Аргументы Недели Интервью № 8(752) 3 – 10 марта 2021 г. 13+

Оборонка: кадры решают всё

, 19:25

Оборонка: кадры решают всё
Фото АГН «Москва» / А. Никеричев

Мы уже привыкли, что сапоги тачает пирожник, а пироги печёт сапожник. За промышленность отвечает социолог, авиастроение возглавляет музыкальный продюсер, космические программы двигает журналист-международник, Национальным исследовательским центром «Институт им. Н.Е. Жуковского» рулит банкир. Это самые яркие примеры.
 А у нас есть возможность понять, как работала система отбора руководящих кадров военно-промышленного комплекса в недалёком прошлом. Николай Александрович ШАХОВ – один из столпов советского ВПК – на основе своего колоссального опыта имеет право ставить диагноз любой системе управления. Но сегодня интересно узнать, откуда появлялись люди, которые (или под руководством которых) создали чудо-ракеты, военные самолёты, оставив потомкам задел, которым мы пользуемся в XXI веке.

Стройная система

– Николай Александрович, как функционировал советский оборонно-промышленный комплекс?

– Наши предшественники в Советском Союзе построили чёткую, сложно структурированную и при этом стройную и эффективную систему ВПК. В состав военно-промышленного комплекса входили девять министерств: Министерство оборонной промышленности, Министерство среднего машиностроения, Министерство общего машиностроения, Министерство боеприпасов, Министерство судостроительной промышленности, Министерство авиационной промышленности, Министерство радиопромышленности, Министерство электронной промышленности, Министерство средств связи.

Управление этой структурой осуществляла Военно-промышленная комиссия Совета министров СССР. У истоков этого малоизвестного, но очень влиятельного органа стоял легендарный Дмитрий Фёдорович Устинов. Он использовал организационные и административные методики, которые были заимствованы им из работы Государственного комитета обороны в период Великой Отечественной войны. Возглавлял Военно-промышленную комиссию один из заместителей председателя Совета министров СССР.

– Как формировался состав Военно-промышленной комиссии?

– В её состав входили все министры оборонного комплекса, начальник Генерального штаба, заместитель министра обороны по вооружению, заместитель председателя Госплана, вице-президент Академии наук. Все, кто входил в эту комиссию, были прежде всего специалистами, как правило, прошедшими все «точки роста», начиная от низшего управленческого звена до самых высоких административных должностей. Многие из них начинали свою производственную деятельность с рабочих профессий.

Важнейшим фактором, влияющим на выдающиеся достижения в науке и технике того времени, безусловно, является отраслевая наука как основной «инструмент» адаптации фундаментальных научных знаний в реализации важнейших научно-технических достижений. Хочу в качестве примера привести создание гражданской атомной энергетики, первого искусственного спутника Земли, полёт Юрия Гагарина, создание системы «Энергия-Буран». Все эти гражданские достижения явились миру прежде всего как производная от деятельности ВПК.

Всё это было получено благодаря «сплаву» фундаментальной и отраслевой наук. Причём отраслевая наука полностью отвечала за создание системы вооружений. А в части системного, глубокого анализа научной составляющей проектов – здесь роль и значение Академии наук СССР были решающими. Но часто разработку и техническое задание для АН СССР формировали отраслевые институты, которые являлись ответственными за практическое внедрение передовых решений в сфере ВПК.

Главный по боезапасу

– В чём состояла специфика работы Оборонного отдела ЦК КПСС?

– Оборонный отдел был рабочим органом Политбюро и Секретариата ЦК, а также Совета обороны СССР. В разные годы Оборонный отдел ЦК курировали: Устинов, Рябов, Романов, Зайков, Бакланов. Сам отдел возглавляли крупные организаторы промышленности: Сербин, Дмитриев, Беляков. В то время я работал заместителем заведующего отделом, курировал Министерства оборонной промышленности, машиностроения и среднего машиностроения. Основной костяк работников Оборонного отдела ЦК составляли люди, пришедшие из реальных производств и научных институтов. Считаю важным сказать – не финансисты, менеджеры и журналисты, а именно люди, прошедшие реальную производственную школу. Я, например, специалист в области боеприпасов. Соответственно, в рамках Оборонного отдела и вёл эту тематику.

– То есть управляли отраслью, как сейчас это делают министерства и их департаменты?

– Нет, мы отслеживали состояние оборонной промышленности, вникали в суть проблем, но при этом не пытались подменять государственные органы. В основном занимались кадровой политикой, подбором и расстановкой людей на ключевые посты. В качестве примера хотел бы привести историю назначения Сергея Павловича Королёва на должность руководителя нашей ракетной программы осенью 1946 года. Мало кто знает, что кадровое представление было рассмотрено Сталиным в июле 1944 года, а вот окончательное решение было принято в Германии, где Королёв был назначен заместителем Льва Михайловича Гайдукова, тогда председателя комиссии по изучению трофейного немецкого ракетного оружия, с 1938 года работавшего инструктором и заведующим отделом в Управлении кадров ЦК ВКП(б). После их совместной работы в Германии Королёва и назначили на должность Главного конструктора ракеты А4. Его кандидатура была поддержана на высшем партийном уровне – секретарём ЦК Маленковым. Как известно, кадры решают всё. Считаю, что именно тогда, осенью 1946 года, было принято единственно верное кадровое решение, что впоследствии обеспечило нашей стране приоритет в освоении космического пространства и фундаментально укрепило нашу обороноспособность.

За протеже – ответишь!

– Какие конкретно задачи решал Оборонный отдел ЦК?

– В ведении Оборонного отдела находились начальники главных управлений, директора заводов и крупных отраслевых НИИ. При выдвижении или освобождении от занимаемой должности ответственных работников системы ВПК никакого диктата или произвола со стороны партии не происходило. Единственным критерием принятия решения были профессионализм и эффективность в работе на каждой конкретной должности.

– Были варианты назначений «из грязи в князи»?

– Люди двигались по карьерной лестнице, не «перепрыгивая» через ступень. Процесс сменяемости кадров происходил исключительно эволюционным путём. Прежде чем получить следующую административную должность, претендент должен был доказать на предыдущей работе свои состоятельность, профессионализм, умение общаться с людьми.

– А как же не порадеть «своему человечку»?

– Не могу сказать, что в то время не существовала система выдвижения и продвижения «своих», но здесь каждый, кто двигал своего человека, нёс в полной мере ответственность за своего протеже. Полностью исключалась семейственность. Если человек не справлялся, то система принимала кадровое решение не только по сотруднику, который не справился, но и по тому, кто двигал вверх некомпетентного работника. Система выявляла и продвигала вверх наиболее талантливых, работоспособных, увлечённых своим делом людей и отсеивала некомпетентных, непрофессионально подготовленных.

После подписания безоговорочного акта о капитуляции фашистской Германии мы столкнулись с качественно новой исторической реальностью. Да, война закончилась, мы Победители! Но что нам досталось – разрушенная и сожжённая европейская часть страны, миллионы погибших и искалеченных людей, разрушенная социальная, транспортная и культурная инфраструктура, уничтоженное сельское хозяйство. Более того, необходимо было спасти, накормить, лечить, восстановить инфраструктуру поверженного врага.

Мы получили доступ к военным и научным достижениям фашистской Европы, я не оговорился, именно фашистской, ведь против нас воевала вся объединённая Европа. Но, для того чтобы оценить масштаб научно-технических знаний даже одной фашистской Германии, требовался прежде всего человеческий потенциал научно-технических специалистов. И у нас он был.

Спустя 75 лет после окончания Великой Отечественной войны не считаете ли вы, что попытка уничтожения нашей страны повторяется, но на другом уровне?

– К сожалению, вынужден согласиться, ведь вопрос, связанный с физическим уничтожением системы ВПК, запущенный в далёком 1991 году, до сегодняшнего дня не завершён. Основной удар был нанесён не по производству, финансам, интеллектуальной составляющей ВПК, основной удар был нанесён по кадровому потенциалу отрасли в целом. Мы видим, как на постсоветском пространстве не взрывают мосты, не уничтожают заводы, не занимаются диверсионной деятельностью, а просто переформатируют общество. Мы, к сожалению, тогда в 1991 году были не готовы к изменению формата воздействия на нашу страну. Просто не понимали, что самый эффективный способ уничтожения любого государства – его расчленение и фактический контроль со стороны другого государства.

Ещё раз хотел бы вернуться к тезису «кадры решают всё». Считаю важным сказать, что наш опыт, опыт предшествующих поколений показал и, главное, доказал свою эффективность в области создания и функционирования ВПК, где ключевую роль играла кадровая политика.

Справка "АН"

Шахов Николай Александрович, партийный и государственный деятель, родился в 1931 году в Юринском районе Республики Марий Эл в многодетной семье колхозника. Окончил среднюю школу в 1948 году, затем в Казанском химико-технологическом институте им. Кирова получил специальность «инженер химик-технолог». Работал в Перми инженером в НИИ-130, занимался отработкой технологии твердотопливных ракетных двигателей. Имеет научные работы и изобретения в этой области. В 1967 году утверждён инструктором отдела оборонной промышленности ЦК КПСС. Позже – заместитель заведующего Оборонным отделом ЦК КПСС.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью