Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Мартен Фуркад: Если мне отдадут золото Устюгова, не откажусь

, 11:01 [ «Аргументы Недели» ]

Мартен Фуркад: Если мне отдадут золото Устюгова, не откажусь
Мартен Фуркад, globallookpress.com, © Jussi Nukari via www.imago-image

Лучший биатлонист всех времен и народов Мартен Фуркад объявил о завершении карьеры накануне последнего старта в Кубке Мира в Контиолахти. И эту прощальную гонку (преследования) француз выиграл, чуть-чуть (двух очков) не добрав до победы и в личном зачете. Ушел, как говорится, на высокой ноте. Первое интервью после объявления об «отставке», Фуркад дал газете «Экип». 

 

РЕШЕНИЕ ПРИШЛО ДВА ГОДА НАЗАД

- Почему вы решили завершить карьеру?

- Чувствую, что сейчас – самый момент. Все правильно. Первый раз задумался об этом после Олимпийских игр в Пхенчхане (2018), но загадал, что все-таки до чемпионата мира в Антхольце (в этом году) еще буду выступать. И вот за два года решение созрело окончательно. Трудный шаг. Каждый день ты тренируешься, получаешь от этого кайф и думаешь: по крайней мере лет на пять меня еще хватит. И вдруг в какой-то момент понимаешь, что это твой последний сезон.  Знаю, что мне будет не хватать всего этого – соревнований, тренировок - но момент самый подходящий, чтобы закончить. 

- Было какое-то событие, которое подтолкнуло к этому решению? 

- Я принял это решение в Антхольце после победы в нашей сборной в эстафете (французская мужская сборная 19 лет не могла выиграть эту гонку – прим. ред.). Когда давал интервью каналу «Экип», даже слезы навернулись. Я понял: это сигнал – надо заняться чем-то другим. После чемпионата мира посоветовался с Дельфин Верхейденом (своим адвокатом), с Элен (женой). Нелегкое решение, но принимать такие надо в какие-то счастливые моменты жизни, чтобы, если и будут слезы, то радости. Закончился огромный этап жизни – двадцать лет. 

- Зачем объявлять об этом сейчас, перед последней гонкой (преследования на кубке Мира)?

- Мне важно, чтобы болельщики, мои близкие знали, что смотрят мою последнюю гонку. В молодости я так же смотрел прощальную гонку Рафаэля Пуаре. Это совсем другие чувства. Я просто обязан был объявить, что это мой последний старт. Не знаю, правильное ли это решение в спортивном плане, поможет ли это выиграть личный зачет ( гонку выиграл, но в личном зачете занял 2- место, отстав от Йоханнеса Бе на два очка). Но что сделано – то сделано. 

- Эта неделя была особой в эмоциональном плане?

- Да, три дня переживал. И сейчас, когда с вами говорю, комок в горле. 

- Но ведь можно было поехать на Олимпиаду в Пекин в 2022-м, попытаться выиграть золото и потом уже уйти? 

- Да, заманчиво было, поэтому и колебался. Штука вся в том, что чувствую себя в хорошей форме. Думаю, могу еще даже прибавить, еще полностью не преодолел прошлогодний спад. Конечно, в Пекине можно было бы побороться за золото, ведь биатлон еще не надоел, еще есть порох в пороховнице. Но, наверное, теперь как-то иначе буду существовать в этом спорте. 

 

НЕ ТОЛЬКО РАДИ РЕЗУЛЬТАТОВ Я НАЧАЛ ЗАНИМАТЬСЯ БИАТЛОНОМ

- Ровно десять лет назад, день в день, когда вы выиграли свою первую гонку на Кубке мира здесь же в Контиолахти, думали ли вы, что так классно сложится карьера? 

- Никогда я не мог представить даже сотую часть того, что я случилось со мной. Это превзошло все мои самые прекрасные мечты.

- Какой момент в карьере считаете лучшим? 

- (Долгая пауза). Очень сложный вопрос. Запомнилась гонка преследования в Сочи (2014) - мое первое олимпийское золото, но все-таки это нельзя назвать вершиной карьеры. Запоминаются не результаты, а ощущения в момент победы, какое-то чувство огромного счастья, облегчения, что-то такое. Трудно выделить какой-то определенный момент карьеры. Конечно, были победы и, что уж отрицать, желание побеждать было все эти десять лет главной мотивацией. И все-таки не ради результатов я начал заниматься биатлоном двадцать лет назад в Пиренеях, главное было – адреналин, ощущения. И еще были встречи, знакомства, интересная жизнь! 

- Можете назвать человека, который сыграл самую большую роль в вашей карьере? 

- Конечно, это мой брат Саймон. Единственный человек, кто был со мной все эти двадцать лет. Могу назвать еще и Стефана Бутьо (его тренер до 2018-го года), хотя два последних года отношения были не такими тесными.  Спасибо и Жан-Гийому Беатриксу – долго был одним из главных конкурентов, товарищ по сборной, вместе выступали и в Сочи. 

- А кто был самым главным конкурентом?

- Эмиль Свендсен (норвежец, четырехкратный олимпийский чемпион). У нас с ним совпали пики карьеры, мой принципиальный соперник. Все самые красивые победы были  как раз в личных с ним противостояниях.  

- Как думаете, благодаря чему вы останетесь в истории биатлона? 

- Конечно, благодаря результатам, победам, десять лет считался лучшим в этом спорте. Но, думаю, это не главное, было и желание изменить биатлон, что-то сделать не только для себя, но и для других. Надеюсь, через десять лет, именно это будут вспоминать люди. Хотя, может, говорю ерунду. 

- Есть что-то в карьере, о чем сожалеете? 

- Конечно, что-то сделал бы иначе. К примеру, не так бежал бы индивидуальную гонку в Пхенчхане (ОИ-2018), спринт в Ванкувере (ОИ-2010), весь прошлый год пошел насмарку. Но что было - то было! 

- Трудновато будет сборной Франции без вас…

- Недавняя победа в эстафете на чемпионате мира меня успокоила в этом плане. Хотелось бы, конечно, съездить с ребятами на Олимпиаду в Пекин… Но, уверен, они и без меня справятся. За сборную я спокоен, есть кому передать эстафету. Это Кентен (Майе Фийон), Эмилиен (Жаклен) – очень способный парень.  

 

ЕСЛИ И БЫЛ КАКОЙ-ТО СЕКРЕТ УСПЕХА, ТО ТОЧНО НЕ В ТРЕНИРОВКАХ

- Как думаете, норвежец Йоханнес Бо способен побить рекорды - ваши и его соотечественника Уле-Эйнара Бьорндалена?

- Вполне, как и я в свое время бил рекорды. Талант есть, да и все остальное. Вы, наверное, удивитесь, но я даже хочу, чтобы он это сделал. Тем ценнее будут мои победы над ним, в частности в 2018-м году – удачный сезон был.  

- Чем теперь будете заниматься? 

- Я фанатично люблю спорт, никуда это не денется. Хочу в том или ином качестве остаться в биатлоне. Но пока трудно сказать, чем конкретно займусь. Есть еще кое-какие обязательства перед партнерами. Есть мой проект (биатлонный фестиваль - Martin Fourcade Nordic Festival). Хочу остаться в олимпийском движении, помогать в организации Летней Олимпиады в Париже в 2024-м. 

- Как думаете, в чем был секрет вашего успеха?

- Я часто задавал себе этот вопрос, хотел написать на эту тему бестселлер (Смеется). Конечно, я обладаю набором определенных физических качеств. Но, убежден, главное было не это, а психология. Особый настрой, концентрация позволяли прыгнуть выше головы. Человеческие возможности безграничны. Убедился в этом на собственном опыте. Если и был какой-то секрет успеха, то точно не в тренировках. Другие тренировались не меньше. Все это такая алхимия! Надо, чтобы все сошлось: чтобы оказался в нужное время в любимом спорте, чтобы заработали твои лучшие качества – и физические и психологические. 

- Что всегда поражало в вас – так это способность быстро забывать неудачи. К примеру, в Пхенчхане в 2018-м году после неудачного спринта (8-е место), вы смогли победить в гонке преследования.  

- Не знаю. Но тогда ведь между неудачной и удачной гонкой прошел всего лишь один день. Что изменилось за это время? Понятно, дело не в физике, не в тренировках. Что-то есть в глубине твоей души, за счет чего и побеждаешь. Это какой-то стержень, твоя суть. Измерить это невозможно, нарисовать какай-то график... Это уже не спортивная категория. Для меня спорт – не точная наука. Это какая-то магия (не уверен, что это правильно слово), в какой-то определенный момент она выходит на первый план. 

 

ЖИВЕШЬ ПОД ОГРОМНЫМ НАПРЯЖЕНИЕМ, ИНОЙ РАЗ ПРОСТО КАРАУЛ!

- В течение карьеры были чего-то лишены, теперь сможете наверстать? 

- В спорте есть много приятного, поэтому и не спешишь кончать карьеру, но есть и один большой отрицательный момент: живешь под огромным напряжением, иной раз просто караул (!), хочется, наконец, пожить спокойной жизнью. Но я вообще ответственный человек, это иногда мешает, особенно в отношениях с дочками. Хочется научиться расслабляться. 

- Но определенно теперь будет и чего-то не хватать в жизни? 

- Но уж точно не этого груза ответственности. Я никогда ни о чем не жалел, потому что даже если и принимал иногда какие-то неприятные решения, выполнял их от А до Я, чтобы не было ни в чем себя упрекать. 

- Так чего все-таки будет не хватать? 

- Жизнь, конечно, изменится. Раньше каждый день надо было решать какие-то проблемы, но был сам себе хозяином, чувствовал свою уникальность. Теперь будет несколько иначе. Вот этого будет не хватать. Я не могу жить без спорта, привык к ежедневным тренировкам. Есть трудные дни, когда заставляешь себя работать. Но таких мало, в основном работа в радость, это как для некоторых хобби. Еще мне будет не хватать общения, коллектива. За десять лет ведь собрался тренерский штаб – это настоящая семья, которую я видел чаще, чем жену и детей. Некоторые люди порой были невыносимы, но когда их нет – не хватает! 

- С тех пор, как вы начали заниматься спортом, биатлон сильно изменился?

- Да, и это здорово! Я в спорте добился больших успехов, но одновременно и биатлон как спорт очень вырос. И я приложил к этому руку - могу поставить себе это в заслугу. Очень изменилась подача этого спорта, особенно во Франции. Вырос профессиональный уровень, но и в начале карьеру, и в конце победы никогда не давались легко. 

 

МОГУ СТАТЬ ТРЕХКРАТНЫМ ОЛИМПИЙСКИМ ЧЕМПИОНОМ 

- Как вы видите свое место в истории французского спорта?

- Да какая разница, никогда не задумывался на этот счет, и не мне решать. Рад, что стал авторитетом в биатлоне. Кем был и кем стал за десять лет – вот, что важно для меня. Народ спорит, кто лучше: Эстанге (французский каноист, трехкратный олимпийский чемпион, председатель оргкомитета ОИ- 2024 года в Париже), Фуркад, Ринер (французский дзюдоист, двукратный олимпийский чемпион) или Платини. Дурацкие споры! Чтобы обо мне ни говорили, что бы ни говорили о биатлоне, главное – насколько этот спорт был тебе в радость. 

- В начале карьеры вы, как и все новички, были дилетантом. В какой момент почувствовали себя профессионалом? 

- На Олимпиаде в Ванкувере в 2010-м. Выиграв серебро в масс-старте (это была моя первая медаль), я понял, что могу далеко пойти. У всех есть детские мечты, но они несколько абстрактные. Такие же были и у меня. Но в Ванкувере это уже не были мечты, но амбиции и понимание, что надо сделать, чтобы «мечты» стали реальностью. Эта гонка стала ключевым моментом в карьере – я поставил себе задачу стать олимпийским чемпионом и выиграть личный зачет. А это значит, надо отбросить надежду на удачу и случай и прибавить в профессионализме. 

- В Ванкувере вас опередил россиянин Евгений Устюгов. Сейчас он подозревается в употреблении допинга, значит, если это будет доказано, вы можете стать олимпийским чемпионом 2010-го года. Вам не кажется, что из-за мошеннических методов соперников вы не добрали медалей? 

- Мне невероятно повезло в жизни, и если даже я получу эту золотую медаль, общую картину она не изменит – было столько других побед! Да, бывало, чего-то недополучил из-за мошенников, знаю эти имена. Но я то выиграл достаточно за карьеру, а вот за других, кто из-за этих мухлевщиков так и не смог получить свою медаль – за них обидно. 

- Так, если присудят, примете эту золотую медаль 2010-го года?

- Конечно, с удовольствием, не отказываться же! Если будет доказано, что заслужил. Ведь это тогда будет, получается, третье золото на трех Олимпиадах. Достижение, однако! Приятно, конечно, но в жизни было и много чего другого. Да, я бывал жертвой обманщиков, зато самому мне не в чем себя упрекнуть. Всего достиг за счет своего труда. 

- Если выиграете последнюю гонку в жизни и станете первым личном зачете – лучше прощания не придумаешь!  

- Нет задачи, обязательно закончить на самой высокой ноте, иначе ушел бы из спорта еще в Пхенчхане. Но тогда я чувствовал, что еще не сделал всего в спорте. Прошлый год был провальным, самым, наверное, неудачным в карьере, тем более приятно снова подняться наверх. 

ГБ

В мире

Лукашенко: Белоруссия не обязана уведомлять кого-либо об инаугурации президента

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью