Аргументы Недели Интервью 13+

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

, 08:45

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там
Фото: личный архив

У каждого человека в жизни есть мечта. Кто-то хочет стать космонавтом или летчиком, кто-то - конструктором, артистом или журналистом, кто-то дрессировщиком, скульптором, спортсменом, телеведущим или даже кем-то вроде Ольги Бузовой.

И только нашей редакции удалось выйти на человека, который мечтал общаться со львами и осуществил свою мечту. Он продал квартиру в Москве, уехал в ЮАР, на эти деньги приобрел львов, живет и работает в этой стране, а его стая теперь насчитывает десять царей и цариц зверей, которые в нем души не чают!

Он спокойно входит к ним в вольер, читает язык тела льва, знает, что означает каждое движение зверя, каждый звук, издаваемый им, и даже понимает, что у льва «на душе». Итак, мы предлагаем вниманию читателя материал, в котором свою историю  рассказывает зоолог, кандидат биологических наук Алексей ТИХОНОВ

Куда, если не в Африку?

- Я приехал в ЮАР в 2013 году, тогда мне было 33 года. Для чего я приехал сюда? Для того, чтобы у меня были львы. На самом деле я и понятия не имел, когда и как они у меня появятся, и у меня не было никакого плана. Это как если хочешь, например, сниматься в кино, то имеет смысл для начала переехать туда, где есть киностудии, а там – как пойдет. Вот и я решил переехать поближе к тем местам, где есть львы. Тогда я не знал, что в России живет достаточное количество людей, у которых есть экзотические животные. Ведь это было восемь лет назад, а я не был зарегистрирован ни в одной из соцсетей, да и вообще думал, что у нас очень мало владельцев таких животных. То есть и спросить было не у кого, и узнать негде.

Вот я и решил: а куда, собственно говоря, мне ехать искать львов, если не в Африку! Почему именно львы? А я с детства люблю животных и всяко-разных зверушек, которыми, сколько себя помню, всегда был набит наш дом. На кошек у меня аллергия, поэтому у нас были собаки, попугаи, рыбки и даже какие-то насекомые. Родители всячески поощряли мой интерес к животным, и я, практически будучи ребенком, даже часто сам ездил на Птичку (птичий рынок в Москве – Ред.).

Конечно, это не так просто – взять и переехать в Африку. Нет, если ты очень богатый или известный человек, тебе гораздо проще получить вид на жительство. Но сейчас многие страны не особенно приветствуют переселенцев, потому что безработица, «своих девать некуда» и т.д. Я окончил биофак МГУ, потом защитил диссертацию и сразу стал искать работу, причем искал ее именно в ЮАР, потому что хотел переехать в Африку поближе к львам. И вот уже кандидатом наук я приехал сюда.

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Зондировал почву

Когда меня на два года пригласили в местный университет, то я начал там работать, проживал в городе, ну и, по мере возможностей, изучал какие-то материалы о жизни львов в этой стране. Кроме этого, зондировал почву, как бы мне вообще остаться здесь.

В то время я не мог просто взять, уйти и посвятить себя львам, потому что был контракт, работа в университете, дом - работа, дом - работа. И все же меньше, чем за два года мне удалось получить вид на жительство, что по нынешним меркам было очень быстро. Сыграло свою роль то обстоятельство, что я являлся специалистом, представителем востребованной профессии в области генетики и молекулярной биологии, правда, это никак не было связано со львами. И только после того, как закончил работу в университете, я уже сам мог выбирать, какого рода деятельностью буду заниматься дальше.

Не продаете ли львов для охоты?

Во время работы в университете у меня были редкие выходные, и еще тогда я начал посещать парки со львами. В ЮАР очень много парков подобного рода, вплоть до частного зоопарка… нет, даже не зоопарка, а достаточно просторных вольеров. Правда, там не всегда живут львы, там находятся разные представители кошачьих, и не только их. И вот я совершенно случайно в одном туристическом буклетике нашел маленькое объявление об очередном небольшом частном зоопарке, еще их там называют фермами, - и приехал туда.

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Мне там всё сразу понравилось: красивые вольеры, ухоженные львы и очень милые хозяева. К тому времени я уже знал, что в Южной Африке выращивают львов в том числе и для того, чтобы продавать их тем людям, которые организуют охоту для богатых приезжих иностранцев, среди которых есть и такие вот «туристы» из России. Ну я, как человек наивный, прямо спросил у хозяев о том, не продают ли они своих львов для охоты? Они ответили, вы что, нет, ни коем случае!

Вначале был абсолютный позитив

И вот, по мере возможностей, пока еще работал, я начал туда приезжать, а когда пришло время уходить из университета, спросил у хозяев фермы – можно я буду работать у вас? Они ответили, что не могут платить достойную зарплату, но у них работают люди из соседней деревни, и хозяева платят им какой-то минимум.

А у меня в Москве тогда была квартира, однушка в Марьино, которую я сдавал. Я и объяснил им, что мне зарплата не нужна, и я готов работать бесплатно, потому что очень хочу быть со львами. Они переглянулись, немного посовещались и говорят, мол, давай, мы будем тебе платить как обычному рабочему из деревни. Что ж, тогда меня это совершенно не напрягало, потому что сбывалась моя многолетняя, заветная мечта: наконец-то я начинаю работать со львами! То есть вначале был абсолютный позитив.

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Подойти к чужому взрослому льву - да боже упаси!

Я должен был следить за их животными. У меня в подчинении находилось несколько работников, но им было все равно, что делать: убирать мусор, рубить дрова, что-то мыть или красить, ухаживать за львами - лишь бы платили деньги. Я и следил, чтобы они всё делали по уму, ведь самое главное - правильно выращивать львят. Малышей рано забирают от львицы, и их надо выкармливать, следить, чтобы они пили молочко, были чистыми, ходили в туалет. Это была не очень большая ферма, ну, может быть, два десятка взрослых львов. А ведь бывают фермы, где живут и пятьсот таких животных. 

Моя работа началась, естественно, исключая любой контакт со взрослыми львами. Подойти к чужому взрослому льву - да боже упаси! Я и сейчас десять раз подумаю, прежде чем подойду к какому-то взрослому крупному хищнику. Чем больше я общаюсь со своими львами, тем меньше хочу общаться с чужими! Когда начинаешь понимать, на что они способны, какая в них мощь и сила, то совсем не хочется рисковать. Но все хищники - они такие разные! Львы - это одно, тигры - другое, леопарды - третье… У меня нет опыта общения с тиграми и леопардами, и я не знаю, о чем они думают. Я не умею читать их язык тела. Это знает только их хозяин и Бог. 

Хозяевам нужны здоровые львы

Я работал на этой ферме, выращивал львят, и до момента, пока у них не начались проблемы со здоровьем, всё выглядело очень радужно. А когда начались эти проблемы, оказалось, что хозяевам абсолютно все равно, умрет львенок или выживет. Это было первое, что меня удивило, помню, мне тогда было очень неприятно. Сначала я пытался помогать, ну, раз животное заболело, давайте скорей везти его к ветеринару! Хозяева действительно несколько раз звонили в лечебницы, а потом сказали - всё, мы больше не будем тратить деньги, пусть выживает сам. Это был первый звоночек для меня. 

С этого момента у меня начали появляться животные, за которыми я ухаживал сам, более того, практически выхаживал их и просто спасал от смерти! Когда животное болеет, вы очень много времени проводите с ним, очень привязываетесь к нему, да и оно к вам. И вот у меня начали появляться такие «специальные», особые львята, которые, к моей радости, потом вдруг оказались моими! 

Хозяевам фермы нужны только здоровые львы при минимальных затратах на их содержание. До того, как я пришел туда работать, всем занимались ребята из деревни, а хозяева особо не вмешивались. Многие болезни у львят были из-за того, что их неправильно кормили, и мне пришлось сильно воевать с рабочими, чтобы они, наконец, начали правильно кормить зверей. А еще у львят пошла череда болячек, начиная какими-то ужасными рахитами и заканчивая сильными гельминтозами. Чуть позже прозвенел еще один звоночек: львята подрастали, и в какой-то момент стали приезжать некие люди с намерениями купить их… 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Не хотел давать животным надежду

Со временем у меня стало появляться все больше и больше знакомых, я общался с посетителями фермы, где работал, и постепенно начал понимать, что, хотя мои хозяева сами не охотятся на львов и не продают их охотникам, все равно продают тем людям, которые организуют такие охоты. Кстати, в какой-то момент и сами хозяева, слово за слово, перестали это скрывать. Например, уже при мне обсуждали по телефону, какие хорошие львы у них есть для охоты. 

Мне казалось, что с тех пор, как я начал работать у них, прошло долгое время, чуть ли не годы, но, по сути, я проработал на этой ферме всего восемь месяцев, а через полгода понял, что дальше просто не смогу там оставаться. С другой стороны, я очень привязался к тем животным, которые практически умирали, и оставить их «на милость судьбы» тоже было тяжело. Как бы то ни было, а львам было лучше оттого, что я нахожусь именно там, с ними, ну а мне было тяжело продолжать там работать. Я не хотел давать животным надежду на то, что не мог осуществить, то есть жить вместе с ними в каком-то другом месте. Такой возможности у меня не было.  

Услышал, что его хотят пристрелить

Но вот начались абсолютно неожиданные события! На моем попечении был львенок, который болел ужасным рахитом. Хозяева сказали так: «Делай, что хочешь, но если за два месяца он не встанет на лапы, мы его пристрелим. Зачем нам нужен такой, ведь мы его никому не продадим?» Действительно, нельзя продать льва для охоты, если он хромает, если у него некрасивая шерсть, плохо с глазами и т.п. Ведь почитатели такого «туризма», которые за большие деньги убивают зверей, вряд ли будут охотиться на калеку.   

Поэтому хозяевам ферм удобнее избавиться от таких львят, и они не видят в этом ничего особенного. Это только бизнес! А ведь я в тот момент находился рядом с этим львенком, и когда услышал, что его хотят пристрелить, то испытал самый настоящий шок. Ведь хозяева сами довели львенка до болезни, потому что поручили заботиться о нем рабочим, которым было на всё абсолютно наплевать! Короче говоря, в тот день я позволил себе выказать неприемлемое отношение к своему начальству. Соответственно, они сказали, если тебе что-то не нравится – можешь уходить. 

Ну да, я и сам собирался уйти. Вечером я пришел ко всем своим львятам и попрощался с ними, но утром жена хозяина фермы, которая немного симпатизировала мне, сумела разрулить ситуацию. Мне сказали - если хочешь, оставайся, а если тебе так нравится этот львенок, то забирай его себе. «Нам он не нужен, так что теперь он твой. Делай с ним, что хочешь». Вот так всё и началось, вот так у меня и появился первый львенок, но, к сожалению, я не имел абсолютно никакой возможности что-то сделать для него, потому что у меня здесь ничего не было - ни дома, ни жилплощади, ни тем более земли, ни... 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Не подавал признаков жизни

А ведь в ЮАР очень строгие законы, и нужно оформить много документов для того, чтобы содержать животных. Например, их нельзя держать на приусадебном участке, не говоря уже про квартиры. Держать можно только на ферме, да и то в определенных вольерах. Всё должно быть согласовано заранее, и оформление бумаг может занять целый год. Так я остался там, остался с этим львенком. А потом заболел и второй львенок, такой милый и трогательный малыш! Он лежал, вообще не мог двигаться и почти не подавал признаков жизни. Я выхаживал и его, кормил, поил, давал нужные лекарства, постоянно находился с ним - и в итоге вытащил малыша буквально с того света. Я был очень рад, что мне удалось вытянуть и его! А после всей этой эпопеи, видимо, по причине того, что у меня стало больше времени для размышлений, я начал думать, а что же мне делать дальше? Как быть?

Своими руками вырастил трофей для охотника

И вот я случайно познакомился с женщиной, которая тоже придерживалась мнения о том, что охота - это очень плохо. У нее тоже была ферма, где жило несколько львов. Я спросил ее, можно ли передать своего львенка, и он будет жить у вас? Она согласилась, и я его перевез. А потом за 40 тысяч южноафриканских рэндов (по-нашему - 200 тысяч рублей) я выкупил и второго малыша, которому было уже восемь месяцев, и она тоже согласилась, чтобы я перевез его к ней. Эти два львенка, которых я выходил, были мне особенно дороги! 

Дальше уже не имело смысла продолжать работать на той ферме, и я объявил хозяевам, что по контракту доработаю еще месяц и уволюсь. Но я продолжал ходить к остальным львятам, с которыми мы прожили эти восемь месяцев. У меня же была мечта общаться со львами, вот я и общался, проводил с ними много времени, привязался и прикипел всем сердцем! 

Они были совсем ручными, радовались людям, а у меня было такое ощущение, что я своими руками вырастил легкий трофей для охотника. Да что там – ощущение, это на самом деле было реальностью и фактом! Если бы я не общался с этими львятами, они, возможно, были более дикими, и, кто знает, может, покусали и съели будущего охотника? Но я вырастил их настолько ручными, что у меня перед ними было чувство огромной вины, и я не знал, что мне с этим делать! 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Уехал в Москву

И вот я последний месяц ходил и ходил к ним, все думал, думал, думал, ничего не придумал, уволился и без какой-то особой идеи уехал в Москву. Что ж, жить в ЮАР мне было негде, с фермы я ушел, после увольнения заехал к двум своим львятам, немножко погостил там и, не очень понимая, что делать дальше, улетел в Россию. Помню, когда я уезжал с той фермы, где работал, то пошел прощаться со своими животными, и у меня появилось такое странное чувство, будто львы не хотели со мной общаться. Возможно, звери почувствовали перемену настроения или еще что-то, и поэтому как-то избегали меня. Ведь я же бросил их, да, бросил, вот они и не хотели меня видеть! Но когда я уходил оттуда, то сказал им, что обязательно вернусь. Я что-то сделаю, даже сам не знаю, что, но - вернусь! Вернусь за ними. 

И вот я возвратился в Москву, все думал и думал, куда же мне пойти работать, чтобы заработать денег? Или, может, пойти учиться какой-то востребованной в ЮАР профессии – и, как обещал, вернуться к ним? Но я понимал, что когда снова приеду туда, то, скорее всего, их там уже не будет. Они достигнут возраста двух лет - и их продадут для охоты, для забавы, на смерть. А потом в течение года их просто убьют, особенно львов-самцов, которые особенно востребованы для таких игрищ. Так что мне нужно было что-то делать, причем делать очень быстро. Более того, у меня было такое чувство, что мне нужно срочно возвращаться в ЮАР, что сейчас в России я вообще не смогу чем-то заниматься, что как можно быстрее мне надо быть в Африке! Но откуда взять деньги? Я никого не знал, и у меня нет богатых знакомых! Почти все знакомые - из университета, то есть такие же, как я, люди несостоятельные. 

Квартиру удалось быстро продать

Однако у меня была квартира - единственный мой актив! Вот ее-то и удалось достаточно быстро продать. После этого я написал той женщине, где жили два моих львенка, мол, можно я вам еще львов привезу? Мне показалось, что у них в семье произошла какая-то внутренняя борьба, но в итоге мне дали такое разрешение. Тогда я написал хозяевам тех львов, где работал, что вернусь и выкуплю животных, и чтобы они никому их не продавали. Я хотел выкупить еще четверых - двух мальчиков и двух девочек. Закончив в России все хлопоты, я наконец-то вернулся в Южную Африку и, не мешкая, поехал на ферму, но оказалось, что одной львицы там уже нет. 

Для того, чтобы погрузить львов в машину, в них обычно стреляют дротиком со снотворным, они засыпают, и только после этого животных грузят в специальные ящики. Ну вот, значит, мы погрузили троих, а той львицы все нет и нет. Внимательно глядя хозяевам в глаза, спрашиваю, может быть, вы ее кому-то продали, скажите, чего уж там? Они говорят, нет, нет, за это время мы никому никого не продавали. Ну что ж, говорю, тогда пошли ее искать! 

И вот все вместе мы пошли на поиски. Искали очень долго - и нашли… мертвое животное, мертвую львицу. Она уже вся раздулась, и не было понятно, она ли это вообще, потому что можно было определить только пол животного. У меня была жуткая истерика - не углядели, не уследили, не уберегли! 

И вот мы привезли эту львиную троицу к той женщине и посадили их с теми двумя моими львами. Но самое главное, что я «додолбил» старых хозяев, и они признались, что все-таки продали четырех львиц на другую ферму, добавив, «твоей там точно не было». Но я долбил и долбил их дальше - и они позвонили тому фермеру и договорились, что я приеду и, на всякий случай, посмотрю на тех львиц. И что же вы думаете, я приехал, посмотрел и увидел, что моя львица действительно была там! Они ее продали, и я нашел ее там живой и здоровой. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Я сразу вошел в вольер

А ведь с того момента, как я уехал в Москву, размышлял, что же мне делать, потом занимался продажей квартиры, готовил документы на выезд и тому подобное, прошло много времени, наверное, месяцев восемь, не меньше. Но я сразу вошел в вольер. И она тут же узнала меня! Она упала, перевернулась животом вверх, начала кататься на спине, вставала на меня передними лапами… в общем, это был очень трогательный и эмоциональный момент! Да и сам я, наверное, плакал, уже не помню, а ее новый хозяин даже сказал, что ничего подобного в жизни не видел.

Тут я ему, конечно, говорю, мол, давай… я ее покупаю… ты же видишь… тут вообще не может быть никаких разговоров… ты мне ее продашь! Он сказал - конечно, конечно, никаких проблем. 

В принципе, ему было все равно, и он может купить себе другую львицу, ведь ему нужно делать бизнес, кормить семью. Ну что ж, работа у него такая, бизнес есть бизнес. Короче, он запросил за львицу две цены, потому что прекрасно понимал, что у него есть уникальное предложение: я же не мог пойти куда-то еще и купить другую львицу. Вот так я выкупил ее и привез на ферму той женщины. В итоге у меня оказалось шесть зверей. 

Начиналась драка - я вставал между ними

Было очень сложно опять свести их вместе. Ведь все они помнили меня, но абсолютно забыли друг друга. Это было просто удивительно: у них вообще не было никакого привыкания ко мне - как будто мы не расставались! Но друг друга вначале они пытались просто сожрать, и постоянно случались очень сильные конфликты, драки… Хорошо, что это были не половозрелые животные, по полтора года, у львов тогда даже не было гривы, и тем не менее, это же львы! Уже тогда в них чувствовалась невероятная мощь и сила. 

В то время я практически все время был рядом, и когда начиналась очередная драка, то просто вставал между ними. Они на меня не шли (то есть тогда мне это удавалось), но как только я отходил - они опять начинали драться. Я был там столько времени, сколько мог, чтобы иметь возможность разнимать львов и гасить эти конфликты. 

И вот постепенно они притерлись друг к другу, начали как-то взаимодействовать, и уже не было так страшно. Конечно, какие-то ссоры вспыхивали еще долго, но у меня уже не было страха, что будут серьезные последствия, травмы, увечья и т.п. 

Когда я был в Москве, хозяйка фермы к моим двум львам подселила пару красавиц львиц, чтобы они жили вместе. Так что у меня сейчас восемь «желтых», то есть шесть с моего старого места и две этих львицы, которые тоже оказались замечательными животными! Хозяйка взяла их с другой фермы, потому что львов там выращивали для охоты. Они совсем ручные, и я к ним тоже очень привязался. Это невероятно ласковые звери, очень контактные, веселые и открытые. 

Хозяева постепенно привыкли к тому, что новые львицы тоже вроде как принадлежат мне, а потом я заплатил за них деньги. Я тогда постоянно жил на этой ферме, и у меня оставались какие-то деньги после продажи квартиры. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Постоянно погибают животные

Так прошло чуть больше года, и вот хозяева сказали мне, что я не могу больше оставаться у них, что мне нужно работать, а в их бизнесе начались проблемы. Вообще, для того чтобы кормить молодых львят, не нужны большие расходы. Дело в том, что здесь очень много ферм, где содержат кур, коров и т.п. Нередко бывает так, что корова, например, умирает во время родов, ломает ногу или с ней что-то случается. Ведь они не всегда находятся в коровниках, а гуляют сами по себе на свободном выпасе, бродят по саванне и что-то едят. За животными никто особо не следит, поэтому с ними может произойти что угодно. 

Там постоянно погибают какие-то животные, и это свежее мясо просто отдают на корм хищникам. Что касается птицефабрик, то с курами тоже случается всякое, например, какое-то количество постоянно погибает во время транспортировки. Вот и куры тоже идут на корм хищникам. Фермы, где держат львов, практически не покупает еду, и все хозяева именно так кормят своих зверей. 

Что касается моих хозяев, то они вообще были небедными людьми, и у них тогда был хороший бизнес. Раньше они не поднимали «мой вопрос», и для них это не было проблемой. Но теперь их доход уменьшился, и у них не было тех денег, которые были раньше. Примерно тогда мне выставили первый счет за содержание львов. 

Устроился в тот же университет

Я сразу заплатил по этому счету за год вперед и начал искать работу, потому что понял, что так долго не протяну. По иронии судьбы, я снова устроился в тот же университет, правда, в другую лабораторию - к русской женщине, профессору. К сожалению, там всё пошло не очень хорошо, и оказалось, что ради продвижения своей карьеры она воспользовалась тем, что мне очень нужно было где-то начать работать. 

Тогда она не была профессором, но взяла меня на определенную позицию, и, поскольку у нее теперь был «постдок», молодой специалист, то ее ранг повысился, и она стала профессором. «Постдок» - это начинающий ученый-исследователь. Таковым он может быть в течение пяти лет после защиты диссертации. 

Сразу после того, как она получила профессорскую позицию, меня начали оттуда просто выживать. Работу, которую она мне поручила, нельзя было выполнить теми средствами, которые имелись. По сути, не было ни денег, ни оборудования - и будущий профессор наверняка знала это заранее. Но именно после того, как она получила то, что хотела, меня начали выживать. 

Она писала жалобы, что я не выполняю график и не укладываюсь в сроки, но ведь сложно выполнить работу в срок, если нет ни инструментов, ни оборудования! Как в таких условиях вообще можно было работать?! Кому только ни жаловалась эта странная дама, и в своих кляузах она дошла до многого. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Человек с деньгами, любящий животных

Поэтому я помахал университету ручкой, уволился и через знакомых начал искать другую работу. Нашел – и уже почти три года работаю в частном зоопарке, который содержит коллекционер, человек с деньгами, любящий животных. Это закрытое заведение, и регулярных посетителей тут не бывает, правда, иногда проводятся экскурсии для школьников или сюда приходят организованные группы людей. 

Когда я искал работу, то сразу оговаривал условия: чтобы не было больших кошек, ни львов, ни тигров...  Потому что львов выращивают для охоты, а тигров вообще забивают, и кости продают в Китай для медицинских целей. Мои нынешние работодатели сказали, что и сами не хотят с этим связываться, потому что на них сразу будет клеймо: они продают зверей для охоты. Так что у них нет больших кошек, зато есть очень много других животных. У моих нынешних хозяев очень хорошая репутация в зоопарковом мире, ну и я, соответственно, работаю тут, ухаживаю и просто слежу за живностью. 

Правда, сейчас, в связи со всей этой «короной», тут закрылись многие организации и заведения, и у моих работодателей тоже возникли проблемы с деньгами. Но мне удалось найти еще одну работу - помогла сокурсница из России, с которой я еще учился в МГУ. Она - специалист по поведению животных, в основном, по собакам, организовала курсы, онлайн-школу, которая выпускает специалистов по коррекции поведения собак. 

Так вот она предложила мне проверять домашние задания и отвечать на вопросы тех людей, которые учатся на этих курсах, чем я сейчас и занимаюсь по вечерам. А еще у меня теперь есть канал на ютубе и страничка в инстаграме, где я выкладываю ролики о жизни моих животных. Получается вроде как три работы, правда, насчет ютуб-канала знакомые блогеры сказали, что если я не буду относиться к этому всерьез, как к настоящей работе, то у меня ничего не получится.  

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Львицы выходят меня встречать

А мои львы по-прежнему живут на той ферме, куда я их перевез, в трехстах километрах от меня. Я регулярно перевожу деньги за их содержание и, конечно, навещаю своих зверей. К сожалению, львов, получается навещать лишь раз в две недели - по выходным. Они уже выросли и стали менее эмоциональны. Ну и многое, конечно, зависит от их настроения. 

Когда я приезжаю, они тычутся в меня носами, окружают всей сворой, толкаются друг с другом, а хвосты у них задраны. В это время львы своеобразно гудят, то есть разговаривают и со мной, и между собой. Ну что ж, бывают очень эмоциональные встречи, бывают и не очень. Есть эмоциональные животные, есть поспокойнее. Две тамошних львицы каждый раз выходят меня встречать. Как увидят, что я иду, - так и бегут издалека! А ведь бежать для льва – это огромное достижение, потому что они ленивые животные, которые в природе лежат часов по двадцать в сутки. Побежать кому-то навстречу - это дорогого стоит, значит они и правда рады, значит хотят поскорее ко мне подойти и выказать свои чувства!

Они меня не забывают, мы будто и не расставались. Здесь был очень строгий трехмесячный локдаун, и на это время полностью всё закрывали, то есть ни поехать, ни выйти куда-либо, кроме как в магазин. Пришлось остаться на работе, и лишь спустя три месяца я с ними встретился вновь. И опять же не было абсолютно никаких «моментов привыкания», разве что один лев чуть дольше обнюхивал меня. 

Конечно, когда я после перерыва первый раз вхожу в вольер, то стараюсь все делать предельно аккуратно. Я внимательно смотрю на их поведение, потому что не знаю, что произошло за эти две недели (и тем более через три месяца после карантина), может, они подрались десять минут назад, и кто-то до сих пор возбужденный, злой или обиженный. 

Когда постоянно проводишь время рядом с ними, то нет никаких проблем, потому что знаешь, у кого и что сейчас на душе, а когда долго не был, то нужно сначала посмотреть на них, быть осторожней с объятиями, не нужно бежать к ним. Просто нужно аккуратно подойти и посмотреть. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Лев рычит - это угроза

Лев - это социальное животное, в этом плане с ним легче, чем, например, с тигром, который, как известно, является зверем-одиночкой. Лев же привык жить в группе, где, хочешь не хочешь, но общаешься. Это как в коммунальной квартире, когда даже при неважных отношениях приходится общаться с соседями. А если бы все соседи каждый раз дрались, то просто поубивали бы друг друга. Вот и во львах есть такая коммуникация, такое нежелание лишний раз вступать в конфликты. Поэтому они привыкли сообщать о том, что им нравится, а что не нравится. Лев десять раз предупредит - не подходи ко мне! Просто нужно внимательно смотреть. 

Каким образом он предупреждает? Может начать скалиться, но не рычать. Когда лев рычит - это уже угроза. А еще у них есть определенные движения, скажем, он нагибает голову и при этом скалится. Или от него исходит некий специфический звук, когда он как-то странно мяукает (не могу это воспроизвести, потому что я не лев), показывая, что ему неприятно. Иногда подходишь к нему, а он встает и уходит. Это означает, что не надо его преследовать, гнаться за ним. Когда он будет готов, то придет сам. Они всегда приходят. Если он уходит, значит ему так нужно, значит ему хочется отойти, попереживать, о чем-то подумать. 

Когда я уезжаю на две недели, то львы достаточно спокойно реагируют на это. Ведь они привыкли жить без меня, и сейчас для них, наверное, не столь важно мое присутствие. Львы живут сами по себе, за ними присматривают хозяева фермы, с которыми у меня теперь есть договор об аренде и в котором прописано, что они должны делать. И тем не менее, мне всегда тяжело уезжать от моих львов! На прощание я глажу их, целую в нос, прошу особо не конфликтовать между собой, заботиться друг о друге, короче, говорю всякую сентиментальную ерунду. 

Теперь у меня десять львов

Да, и совсем недавно я стал счастливым обладателем еще двух изумительных «белых» львов! Знакомые владельцы одной фермы хотели продать их в какой-то заграничный зоопарк, то есть на этих красавцев львят поступил реальный заказ, и все условия были обговорены. Но потом пришла «корона», наступил карантин, животные подросли, цена на их доставку стала другой, и заказчик просто отказался от этой идеи.

Владельцы фермы приобрели львят у заводчика только на время, чтобы переправить в зарубежный зоопарк, а после локдауна не знали, что с ними делать. В их планы не входило содержать еще двух львов. Вот и я им сказал: «Действительно, что теперь с ними делать? Давайте-ка их мне». Они и отдали – бесплатно. 

Теперь у меня десять львов. Восемь «желтых»: самцы - Кучук, Лев, Милкивей, Бестфренд и самочки – Уша, Триша, Нари, Фиктейл. А недавно приобретенных «белых» зовут: самца – Пушок и самочку – Мия. Конечно, в идеале мне бы хотелось, чтобы они всегда были со мной, но у меня нет такой возможности. Чтобы такая возможность была, нужно покупать землю, а для такого приобретения требуются уже очень серьезные деньги. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Я так и не стал южноафриканцем

Через фейсбук я познакомился с ребятами, девушкой из США и ее молодым человеком из ЮАР. Они работали здесь же, просто на другой ферме, где вроде бы не продавали львов для охоты. Но там были очень плохие условия, и львята часто болели. Эти ребята тоже вырастили несколько львов и, как я, очень привязались к ним. 

И вот у нас родилась: идея объединить силы и найти спонсоров, людей, которые хотели бы вложить деньги и открыть в ЮАР свой парк. Девушка вернулась в Америку, потому что несерьезно искать спонсоров в Южной Африке, и сейчас там вроде бы появился заинтересованный человек из шоу-бизнеса. Но пока еще ничего не решено, и всё находится в начальной стадии. 

А еще я стал задумываться о переезде в Россию, естественно, вместе со львами. Думаю, это вполне реально, такой вот у меня план «Б», благо, и в России остались друзья, сокурсники, появились единомышленники. Скажу честно, мне очень хочется вернуться в Россию! 

Я так и не стал южноафриканцем, мне не понятен их менталитет, и мне тяжело жить в Южной Африке. На самом деле я живу в ЮАР только ради моих животных. Если бы у меня была возможность со своими животными переехать в Россию, для меня это было бы просто идеально! 

Сейчас мои львы живут и гуляют на семи гектарах, - и это, конечно, очень большая площадь. Я не могу с такой площади перевезти их в вольер, размерами десять на десять метров. Мне нужно найти баланс, чтобы и мне, и им в России было хорошо. А просто взять моих зверей и, не учитывая их интересы, перевезти в Россию, я не могу и не хочу. Не хочу сделать мою жизнь лучше за счет того, чтобы сделать их жизнь хуже, - это просто неправильно! То есть у меня достаточно высокие требования к месту, куда бы мы могли переехать, и в первую очередь, конечно, это касается территории. 

На вырученные от продажи квартиры в Москве деньги он купил в ЮАР львов и остался там

Львы не знают, что я работаю на трех работах

Недавно я познакомился с группой людей, бывшими артистами цирка из Новосибирска, причем среди них есть даже ветеринар, хорошая девушка Яна. У них есть три тигра, и они тоже открыли свой канал на ютубе на тему жизни животных. Они хотят организовать хоспис для больших кошек и вообще, для тех животных, которых нельзя пристроить в зоопарк. Мне очень по душе эта идея! 

В России есть много странных людей, которые берут таких животных, но совершенно не хотят и не умеют за ними ухаживать. В результате животное заболевает, и его просто бросают. Даже здоровое животное очень непросто пристроить в зоопарк, а больное вообще никто не возьмет. Вот мы и хотим сделать такое место, где подобных животных будут принимать и обеспечивать им соответствующие условия. Думаю, что у нас могла бы получиться классная команда!

Эти ребята сейчас начинают искать землю. Что касается сибирских морозов, то в новосибирском зоопарке животные содержатся в теплых помещениях. В зоопарке на Дальнем Востоке тоже спокойно живут львы, и каждом большом городе в зоопарке тоже есть такие хищники. Так что для меня было бы предпочтительнее переехать в Россию, правда, с оговоркой, если для животных будут хорошие условия.

Но какой же у меня план «А»? На сегодняшний день он таков: если все-таки удастся договориться со спонсорами и купить землю, то я останусь в Африке. В принципе, у моих львов и сейчас хорошая и сытая жизнь, и они не знают, что я работаю на трех работах. Так что если с покупкой земли все получится и львам по-прежнему будет хорошо, то я останусь в ЮАР, хотя лично мне здесь не очень комфортно…   

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью