Аргументы Недели Интервью 13+

Татьяна Фишер: «Байкал - это незабываемая история жизни»

, 16:51 , корреспондент

Татьяна Фишер: «Байкал - это незабываемая история жизни»
Фото: личный архив

Наша героиня, Татьяна Фишер из Тюмени, совсем не умеет плавать. И тем не менее, она стала одной из важнейших участниц заплыва «За чистый Байкал». Кандидат биологических наук и психолог, Татьяна все 120 километров заплыва тесно общалась с самими пловцами – мониторила, беседовала, отслеживала физиологическое и эмоциональное состояние. Женщина уже несколько лет занимается влиянием гипотермии на организм человека, и в этот раз собрала обширный материал, который станет основой для будущей книги учёного.

- Татьяна, какие эмоции преобладали у спортсменов во время заплыва?

- На всем протяжении длительной дистанции (120 км) в холодной воде спортсмены испытывали позитивные эмоции. В основном это были: радость и восторг. На поведенческом уровне отмечалось автономность, независимость, активность и инициативность. Стремление к самоутверждению и успеху. При этом на финише наблюдалось небольшой уровень эксцентричности, что в принципе объяснимо, ведь заплыв был  посвящен именно привлечению внимания к проблеме экологии Байкала, через свои действия и поступок (проплыть Байкал не только в дневное время, но и ночью). То есть преодолеть самого себя и  преодолеть тот путь, который был разработан организаторами. Для многих он экстремальный, но экстремальность не всегда бывает как таковой в чистом виде. Просто к ней нужно быть готовым. И это подтверждается  тем, что спортсмены испытывали незначительный уровень нервно-психической напряженности, что свидетельствует о том, что уровень энергоресурсов пловцов достаточен  для регулярных вспышек сверхактивности и напряжения, недоступных большинству людей. При этом к острым ощущениям они не стремились, и их ресурсов хватало на то, чтобы из стрессовых ситуаций выходить с достоинством. Также на протяжении всей дистанции сохранялось оптимальная мобилизация физических и психических ресурсов.

- А физические показатели как-то менялись?

- Рассчитанные физиологические индексы, оценивающие состояние сердечнососудистой системы, находились в пределах физиологической нормы, но к финишу при оценке деятельности вегетативной нервной системы наблюдалась небольшая усталость, которую вполне можно объяснить. Нельзя забывать, что спортсмены плыли не только днем. Мобилизация их физических и психических сил должна была быть рассчитана и в ночное время. Подводя первые итоги, можно сказать, что высокая мотивация спортсменов, позитивное отношение к себе и к ситуации в целом, высокий уровень физической готовности, все это дало возможность выполнить все поставленные перед ними задачи, без срывов адаптационных механизмов, и с позитивными эмоциями на финише.

«Эмоциональный фон был стабильным»

- Грамотно ли был организован заплыв? Или хотелось бы что-то посоветовать организаторам в будущем?

- Это у меня не первый заплыв в рамках моей научной работы. Поэтому могу с уверенностью сказать, что организация была на очень высоком уровне. И в первую очередь была правильно подобрана команда спортсменов. Потому что психологический климат был, скажем так, очень поддерживающий, мотивирующий. Соответственно, и эмоциональный фон и днём, и ночью, был стабильным.

- Это важно?

- Это необходимо для результата. Формирование временного коллектива всегда идёт под определенную задачу. И грамотно подобранные люди – и по физическим данным, и в психологическом плане, выполняют эту задачу организованно и быстро, не отвлекаясь на какие-то конфликты и выяснения отношений. Здесь микроклимат был очень благоприятный, поэтому всё прошло чётко и гладко.

«Без страха человек не сможет выжить»

- А страх был?

- Конечно. Без страха вообще нельзя делать такие заплывы. Но страх должен быть умеренный и контролируемый.

- Что помогало его перебороть?

- Думаю, главную роль здесь сыграло доверие каждого спортсмена к команде. Присутствовала взаимозаменяемость, взаимовыручка. Кстати, и кредит доверия к организаторам был очень высоким. Поэтому люди выполняли свою задачу, не обращая внимания на что-то другое. На разыгравшийся шторм, например. Потому что спортсмены были уверены, что организатором будет принято правильное решение. Помню, услышала разговор двух спортсменок перед ночным заплывом. Одна говорит, что ей страшно. Другая: «Мне тоже». Но при этом, они всё равно поплыли. А без страха никак нельзя, он даёт нужную сосредоточенность и контроль. Он помогает найти ресурсы, чтобы не истратить больше или меньше сил – ровно столько, сколько нужно. Более того, если не будет страха, мы попросту не выживем, тем более в сегодняшнем, стремительно меняющемся мире. Но самое главное, чтобы он не был парализующим. Очень здорово, что спортсмены признавали, что боятся. Но плыли. Это был некий контролируемый риск.

- В психологии есть такое понятие?

- Я его нигде пока не встречала. Но мне кажется, это очень интересный аспект в психологическом состоянии человека. Любопытно наблюдать его. С одной стороны спортсмен оказывается в таком заплыве один на один с тремя стихиями – землей, водой и воздухом. С другой, каждый из них прекрасно знает, что на корабле есть медицинское обслуживание, есть контроль, предусмотрено быстрое реагирование. И есть, повторюсь, доверие к организатору.

- Татьяна, а вам самой было страшно? Ведь на вас лежала огромная ответственность – вдруг бы не уследили какое-то опасное состояние – психологическое или физиологическое – и пострадал бы человек… Такое ведь могло быть?

- Конечно могло быть, ведь это экстремальная ситуация, пусть и контролируемая. Поэтому чем всё обернётся, не мог с точностью сказать никто. Но я всё-таки старалась не думать о плохом, не давала разгуляться своему мозгу в негативе. Да, если честно, мне и думать было особенно некогда. Потому что я целыми сутками занималась мониторингом состояния спортсменов. Конечно, я их основательно достала, и, возможно, им было не всегда приятно со мной разговаривать. Потому что у них была одна задача, а у меня другая. И, возможно, им казалось, что я отвлекаю их от главной функции. Тем не менее, все спортсмены со мной контактировали, и за это отдельное спасибо организатору, который сумел объяснить им необходимость такого общения.

«Попала с бала на корабль»

- Вы уже говорили о том, что спортсмены преодолевали сами себя. Насколько преодоление вообще важно для человека, для формирования его характера?

- Преодоление в одном аспекте жизни как бы идёт протекцией на все другие сферы. То есть если смог это, то и другое тоже смогу. Человек развивает в себе жизнестойкость, уверенность, спокойствие. Это всё записывается в опыте, в памяти. К примеру, в данном случае, это не только психологическая память, но и память тела, иммунная память, наконец… Я думаю, что люди, которые делают  такие стрессорные, экстремальные, но короткие по времени воздействия, они только приобретают. Потому что мы вообще живём в стрессорном мире. В заплыве стрессы были как на физическом плане – холодная вода, темнота, серьёзная нагрузка на организм – так и на психологическом. Смогу ли я преодолеть себя? Как не подвести команду? Справится ли мой организм: сердечнососудистая, нервная системы, гормоны, наконец? И когда всё это сходится в одну точку, когда всё получается, человек получает некоторое ресурсное состояние, которое потом будет накапливаться.

- То есть, это своего рода маячок, который можно закрепить в сознании, чтобы в сложных жизненных ситуациях вызывать в памяти то самое чувство победителя?

- Конечно! Когда я разговаривала со спортсменами, особенно с теми, которые переплыли, к примеру, Берингов пролив либо осуществили какие-либо еще экстремальные заплывы, они говорили об этом «я смог», «у меня получилось». Всё это записывается в памяти. Это как бы точка опоры.

Татьяна Фишер: «Байкал - это незабываемая история жизни»

- Вам понравились тамошние места?

- Байкал – это, конечно, незабываемая история жизни. Тем более, что у меня она случилась спонтанно. По принципу упал – отжался. Мне сказали, что я еду на Байкал. Спросила когда, ответили, что на следующей неделе. И спросили, какое оборудование мне нужно. А в пределах разумного, конечно. Всё. Но разве я могла отказаться, учитывая, что вот уже несколько лет я занимаюсь влиянием гипотермии на организм?!  Так что я попала прямо с корабля на бал. Вернее, в моём случае, наоборот – с бала на корабль.

- Не пожалели, что согласились?

- Нет, вы что! Я набрала уникальный материал. Теперь, надеюсь, к концу года напишу книгу, куда войдут все полученные мной исследования. Но для меня важна была не только физиологическая составляющая, но и психологическая. Ведь я общалась с пловцами и до, и во время, и после заплыва, когда люди вновь переживают самые ответственные моменты… И знаете, чаще всего люди говорили как раз не про страх, а про то, что они максимально расслабляются во время работы. То есть они стараются ни о чём не думать, уходить в свою внутреннюю тишину. Возможно, в этом и есть какое-то особое удовольствие – когда человек чувствует себя, природу, когда он соединён с ней. Так что, может, главное в этой внутренней тишине?!

«Женщина более тонко чувствует природу»

- Когда общалась с участницами заплыва, они говорили мне, что Байкал это живое существо… Мне, например, кажется, что мы во многом (я имею в виду человечество в целом) потеряли связь с природой. А ведь как-то нужно уметь договариваться, чувствовать, любить… Но вот здесь я увидела что-то такое, древнее что ли: я поговорила с Байкалом, Байкал нам разрешил и прочее…

- Я не знаю, насколько оно для мужчин живое, но для женщин это точно. После того, как разыгрался шторм, я, разговаривала с женщинами. Их было не так много, но практически каждая говорила, что она уговаривала Байкал успокоиться. Всё, мол, хватит штормить… Заметьте, я разговаривала не со всеми вместе, а по отдельности. И каждая сказала, что она попыталась утихомирить природу. Говорили, что шторм будет до четырёх часов, но он прекратился на два часа раньше.

- И женщины приписывали себе эту заслугу?

- В некотором роде да. Получилось некое женское коллективное бессознательно. И это неудивительно – ведь женщина более тонко чувствует природу. Она не смотрит на барометры, не обращается к капитану корабля с вопросом о том, когда закончится шторм. Она идёт и напрямую говорит со стихией: нам надо плыть, ты уж как-нибудь утихни, дай нам это сделать. Не избежала этого коллективного бессознательного и я. Написала стихотворения «В плену Байкала».

Байкал встречал меня своей красой
показывал свои несметные богатства.
Свой мир открыл, который только днем
и мир мне показал, что ночью спрятан.
Я насладилась этой красотой
Байкалу благодарна за рассказ,
но вот когда я собралась домой
Байкал вдруг свой характер показал.
Внезапно все произошло
и не успела я понять,
как ветер налетел с дождем,
а волн каскад, Байкал атаковал.
Не сразу я и поняла,
что пленницей твоею стала
корабль в плен нечаянно попал –
ты задержал меня в своих объятьях.
Не стала я просить и умолять,
чтобы сейчас ты отпустил.
Я поняла, что просто без меня -
ты заскучаешь от горя и тоски.
Тогда тихонечко шепну,
что не прощаюсь я с тобою,
что я опять к тебе вернусь
и обниму своей душою.
К тебе Байкал приду, как в отчий дом,
в дом, где любовь всегда жила.
Ты отпусти меня с добром
и я вернусь к тебе опять.

«Нужно идти за собой»

- Татьяна, а что для вас значила экологическая составляющая заплыва?

- Вы знаете, наверное я скажу что-то не так, но… Здесь была другая история. Про то, что человек живёт на этой земле, про его ответственность. Не то, что вот я сейчас доплыву и спасу этим мир. Нет, своим поступком он говорит, что для меня это важно, поэтому я это сделал. И это не эгоизм, а правильное отношение – я себя люблю и хочу, чтобы в мире было также хорошо.

- Вы имеете в виду, что не нужно лозунгов по поводу спасения мира, нужно просто взять и начать с себя, и уже таким образом, опосредованно через себя, спасать мир?

- Да. Идти через себя. Идти за собой. Я чувствую. Для меня это важно…  И если человек осознанный, он не говорит, что я спасу Байкал – он ведь понимает, что в одиночку это сделать невозможно – но говорит, что это важно для него лично. И вот когда с этой искренностью, честностью по отношению к себе, человек заканчивает заплыв, то он говорит не только Байкалу спасибо, но и себе – я это сделал. Здорово у меня получилось!

- Как вы думаете, а взрослые участники осознавали полностью тот факт, что они это делают первые. Понимаю, что в основном это были опытные люди, у которых за плечами многие свершения. Но именно такой заплыв был совершён впервые в истории. Это было важно?

- Я думаю, нет. Мне кажется, они про это и не думали, потому что они были сосредоточены на себе.

«Дети воспринимали заплыв как необычное летнее приключение»

- Какие для вас были самые запоминающиеся моменты?

- Дети! Потому что это связь нас, нашего отношения к себе, и мы вот так ненавязчиво всё это передаем. А дети всё делают в естественной среде, непринуждённо. Они были совершенно самостоятельны, самодостаточны в то время, когда плыли их отцы, они не мешали никому. Ощущение было, как будто они часть команды, часть природы, часть настроения, часть души этого всего. И вот это их удовольствие, счастье – это главное, что они могли и дать, и получить.

- А у них было отличие от взрослых в мотивации, в психологическом состоянии?

- Вы знаете, как и любой ребёнок, они были не сильно осознанны, они воспринимали заплыв как необычное летнее приключение. Дети ещё не поняли, что они приобрели на Байкале. Они, как быстро самообучающаяся система, просто впитывали в себя всё, что происходит вокруг. Сейчас они вряд ли осознают случившееся, но лет через пять-десять, когда будет уже вполне осознанное поведение, они будут поступать, как их отцы. Да, само это приключение подзабудется, вытеснится из памяти другими событиями, но именно вот этот поведенческий паттерн на отношение к природе, к самому себе, к коллективу, который, повторюсь, был психологически благополучен, он останется. Поэтому я считаю, что дети приобрели огромные жизненные бонусы. Пусть пока и не осознав их нужность и ценность.

-  То есть здесь будет некий отложенный по времени эффект?

- Да. Конечно. И для них, для детей, этот заплыв не был ни гордостью, ни радостью. Для них это было естественно. Плюс это ещё и некий волновой эффект. Они же делятся своим приключением в соцсетях, так или иначе вовлекая в него других детей и подростков.

Справка «АН»

В акции приняли участие: Олег Докучаев, Мария Чижова, Евгений Зозуля и Оксана Белецкая (Владивосток), Вячеслав Тимошенко (Керчь), Заур Закраилов (Грозный), Татьяна Гавриленкова (Иваново), Ольга Голубева (Москва), Татьяна Устимова (Чебоксары), Владимир Чегорин (Благовещенск).

Поддержали своих родителей, также приняв участие в заплыве и дети спортсменов: 9-летняя Милана Тимошенко (Керчь), 6-летний Иван Докучаев (Владивосток) и 10-летний Амир Закраилов (Грозный).

Напоминаем, что заплыв «За чистый Байкал» продлился 35 часов 26 минут. Маршрут, который преодолели спортсмены, является уникальным и сложным, ранее преодолеть его не удавалось никому.

Организаторами заплыва выступили:

– Общероссийская общественная организация «Федерация зимнего плавания России»;
– Общественная организация «Олимпийский совет Приморского края»;
– Региональное отделение Федерации зимнего плавания России по Приморскому краю «Косатка ДВ».

Партнерами в организации и проведении заплыва выступили:

– ООО «Порт Вера»;
– ФГУП «ФЭО» Федеральный экологический оператор;
– Информационный партнер – еженедельник «Аргументы недели».

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Глава ДНР Пушилин: Украина делает все возможное, чтобы развязать полномасштабные боевые действия в Донбассе

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью