Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Актриса Мария Казначеева: У меня дома нет телевидения

, 14:49 [ «Аргументы Недели», ]

Актриса Мария Казначеева: У меня дома нет телевидения
Актриса Мария Казначеева, фото из личного архива

Мария Казначеева окончила Щукинское училище, курс Михаила Борисова. Сейчас учится там в магистратуре. Играет в Театре Романа Виктюка. Зритель знает актрису по работам в таких фильмах и сериалах, как «Волчица», «Путина», «Сваха», «Рыжая», «Маргоша», «Важняк», «Метод Фрейда», «Вторая жизнь» и др.

 

- Мария, в детстве вы снялись в советско-японской ленте «Под северным сиянием». Что помните о той работе?

- Мне было 12 лет. Я помню всё, словно это было вчера. Никита Михалков снимал эту картину вместе с японскими коллегами. Съёмки проходили в Перми, где я жила со своими родителями. И в массовку набирали местных жителей. У меня семья имела прямое отношение к театру. Мама была режиссёром, а папа – известный театральный художник. Я выросла за кулисами, и когда Михалков искал людей в свой проект, сарафанное радио донесло до нас эту весть. Были пробы, и меня выбрали.

  По сюжету, на корабле должны были плыть семьи. Камера с оператором находилась в лодке. Они проплывали мимо корабля, и я должна была крикнуть: «Мама, лодка! Папа, лодка!» Я очень волновалась. Крикнуть эти слова надо было вовремя. И там был такой японец, помощник режиссёра, он в определённый момент подползал ко мне и дёргал за юбку. И я  кричала: «Мама, лодка! Папа, лодка!»

- Гонорар вам заплатили?

- Честно говоря, вот этого я не помню. Мне было важнее, как я всё сделала. И когда фильм «Под северным сиянием» шёл в кинотеатрах, мы с папой и мамой сходили на него, и мне было приятно видеть себя на большом экране.

- А в Японию не захотелось после этой картины?

- Захотелось. Но я до сих пор туда так и не съездила.

- Какое у вас было самое захватывающее путешествие?

- Мы ездили всей семьёй в Таиланд. Мы были с маленьким ребёнком, и много путешествовать не довелось. Было жарко. Мне очень понравился тайский массаж. Океан – невероятная стихия. Потрясающие фрукты. Каждый день мы покупали креветок, жарили их на берегу океана на гриле. Много впечатлений осталось…

- Чем вам была интересна роль в сериале «Волчица», где вы сыграли жену олигарха?

- Очень долго искали актрису на главную роль. Там надо было играть два возраста. Девушку лет 18 и потом уже взрослую 35-летнюю женщину. И этот переход, когда сирота из детдома случайно выходит замуж за олигарха, и у неё круто меняется жизнь, сыграть было непросто. Потом этого олигарха сажают в тюрьму, и моя героиня пытается его спасти, вытащить. Ей нужны деньги, она ничего не умеет. Устраивается танцевать в клуб. И по ходу всего этого превращается в волчицу. Обстоятельства создали такую ситуацию, что надо было выживать, и ради любви моя героиня была готова на всё.

- А у вас в характере нет ничего «волчьего»?

- Хищнического ничего нет. Но если я ставлю перед собой какую-то цель, я добиваюсь её любыми путями.

- И по головам пойдёте?

- Нет-нет. Я не карьеристка, у меня не тот характер. Просто если я что-то для себя решила, я медленно, но верно к этому иду.

- Ваш сериальный муж-олигарх вряд ли добыл своё состояние праведным путём. У вас не возникает мысли, что надо всё взять и поделить?

- Нет, я не призываю народ к революции… Вообще надо всё начинать с собственной семьи. Воспитывать детей как личностей, а не как серую массу, которая включает телевизор, дует пиво и ни о чём не думает. У меня, кстати, нет в доме телевидения. Сам телевизор есть, через интернет можно смотреть выборочные программы, но телевидения как такового нет. Если мой десятилетний сын что-то хочет посмотреть в выходные дни, у него за неделю не должно быть троек и замечаний в дневнике. Тогда он может посмотреть мультики. Получается, это сознательный выбор, а не бездумное переключение программ с помощью пульта.

- А новости вы читаете в Интернете?

- Да. В силу своей профессии я должна знать, что происходит в мире. Это обязательно. Потому что театр есть отражение сегодняшнего времени. Мы не можем жить в вакууме.

- С кем из актёров старой школы вы играли в кино или на сцене? Чем они вас поразили, чему научили?

- В той же «Волчице» моими партнёрами были Алексей Булдаков, Эммануил Виторган, Инга Оболдина, Анатолий Лобоцкий, Виктор Вержбицкий, Людмила Нильская. Потрясающие актёры! Я тогда не имела вообще никакого опыта в кино, а это была большая история на 233 серии, которую мы снимали в Киеве полтора года. И они меня всему учили. Задача была - снять серию за один день, 40 минут. Я практически всегда была в кадре. Эммануил Гедеонович Виторган играл отца моего мужа. И он постоянно говорил мне какие-то правильные вещи, как держать себя в кадре, как правильно сняться в том или ином дубле.

- Чему вы специально обучались для той или иной роли?

- В «Волчице», по сценарию, я, будучи девочкой из детдома, практически ни с кем не общалась. У меня был единственный друг – лошадь. Я научилась ездить верхом. Причём, у меня аллергия на шерсть, и мне постоянно давали таблетку. А надо было лошадь ласкать, гладить, расчёсывать. Действие происходило, как правило, в конюшне. В общем, эти дубли давались мне непросто.

- Вы играли в сериале «Москва. Три вокзала». А какие у вас самые любимые места в Москве?

- Новодевичий монастырь. Я очень люблю это место. Парк перед ним. Как-то энергетически мне всё это близко. Я туда люблю приезжать, подумать. Я вот давно там не была, и меня просто тянет туда. Сесть на лавочку, посмотреть на монастырь. Там очень красивое освещение вечером, как в сказке. Многое переосмысливаешь там…

- Как считаете, красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- Внешность и попадание твоего типажа в персонаж – наверное, это процентов семьдесят успеха. Я, например, при своей комплекции и высоком росте никогда не могла бы сыграть Джульетту. Она была ещё подросток, маленькая девочка. Зато мне давали играть маму Джульетты, леди Капулетти… В общем, красота не мешает профессии, наоборот, помогает. Бывает, конечно, что артист считает себя самым красивым, и ему больше ничего не нужно, и начинается нарциссизм. Вот это проблема.

- Некоторые актрисы говорили мне, что не воспринимают мужчин-актёров как мужчин. Вы как к этому относитесь?

- Я воспринимаю. Я вообще общаюсь только с артистами, говорю с ними на одном языке, они понимают меня с полуслова, и мне очень важно, чтобы было о чём поговорить дома. О разборе сцены, о какой-то роли…

- Кто для вас Роман Виктюк? Эпатажный режиссёр, второй отец?

- Я считаю, что мне несказанно повезло, что я попала к Роману Виктюку. Он большой режиссёр, у него свой язык, определённая манера существования, у него абсолютно не бытовая история. У него актёры играют не людей, а какие-то огромные архетипы. Я очень люблю Романа Григорьевича и, репетируя с ним, играя в его спектаклях, я чувствую себя проводником его идей.

- Какая роль была для вас физически самой сложной?

- Я играю в одном спектакле Романа Григорьевича на трёхметровой высоте, без страховки. Уже 12 лет спектаклю и каждый раз, залезая на эту кровать, я думаю о том, чтобы это было не в последний раз. И это бешеный адреналин у зрителя и у меня, и в этом есть кайф. Такое происходит часто в спектаклях Виктюка. Нужно просто знать его стиль, его манеру.

 

АЛЕКСАНДР МАЛЮГИН

В мире

Avia.pro: Азербайджан уничтожил передовую российскую систему РЭБ, защищавшую позиции армии Армении

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью