Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Актриса Любава Грешнова: «Женщина, став матерью, становится нежнее»

, 12:39 [ «Аргументы Недели», ]

Актриса Любава Грешнова: «Женщина, став матерью, становится нежнее»
Любава Грешнова

Любава Грешнова родилась в Харькове. Зритель знает актрису по таким фильмам и сериалам, как «Семья на год», «Случайная невеста», «Я подарю тебе победу», «Клуб обманутых жён», «Раненое сердце», «Екатерина. Взлёт», «Слава», «Красивая жизнь», «Пятый этаж без лифта», «Тень», «Переезд», «Верни мою любовь», «Невеста моего друга» и др.

- Любава, красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- Скорее, мешает. Она даже может погубить чью-то женскую карьеру. Когда я ещё училась в театральном университете, у нас считалось, что если студентка красива, она априори бездарна. Это, безусловно, старые предрассудки. Я люблю историю с Шарлиз Терон, когда она, отбиваясь от ролей красоток, ходила на пробы, специально и осознанно, с грязной немытой головой и максимально без макияжа.

Когда я была помоложе, у меня тоже был перебор ролей красавиц, и на какой-то десятой роли я поняла, что это всё, тупик и творческий крах. А ведь я знала свой потенциал. К слову, у нас в кино вообще упрощённый подход, любят типажи. Нас, актрис, делят на красивых, замарашек, добрых, злых. Люди не особенно тратят усилия, чтобы разглядеть в красивой Бабу Ягу, и наоборот. И поэтому я тоже в своё время упрощала себя, чтобы не остаться вечной красоткой.

- Удалось переломить ситуацию?

- Удалось. У меня пошла череда характерных, либо более героических ролей. От явной красивости, от которой меня уже тошнило, я ушла. Но через некоторое время я повзрослела и частично вернулась к себе, красивой.

- Вы много снимались в мелодрамах. Почему, на ваш взгляд, в России так любят этот жанр?

- Потому что зритель может отдохнуть и расслабиться. Это тот же контент, что и комедии. У нас сплошные шутки и юмор, либо мелодрамы на ТВ. Придя с работы, человек включает телевизор и смотрит картину, где он может не напрягаться, не прикладывать мозговых усилий. Это такой простой и доступный жанр, позволяющий и вникнуть, но при этом не затратиться.

- Насколько вы погружены в интернет, сколько у вас подписчиков в инстаграме?

- Я очень сильно привязана к интернету. Кто отстанет от нынешнего поколения, тот не выживет. Технологии развиваются с сумасшедшей скоростью. У меня появился первый ноутбук в 21 год. Я не знала до 20 лет, что такое любой гаджет. Я была из не очень богатой семьи, была занята больше книжками. И это было моя проблема много лет, я одна из последних появилась в инстаграме. Коллеги моего уровня имеют подписчиков гораздо больше, чем я. Именно потому, что зашли в инстаграм на пять лет раньше. У меня сейчас 150 тысяч подписчиков.

Я люблю инстаграм, активно его веду. И получаю отдачу от этого. Я отношусь к инстаграму не как к ресурсу, который даёт заработать, а как к возможности общения с аудиторией. А любой актёр, в отличие от блогера, он своего зрителя всегда ценит. Мы ценим тех, кто ходит на наши спектакли, смотрит наши фильмы. Особенно, если ради нас. В подписчиках у меня – образованнейшие люди, с которыми я веду беседы на философские темы. Бывает мне скучно, одиноко, я сажусь и пишу пост. Не ради галочки, а потому что мне нравится это общение.

Ещё я смотрю мастер классы в ютубе, слушаю лекции на разные темы: по актёрской профессии, монтажу, по языку, по истории костюма, истории России. Смотрю документальные фильмы.

- Чему вы специально обучались для той или иной роли?

- Один из моих любимых фильмов – «Слава» о знаменитом хоккеисте Вячеславе Фетисове. Мы его снимали в Америке. Я играла жену Фетисова Ладу. Надо сказать, что у меня отвратительный английский, я только сейчас начала его восстанавливать. В Америке же просто наняла педагога, который был со мной практически всегда. Потому что я должна была в кадре говорить на английском языке, ибо я долгое время, по сюжету, живу в США. Мы очень долго занимались, и у меня всё неплохо получилось.

А недавно я прошла курс огневой подготовки.

- Интересно!

- Я научилась собирать и разбирать автомат Калашникова, причем укладываюсь во все нормативы. Научилась стрелять из разных видов оружия, в разных условиях. Кроме того, я пробовала метать ножи, даже одновременно три ножа. Для этого нужна определённая сила. Все получилось. Вообще я мечтаю сыграть женщину-супергероя, где потребуется хорошая физподготовка. Недавно вышел фильм «Семья на год», и там я снималась в своей лучшей физической форме. А поскольку у меня всю жизнь скачки веса, то, конечно, для меня было важно показать, что я после беременности не просто стройная, а ещё и спортивная.

- Вернёмся к фильму «Слава». До съёмок вы общались с Ладой и Вячеславом Фетисовыми?

- У нас было потрясающее общение. С Ладой мы были просто родственными душами. Я, правда, на неё похожа, и не только внешне. Мы похожи характерами. Боевой характер, боевой дух. Лада вместе со Славой много пережили и не сломались. И, наверное, у меня это есть, потому что жизнь у меня не была всегда сказочной. И как-то из этого всего я выбиралась, именно за счёт силы духа, умения не сдаваться. Это с детства у меня.

- Наверное, в детстве играли с мальчишками в войну?

- И это было. Я – «пацанка». Просто со временем, с материнством, это ушло на физиологическом уровне. Женщина, ставшая матерью, становится нежнее и женственнее.

- Что было интересного на съёмках сериала «Екатерина. Взлёт»?

- У меня был большой стресс, когда на меня впервые надели корсет, затянув его сильно, по-настоящему. Корсет был оригинальный, того времени. И в нём было невозможно дышать. Непонятно, как ходили в этих корсетах женщины. Надо сказать, что у нас всё было оригинальное: и платья с кринолином, и нижнее бельё, и чулки, и обувь. Всё, как в то время.

В таких тяжёлых платьях ты учишься заново ходить, сидеть. Потому что сидеть с этой, из-за корсета, идеально ровной спиной сложно. Я училась двигаться плавно, они же по-другому ходили тогда. В современном мире мы быстро жестикулируем руками, быстро ходим, сидим, всегда немножечко сутулясь. На съёмках «Екатерины» мне надо было всё это убрать и быть такой павой. Для меня это был достаточно серьёзный эксперимент.

- Вы сыграли фрейлину Екатерины Софью Чарторыжскую. Узнали что-то о ней, готовясь к съёмкам?

- Да, о ней даже был снят документальный фильм. Известный персонаж. Софья, по дворцовым слухам, родила, проверяя Павла I на возможность иметь детей, наследника престола, судьба которого неизвестна. Скорее всего, его куда-то услали, спрятали. И потом на ней женился Пётр Разумовский, наследник богатейшего рода, и они уехали вместе за границу. Вот такая у Софьи была судьба.

- А с кем из маститых актёров вы снимались или играли на сцене? Чему они вас научили, чем поразили?

- Меня многому научил Максим Аверин. Проект, в котором мы долго снимались, до сих пор не вышел, лежит на полке. Это была одна из первых моих больших работ. Я, не переставая, училась у Максима всему. Не только мастерству актёра, но и отношению к профессии, отношению к цехам, к разбору сцен и так далее. Максим на меня оказал тогда значительное влияние. А его жизнелюбие до сих пор является для меня примером.

- А вы часто спорите с режиссёрами на съёмочной площадке?

- Это зависит от режиссёра. Я вообще режиссёрская актриса. Мне комфортно, когда режиссёр даёт задание. Но в наше время продюсерского кино не всегда режиссёр на площадке – это режиссёр. Это может быть студент, только что закончивший институт и ничего не понимающий, это может быть человек просто ленивый или пьющий. И иногда приходится брать инициативу в свои руки. Но в большинстве своём я вижу всё на стадии проб. Там я понимаю, хочу я с этим режиссёром работать или нет.

- Вы сейчас имеете возможность выбирать, где сниматься?

- Очень всё по-разному. У нас настолько шаткая и нестабильная профессия! У меня в 2018 году было 12 фильмов. И в такие моменты я выбираю, могу от какой-то работы отказаться. А в последние месяцев пять у меня ничего особо нет. Правда, недавно отказалась от съёмок – сценарий был вопиюще плохо написан. И роль настолько мерзкая, что не хочется даже связываться.

- В картине «Красивая жизнь» вы сыграли Юлию, которая занималась проституцией. Тоже довольно мерзкая роль?

- Это не то, я её оправдывала. Если с осуждением подходить, роли не получится. Я эту роль играла с большим удовольствием. Дело не в профессии моей героини. Действие происходит в конце 80-х годов. И там потрясающий контраст между теми, кто жил по совести, и теми, кто умел выживать в то время. В хорошем кино не бывает плохих или хороших персонажей. И эта неоднозначность играет с чувствами людей. Крутость моей героини в «Красивой жизни» в том, что она и не плохая, и не хорошая. Она просто выбрала такой путь, потому что ей тоже надо было выжить. Я вообще стремлюсь к тому, чтобы никого не осуждать – ни в жизни, ни в кино.

- Какая роль была для вас физически самой сложной?

- Наверное, всё в той же картине «Екатерина. Взлёт». Потому что я там снималась беременной. И я очень долго не говорила группе об этом. Я помню, был проезд на колеснице, которая очень тряслась, а у меня уже был четвёртый месяц. И я была на грани того, чтобы остановить съёмку, и сказать: ребята, всё, я не могу себе этого позволить. Ещё была жара 40 градусов. На мне куча платьев, они как раз скрывали живот, и поэтому, кроме костюмеров, никто ничего не узнал. Из-за беременности постоянно хотелось спать. Много было массовых сцен, которые снимались по 20 часов. И я помню, я в кадр войду в 9 утра, а следующее моё появление – в 5 вечера. И я всё это время спала в актёрском вагончике. Наверное, в этом плане у меня на «Екатерине» были самые сложные съёмки.

Политика

Губернатор Смоленской области Островский подписал указ о прекращении полномочий сенатора  Клинцевича

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью