Аргументы Недели Интервью 13+

Мусорную реформу спасут бомжи

, 15:11 [ «Аргументы Недели», ]

Мусорную реформу спасут бомжи
Григорий Алексеевич Томчин

В редакции газеты «Аргументы недели» побывал президент Фонда поддержки законодательных инициатив, депутат Государственной думы первого и третьего созывов Григорий Алексеевич Томчин. Предметом нашего разговора стала стартовавшая в России чуть более года назад мусорная реформа.

 

- Григорий Алексеевич, как бы Вы могли оценить проводимые в России преобразования в системе сбора, переработки и утилизации твердых коммунальных отходов (ТКО) на фоне опыта западных стран?

- Давайте сначала поговорим не о мусоре, а об экологии в целом. Вопрос заключается в следующем: что мы хотим построить – экологическую экономику или экономическую экологию?

Это два совершенно разных подхода. По факту, кто бы что ни говорил, мы занимаемся экономической экологией. Поэтому проблемы самой экологии у нас и не решаются. Вот это основная наша беда.

Когда мы говорим о раздельном сборе мусора, то отмечаем в этом вопросе высокий уровень культуры европейцев.

Но дело не только в этом. Все дело в стимулах и преимуществах домовладения.

В России такого нет. У нас присутствует ТСЖ или совет дома, которые владеют воздухом, а не самим домом. В Европе же тариф, распространяющийся на жителей дома, свободный. Домовладелец заказывает машину, которая вывозит несортированный мусор.

За вывоз сортированного мусора он не платит, а платит тот, кто его забирает. Домовладелец заставляет своих нанимателей сортироватьотходы и, таким образом, экономит на заказе машин, вывозящих несортированный мусор.

Если они собирают отдельно стекло, и найдется тот, кто бросит в контейнер грязную бутылку, то вся сортировка обнуляется, потому что стекло для переработки нужно чистое. В таких случаях домовладелец вправе нанимателя оштрафовать.

 

Образцовая система сортировки мусора, на мой взгляд, применяется в Швейцарии. Там все определяет местное самоуправление. Каждое домохозяйство покупает пропуск на сортировочный центр и самостоятельно возит туда мусор. Если человек не хочет сам разделять мусор, то в этом центре он приобретает мешок, цена которого равна стоимости сортировки, и в него перебрасывает свои отходы. Цена эта при пересчете практически сопоставима с нашим тарифом на вывоз мусора. Если он не хочет платить, то сортирует сам, разделяя «чистый» мусор на восемь разных фракций. В плане сортировки – это вершина! Но у нас этого нет и быть не может.

Сейчас в мире вообще постепенно уходят от системы сортировки, поскольку в других странах уже есть новейшие технологии по утилизации мусора. У нас это тоже пока нереально.

- Как можно выйти из этой ситуации в России?

- Любой бомж способен отсортировать кубометр мусора за 15 минут.

 

- Откуда у вас такие точные цифры?

- Поверьте, есть люди, которые все это уже проверили в личных целях.

- И как эти знания можно использовать?

Если этого бомжа поставить в сортировочный центр и платить ему 2 тысячи рублей в день, то тариф на одного нашего жителя в месяц, не учитывая затраты на перевозку отходов, составит 30 рублей, и весь мусор будет отсортирован. Все старые мусорные полигоны у нас должны быть закрыты, а мусороперерабатывающие заводы нужно строить недалеко от жилья, чтобы исключить повышение тарифа из-за увеличения «плеча» перевозки отходов. И сейчас мы говорим о первом денежном потоке, который поступает от населения, второй должен идти от производителя. У нас организовали структуру под названием «Российский экологический оператор», куда, согласно установленным тарифам, должны поступать деньги от производителей товара на его последующую утилизацию, что делается во всем мире.

- Несмотря на то, что в России и так слишком поздно запустили мусорную реформу, не нужно ли было, на Ваш взгляд, потратить еще немного времени на то, чтобы этот процесс более тщательно продумать и систематизировать?

- Не в этом дело. В том, что сейчас происходит, виноваты исполнители, а не те, кто это продумывал.Если быть точнее, то у нас не сложился пазл на стадии согласования различных деталей.

И этот «пазл исполнения» должен сложиться в рамках действующего законодательства, но еще для этого нам нужно поменять всю идеологию, которая живет в наших головах. Существующая нормативная база при ином способе принятия решения (экологическая экономика, а не экономическая экология) позволит в течение 3 – 4 лет наладить почти 100 % переработку текущих твердых коммунальных отходов (ТКО), и только потом уже приступить к рекультивации закрытых полигонов, используя финансовые потоки, возникшие при переработке ТКО.

- Как Вы считаете, есть ли необходимость стандартизации в мусорной сфере на всех этапах реформы – от внешнего вида контейнеров на площадках для сбора отходов до единого проекта мусоросжигательных заводов?

- Конечно, такая необходимость есть, но стандарты эти должны выработаться со временем на стадиях соответствующего исполнения.

- Мне известен случай, когда ученый, входивший в группу общественного контроля, обнаружил массу несоответствий в уже готовом проекте по рекультивации закрывшегося мусорного полигона. Проект пришлось переделывать. Как Вы считаете, почему у нас в рамках реализации мусорной реформы уже на ранней стадии не привлекаются авторитетные в этих вопросах специалисты?

- Специалисты привлекаются и их много, но, на самом деле, хороших технологий рекультивации старых полигонов у нас нет. Нам необходимо проводить исследования по каждому старому полигону в отдельности. Ни один из них нельзя вскрыть просто так. Там внутри может находиться все, что угодно – от бытового мусора, лежащего годами, до отходов химических производств. И это становится большой экологической проблемой. Самое лучшее решение для таких полигонов в настоящее время, на мой взгляд, это саркофаг. Пока их просто нужно закрыть. Федеральный экологический оператор будет собирать деньги и уже через несколько лет должен заняться проблемой старых полигонов – провести их типизацию и учет, поставить специализированным институтам задачу собрать все идеи и разработки, и каждый из этих полигонов исследовать отдельно.

- Необходим ли в рамках проведения мусорной реформы общественный контроль, или эти вопросы нужно оставить для решения чиновникам в кабинетах, чтобы, как считают некоторые, не создавать балаган?

- Общественностью надо манипулировать, но в хорошем смысле этого слова. Процесс мусоропереработки не может быть оторван от людей, потому что каждый человек у нас является производителем мусора. Не раскрыв полностью все свои действия в этой сфере власть с человеком не договорится. Он субъект экологической экономики. Без участия общественности попросту не смогут построить ни один мусороперерабатывающий завод, и работать с ней нужно по-другому. Во многом это задача пиар-специалистов, но красивая агитация обязательно должна быть подкреплена конструктивными решениями и реальными делами.

В мире

Экс-министр юстиции Украины заявила, что Зеленский обманул своих избирателей
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью