Аргументы Недели Интервью 13+

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

, 07:52

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком
Фото: личный архив

Мой дедушка всю жизнь был лётчиком, и ни о чём, кроме неба, не мечтал. Судьба его очень захватывающая и наполненная событиями. Когда мы были на рыбалке и рыба шла плохо, дедушка всегда рассказывал потрясающие истории о своём прошлом, забавные случаи из жизни. В тот момент, я был самым счастливым ребёнком на земле. А сейчас настало время глубже погрузиться в его прошлое и выстроить хронологию «взлётов» этого важного для меня человека.

- Когда у тебя появилась мечта стать лётчиком?

- Созрело это желание где-то лет в 14, когда я учился в 7 классе сельской школы. Тогда я окончательно решил, что буду лётчиком. Я знал, что требования к здоровью повышенные, и начал активно готовиться к поступлению в училище.

- А какие были требования?

- Первая группа лётной годности. Очень суровые требования, начиная от пяток, заканчивая концами волос на голове. Вот я и готовился. Делал изобретения: крутился на колесе – это на вестибулярный аппарат,  бегал, несмотря ни на какую погоду.

- Ты помнишь, как сдавал экзамен в училище?

- Это было не в один день, конечно. Проводился большой конкурс. 15 человек на место. В течение 3 дней вызывали абитуриентов. Сначала нужно было сдать анализы, пройти все обследования. Следующим этапом было собеседование с комиссией. Вопросы были про внешнюю политику, на выявление общего кругозора, выясняли насколько ты будешь предан профессии. В общем, сложный разговор с каждым абитуриентом.  А потом отправили назад, сказали ждать.

- Что ты почувствовал, когда пришло письмо о зачислении?

- Радость конечно! Первое письмо о зачислении… Можешь представить? Начинает осуществляться мечта. Я буду полноправным курсантом. В течении 2 лет 11 месяцев государство будет заботиться обо мне и давать знания.  

(Кременчугское лётное училище заканчивал космонавт Алексей Леонов. Дважды во время обучения он приезжал и говорил воодушевляющую речь)

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

- Когда ты впервые сел за штурвал?

- Сначала долгий процесс теории. Потом моделирование полётов на земле, руление. Затем инструктор давал почувствовать набор высоты, разрешал  потрогать штурвал и только потом мы сами выходили на учебный аэродром. Первые тренировочные полёты делали на Як-18, Як-18Т («Тэшкой» любовно  его называли). И вот, как сейчас помню, в тот день в числе первых вылетал. Конечно, непередаваемые чувства, когда ты ощущаешь самолёт, как он на каждое движение отвечает. Надо «слиться с машиной».

- Сколько времени ты провёл в небе?

- Около пятнадцати тысяч часов. Почти два календарных года. Ну вот, можно сказать, моя «голубая мечта» и исполнилась.  

- Как ты начал строить карьеру?

После окончания училища с красным дипломом, я мог выбрать одно из тридцати трёх управлений гражданской авиации: Украинское, Таджикское, Северо-Кавказское и другие, но я остановился на Красноярском. Тут нужно было моё желание и свободное место. Но обычно практика была такая: в каком управлении учишься, туда и идешь работать. А я-то в Украинском управлении поступал. И вот на распределении сидит представитель с Киева, говорит: «Смотрите, молодой и интересный, если не получится у вас с Красноярским управлением, то сразу возьмём вас в Украинское». Потом я использовал отпуск на полную катушку и приехал выбирать: Кызыл или Абакан. И, по многочисленным советам, выбрал Кызыл.  

(В то время республика Тыва была отсталая, но пейзажи открывались потрясающие. Со всего Союза съезжались туристы, сплавлялись по рекам, наслаждались природой. Специально брали отпуск чтобы приехать. С воздуха за этой красотой было очень приятно наблюдать)

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

- Что было дальше?

- В 1970 начал летать на должности второго пилота и через год и одиннадцать месяцев стал командиром корабля.

- А это быстро?

- Там смотрят на твоё отношение к работе, к полётам, насколько ты ответственный, надёжный. Всё это учитывается. Поэтому некоторые летали по 8 лет вторыми пилотами.

- А ты всего за два года справился?

- Да, можно сказать, за два года. Пять тысяч часов пролетал на Ан-2 потом был командиром экипажа. После этого уехал переучиваться на Як-40. А последние 2 года пробыл инструктором.

- Кстати об этом. У Аэрофлота сейчас огромные Боинги. А какими были самолёты, на которых ты летал?

- Это были очень надёжные самолёты. Конечно, мой любимый Як-40. Не подумай, что я «хвалю своё болото». И по количеству аварийных случаев, и по негласному мнению лётного состава, он был лучшим. На самом деле, очень мало происшествий возникало, техника не подводила.

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

- А у тебя были аварийные ситуации?

- За двадцать лет на Як-40 не было ни одной аварии. «Безаварийный налёт», как говорили. Если у тебя случается авария, всё по новой. А у меня двадцать пять лет в Аэрофлоте прошло без аварий. Предпосылки, конечно, были.  Например, однажды мы вылетали из Иркутска. Звонят диспетчеры и говорят: «На взлётной полосе деталь осталась, предположительно ваша». А мы в это время уже в воздухе были. На посадочную линию пригнали спецтехнику. Все готовились к худшему. А оказалось, что деталь не наша.

Одно время работали на показатели. Мой экипаж был признан лучшим среди всех экипажей Красноярского управления на Як-40. А их было около двухсот.

- А как насчёт смешных ситуаций, пьяных пассажиров или остановок рейсов?

- Был один случай. Правда, не с пассажирами. Смешной и грустный. 1 мая мы сбрасывали парашютистов тушить пожар. За работу в праздничные дни полагалась дополнительная плата, а их командир постоянно жаловался, что шанса заработать нет. И вот случай, наконец, представился. Мы их сбрасываем, всё вроде бы удачно, и я вижу (высота небольшая) как он знак показывает - вызывайте спасательный вертолёт. Оказалось, что командир ноги сломал. Вот и допросился, называется «праздничного заработка». Потом ещё полтора месяца в больнице лежал.

- А бабушка в то время работала в метеоцентре в Кызыле?

- Да. Когда она приехала в Кызыл, я уже два года проработал. Её отправили по распределению. И тоже был выбор: то ли в Енисейск ехать, то ли в Кызыл. И вот судьба так распорядилось, что мы должны были встретиться.

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

- Как вы познакомились?

- 18 августа 1972 в день авиации. Смотрю я – такая прекрасная дама вышагивает в сторону аэропорта, и познакомился. Оказалось, что эта девушка у нас на метеостанции в аппаратной работает. Потихоньку начал ухаживать.  И вот уже через 2 года будет золотая свадьба.

- Что ты делал в перерыве между полётами?

- У нас была специальная комната для лётного состава. Не очень интересно время проводили. Единственное развлечение: картишки, доминишко. Уже позже, когда я летал на Як 40 рейсы-эстафеты (Кызыл – Абакан – Семипалатинск – Бишкек), у нас было достаточно времени – 2 дня. Это же Средняя Азия – дешевые фрукты, овощи. И вот, выполняли заказы. Пользовались мы, конечно, спросом у населения в Кызыле. Кому надо арбузов пораньше привезти, кому огурцов. Поэтому у лётчиков, которые летали в Среднюю Азию, на 10 сантиметров длиннее руки были - от тяжести коробок. Даже выражение было:

Однажды в студеную зимнюю пору
Я вышел из Гума, был сильный мороз.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Пилот наш, несущий побольше, чем воз.

Отдых зависел только от командира экипажа. Я своим ребятам не давал скучать. Мы на озеро ходили купаться, ни один концерт не пропускали. Допустим, я  Льва Лещенко слушал, выступление государственного цирка смотрел, все достопримечательности изучал. Ну а потом уже на рынок, в последнюю очередь.

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

- Хоть раз за пятнадцать тысяч часов ты пожалел о том, что выбрал этот путь?

- Нет, нисколько. Ты знаешь, 25 лет пролетело, как один день. И, если бы Аэрофлот не развалился, я бы ещё с удовольствием работал.

- А как он развалился?

- Это же 90-е годы, работы не стало. Начались сокращения рейсов. Допустим было 6 рейсов в день на Красноярск, стало 3, Среднюю Азию отменили, Восточную Сибирь отменили. Раньше география рейсов была хорошая. Я много по Союзу полетал. В Риге, например, гулял. Там жили очень приветливые люди. Интересно было ходить по городу. Смотреть чистоту, неприсущую нашим городам. Не все местные по-русски разговаривали, с некоторыми приходилось на пальцах объясняться. В общем, каждый приезд чем-нибудь запоминался. Иногда даже маму твою с собой брал.

А потом начали делить управления по отрядам, а те распались на авиалинии. Зарплаты было нечем выплачивать. Были «живые деньги». Что продали, то и уходило на зарплаты. Самолёты начали сбывать. Сначала Ан-2, а потом принялись за Як-40. В общем, наш убыточный отряд стал никому не нужен. В Кызыле заглохла вся авиация, осталось 2 вертолёта.

- И тогда вы с бабушкой приняли решение ехать в Юрьевец? (город в Ивановской области)

- Да, встала дилемма: то ли ехать ко мне на Украину, то ли сюда, на Волгу. Решили коллективно, что здесь лучше природа, и как-то спокойнее.

В 90-е годы там были небольшие заводы, по Волге ходили «Метеоры» и «Ракеты», круизные лайнеры. Речное сообщение было потрясающим. Туристы с области приезжали покупаться и посмотреть на красивую природу.

- И последний вопрос: если бы тебе предложили сесть за штурвал, ты бы справился?

- На современном самолёте, наверное, нет. А вот, если на Як-18Т сяду, вспомню, то конечно. Бочку бы сделал. Элементарно. Мастерство не пропьешь и не забудешь.

Портрет поколения: как мой дедушка стал лётчиком

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью