Аргументы Недели Интервью 13+

COVID-пандемия как повод для модернизации российской системы здравоохранения

, 16:31 [ «Аргументы Недели», , Журналист ]

COVID-пандемия как повод для модернизации российской системы здравоохранения
Владимир Лепёхин

Несмотря на постепенное снижение количества инфицированных коронавирусом россиян, а также на поэтапный выход страны из режима самоизоляции, многие эксперты считают, что вирусная угроза населению не исчезнет. Напротив, отныне мир ожидает пандемия пандемий - череда вирусных инфекций, которые будут следовать одна за другой. Об этом в интервью «АН» рассказал директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

- Владимир Анатольевич, весь период пандемии Вы публиковали аналитические статьи о данном феномене, комментировали ситуацию на TV, в частности, акцентируя внимание на том, что проблема распространения вирусных инфекций становится важнейшей проблемой нацбезопасности не только России, но и других стран. Означает ли это, что национальная система здравоохранения должна быть переведена в какой-то другой - чрезвычайный или военный режим?

- Знаете, страна сегодня не находится в военном положении, да и режим ЧС никто не объявлял. И к тому, и к другому мы, конечно же, должны быть готовы, но сегодня следует говорить, скорее, о необходимости серьёзной модернизации российской системы здравоохранения во избежание в будущем чрезвычайных ситуаций. Очевидно, что обеспечение здоровья наших граждан и защита их жизней должны стать важнейшей задачей общества и государства на обозримый период. Сейчас счёт заболевшим и погибшим от COVID-19 в России идёт на тысячи, а завтра в страну может прийти новый, модифицированный вирус, и счёт может пойти уже на сотни тысяч или даже миллионы. Вот это главный вывод, который мы должны сделать, анализируя итоги происходящего.

Владимир Лепехин комментирует тему пандемии на Россия-24

- Мысль вроде бы очевидная, но лично я предвижу начало масштабных дискуссий в структурах власти по поводу того, в каких направлениях следует модернизировать нашу систему здравоохранения. До сих пор мы видели преимущественно монетизацию этой сферы и реализацию так называемых «нацпроектов», которые, в частности, предполагали строительство в регионах перинатальных, онкологических и иных медцентров. Сейчас, похоже, все силы будут брошены на строительство инфекционных больниц по принципу латания «тришкиного кафтана». Из многих регионов поступают жалобы на то, что ковидные больные заслонили собой всё и вся: вне внимания медиков оказались люди с другими заболеваниями и даже пациенты с ВИЧ-инфекцией…

- Вы отчасти правы. Перекосы в реализации тех или иных задач - в традициях российской бюрократии. Однако, всё, что вы говорите, касается не модернизации системы здравоохранения, а всего лишь неких кампаний в этой области, иногда даже пропагандистских. Когда же я говорю о необходимости модернизации названной сферы, я имею в виду системное обновление всего, что имеет отношение к здоровью людей, и не только силами Минздрава, но правительства в целом по поручению Совбеза России и главы государства. Начиная с самых основ, с ключевых понятий, таких, как «здоровье людей», «физическое и психическое здоровье населения», «национальная система здравоохранения: её цели и функционал», «репродуктивные способности населения», «демографическая ситуация» и т. п. Медики всё это знают, но значение медотрасли с точки зрения проблем нацбезопасности принижено. Отрасль рассматривается фактически как сфера услуг. А между тем система здравоохранения производит здоровье человека и его дееспособность, а это - важнейший ресурс 21 века. Минздрав должен стать одним из важнейших ведомств стратегического значения, ведущие медицинские специалисты должны войти в состав Совета безопасности страны и финансироваться это направление должно сегодня в не меньшей степени, чем проекты Минобороны.

Строительство инфекционной больницы в Новой Москве

- И что нужно будет делать после того, как медицинские светила страны войдут в Совбез, а в бюджете резко увеличатся расходы на развитие медотрасли? Количество врачей ведь не увеличится, а деньги до клиник всё равно не дойдут, как это происходит сегодня, когда Президент принял решение о поддержке врачей, а на деле - всё иначе…

- Вот я про это же и говорю: не разовые кампании нужны, не «точечные» меры поддержки, а модернизация всей системы на новых принципах! Начну со стратегических приоритетов. Один из них - готовность и способность медучреждений России к эффективному отражению вирусных атак. Второй - создание системы самообеспечения страны необходимыми медицинскими мощностями, оборудованием и специалистами. Третий - обеспечение отрасли передовыми технологиями лечения, а также лекарственными препаратами и сырьём для их изготовления. Ну и, разумеется, эти и иные приоритеты должны базироваться на принципе «Не люди для экономики, а экономика для людей». А это уже установка внутренней политики, которую тоже нужно принять, как аксиому.

- Проблема самообеспечения страны лекарственными препаратами -одна из самых актуальных, и из того, как правительство будет её решать, станет ясно, способна ли страна к смене стратегии в области здравоохранения. Очевидно, что производство лекарств должно быть прерогативой отечественного производителя. Но известно, что подобной точке зрения противостоят ведущие зарубежные фармкомпании. К примеру, сегодня в России связанные с ними лоббистские структуры блокируют развитие местного фармпроизводства, и через разные коррупционные механизмы фактически заставляют Минздрав ориентироваться на препараты импортного производства.

- Вы во многом правы. К примеру, сегодня практически перед каждой страной мира встаёт вопрос: где брать лекарственные препараты в ситуации, когда пандемия продолжается, а собственное производство тех же вакцин или даже антибиотиков большинству стран не по силам? И в этом смысле, конечно же, существует опасность, что под предлогом необходимости скорейшего блокирования коронавируса, например, в России, нашей стране, во-первых, будут навязываться вакцины зарубежного производства, а, во-вторых, применение предлагаемых ЛС будет продавливаться усилиями лоббистов без проведения в РФ надлежащей экспертизы их безопасности. Мы видим, к примеру, какую реакцию в СМИ вызвали слова главы Федерального медико-биологического агентства Вероники Скворцовой с рекомендациями использовать в качестве лечения коронавируса российскую версию препарата Мефлохин американского производства. Критики правительства мгновенно усмотрели в этом заявлении стремление продвинуть на российский рынок зарубежный препарат.

Противомалярийное средство Мефлохин

- Ну, это естественно. Пандемия показала, что многие жизненно необходимые россиянам лекарства (в том числе, антибиотики, обезболивающие средства и препараты для лечения диабета, туберкулеза, малярии и ВИЧ) производятся за рубежом. Сегодня даже респираторы соответствующего класса Россия закупает в других странах. То же касается тестов, аппаратов ИВЛ и кислородного оборудования. Отсюда главный вопрос: какие в будущем будут использоваться средства для профилактики и лечения коронавируса - отечественного производства или же их поставят из зарубежных фармкомпаний по рекомендациям Фонда Билла Гейтса и иных структур?

- Задача модернизации российской системы здравоохранения предполагает пересмотр всей стратегии развития в России фармацевтической промышленности. Речь идёт не только об определении полного перечня лекарственных средств и сырья для их производства, которые необходимо производить исключительно в России, но также о надлежащей правовой защите этого приоритета, о соответствующем бюджетном обеспечении, о совершенствовании национальной системы контроля за качеством производимых препаратов и вакцин, о внесении соответствующих корректировок в федеральные целевые программы, предполагающие импортозамещение в области производства лекарственных средств и медицинского оборудования. К примеру, сегодня чрезвычайно остро стоит проблема поиска лекарств, способных эффективно отражать вирусные атаки. С одной стороны, поставлена задача разработки собственной вакцины против COVID, с другой - Минздрав проводит соответствующие экспертизы в отношении зарубежных препаратов, используемых при лечении коронавируса. В этом смысле Мефлохин - не панацея, а всего лишь временное решение Минздрава за неимением на данный момент лучшего. К сожалению, ничего другого пока в распоряжении нашей медицины нет, так что, не стоит воспринимать этот препарат в штыки.

- В России действуют уже несколько вполне современных отечественных фармкомпаний, в портфеле которых имеются инсулин, вакцины, «орфанные» препараты и т. п. В 90-е годы с тем же инсулином в РФ были проблемы, но, в конечном счёте, его научились производить отечественные компании. Получается, если захотеть, то можно производить и любые другие лекарства?

- Вы совершенно правы. Сегодня в России уже с десяток предприятий, которые производят до 40 % необходимых нашей стране лекарственных средств от общего объёма потребления по каждому продукту. Этого, разумеется, недостаточно, но это - база, которую нужно развивать и укреплять, поскольку без развития собственной фарминдустрии о национальном суверенитете страны в такой области, как обеспечение здоровья и жизни граждан РФ, можно будет забыть. Нам нужно наращивать экспортное производство лекарственных средств, активнее проводить клинические исследования, то есть, развивать, в том числе, научный потенциал российской системы здравоохранения, разрабатывать инновационные препараты и собственные технологии их производства, чтобы с уверенностью отразить в будущем любые вирусные атаки.

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью