красивый образ, но это не поэтика достигнутого мира, это поэтика войны. Вспомнилось, что два ваших старых и главных хита – абсолютно антивоенные. «Слышишь? Кончилась война!» – написали вы когда-то. А теперь уподобляете свою гитару оружию.

– Это сказано применительно к 9 Мая. Когда я выступаю в День Победы, моя гитара – мой ППШ. Да, новый альбом – о войне. Но это не призыв к войне, это высказывание о том, что мы живём в тревожное время. А процитированная вами старая строчка «Ты слышишь, кончилась война?!» – не утверждение, а вопрос. Мой вопрос к Богу или, если хотите, к небу. Впрочем, ответ мне известен: от нас самих зависит, кончится ли она когда-нибудь.

– В последнее время всё сильнее ограничивается свобода высказываний на тему Великой Отечественной. Это делается из благих побуждений, но благими намерениями порой выстлана дорога известно куда. Мы рискуем дойти до того, что будут запрещены книги вроде воспоминаний фронтовика Николая Никулина – обладателя медалей «За отвагу», ордена Красной Звезды. Он, в частности, писал: «На войне особенно отчётливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в ещё более открытой, омерзительной форме». В святые майские дни такие разговоры ни к чему, однако в остальное время мы не просто можем, но и должны проговаривать это.

– Должна быть дискуссия, согласен. Не всё так однозначно. Война на то и война – она вскрывает в человеке самое страшное, многие звереют. К большевикам, понятное дело, я никакого отношения не имею. Всё, что произошло со страной в то время, – тема для серьёзного разговора. Для разговора профессионалов, историков, а не для наших с вами умишек. Я, конечно, против подхода, что мы самые великие и легко победили, но я против и того, чтобы люди принимали за чистую монету написанное Никулиным или, не дай бог, Суворовым (В. Суворов – псевдоним В. Резуна, известного книгами о якобы решающей роли СССР в развязывании Второй мировой войны. – Прим. «АН»). Повторю: нужна дискуссия. Закрытых тем быть не должно, по возможности нужно рассекречивать архивы и изучать документы. Но одно известно точно: не из-за бездарного командования погибло столько наших людей, а из-за уничтожения мирного населения, из-за геноцида, тогда как воинские наши потери равны воинским потерям немцев. Важно помнить это.

– От Великой Отечественной – к войне наших дней. Правильно ли я понимаю, что ваше дело – вдохновлять, а в ополченцы пусть идут молодые?

– Если мои песни вдохновляют, как вы говорите, кого-то на передовой, то я рад, но пишутся они не для этого, а для того, чтобы осмыслить происходящее. Украинские власти оседлали тему так называемой войны с Россией и извлекают дивиденды из этой чёрной лжи. Вдумаемся: трагедия Донбасса длится почти восемь лет – по времени это две Великие Отечественные! Ситуация однозначна: с той стороны мирное население не гибнет, только с нашей. Спрашивается, сколько ещё мы будем смотреть на это? Боимся санкций, которых и так выше крыши – куда уж хуже. Запад эту проблему решать не будет, ему на…ть – пусть война идёт десятилетиями, как в Афганистане. Значит, решать должны мы. Как именно – не знаю, я мелкий музыкант, который может только плакать по этому поводу и писать песни.

 

Политический фронт

– В прошлом году вы записали музыкальный видеоролик «Гарри Поттер и космополиты», где саркастически отозвались о либеральной оппозиции и недвусмысленно заявили, что следствием её победы станет распад страны: «Империя зла распадётся на части, исчезнут ракеты, террор и напасти, мир успокоится, будет всем счастье…» При этом поёте в новом альбоме: «Цифры распилены». Это любимый мотив оппозиционеров. Не противоречите себе?

– Какое уж тут противоречие? У нас много уродливого, неправедного. В такой богатой стране, как наша, народ должен жить более достойно. Я прекрасно вижу, как те, кто во власти, «пилят». Даже слышу это, слышу звук пилы. Во власти полно либералов – по-моему, больше, чем патриотов. Сидим одной ж…й на двух стульях: говорим о суверенности и в то же время встроены в мировую систему с Западом во главе. Мы, как Тяни-Толкай. Пора уже определиться, пора сделать выбор. Ничего не изменилось с девяностых в глобальном плане: как привязали наш Центробанк к международной банковской системе, так до сих пор и живём. Даже я своим куриным умом понимаю это. Немножко понимаю.

– Про либерализм и девяностые. В 1996 году вы…

– Сейчас будет вопрос про «Голосуй или проиграешь» (тур музыкантов в поддержку Б. Ельцина, в котором Сергей принял участие. – Прим. «АН»).

– Угадали. Ответ, наверное, отточен?

– Нет, хотя отвечать, конечно, уже приходилось. Не вычёркиваю этого факта из своей биографии, живу с ним. Отношение к Ельцину сложное, как и к любому политическому деятелю, включая ныне здравствующего. До сих пор не знаю, правильно я тогда поступил или нет. Считалось, что коммунистическая идея себя исчерпала и что коммунисты себя дискредитировали. Конечно, к этому добавилась ельцинская пропаганда, промывшая нам мозги. В конце своего правления, напомню, Ельцин попросил у страны прощения и вывел на арену Путина (для меня это загадка, парадокс). Священнослужители говорят, всякая власть от Бога – значит, наверное, и власть Ельцина я должен был принять. Если Зюганов, в действительности выигравший выборы, не пошёл бы на сделку и не отдал бы свои позиции, то в стране могла начаться смута.

– Борис Гребенщиков поёт: «Я не могу принять сторону, я не знаю никого, кто не прав». Вы раньше писали о том же: «Где добро, где зло – попробуй, разберись». А сегодня однозначно заняли одну из сторон во внутриполитическом противостоянии.

– Выступая за всё хорошее против всего хренового, сегодняшняя либеральная оппозиция (не молодёжь, которой нужно куда-то девать свою энергию, а оппозиция в своей выжимке) преследует в действительности ту цель, о которой мы уже сказали. Эта цель – развал России. Я же, со своей стороны, выступаю только за одно – за её сохранение. Вот и всё.

– Процитирую ещё одного вашего коллегу – Константина Кинчева: «Мы были все из рода волосатых, без племени и, в общем, без судьбы. Мы встали в рост в конце семидесятых и заявили, что свобода – это мы». По отношению к сегодняшней протестующей молодёжи, Сергей, вы не испытываете никакого сопереживания?

– Испытываю. И понимание есть, и сопереживание есть. Но сопереживаю я другому. Тому, что умные из них потом скажут: «Какой я был дурак!» – а остальные так и останутся в своей темноте. Костя правильно спел о нашем состоянии того времени: мы – красавцы, мы на коне, мы во главе борьбы за свободу… Всё это заблуждения молодости. Заблуждения тех, кто не думает о Боге и не понимает смысла жизни. «Мной манипулировали», – скажет повзрослевший человек. Главное, чтобы после этих манипуляций он остался жив – физически и духовно.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram