Аргументы Недели Интервью 13+

Бьет – значит любит? Автор бестселлера «Дневник на двоих» Надежда Дягилева о патриархате, звёздных разводах и половом воспитании

, 11:47

Бьет – значит любит? Автор бестселлера «Дневник на двоих» Надежда Дягилева о патриархате, звёздных разводах и половом воспитании

Роман Надежды Дягилевой «Дневник на двоих» обрел большую популярность. Книга, рассказывающая об отношениях глазами и мужчины, и женщины, для многих стала по-своему близкой. Кто-то слезы над ней проливал, кто-то бурно мирился после прочтения, а кто-то, напротив, негодовал. В интервью «Аргументам недели» писательница ответила на непростые вопросы редакции с точки зрения психолога.

Также мы спросили о том, какую опасность для русских женщин таит в себе брак с иностранцем, почему звезды предпочитают разводиться «перед камерами» и стоит ли нам переходить на европейскую модель воспитания детей, говорить со школьниками об интиме.

- Уже не первый год слышатся жалобы молодых и не очень женщин относительно «никчемности» русских мужчин, с которыми, по их мнению, нечего ловить. Особо отчаявшиеся «кидаются» на иностранцев, в том числе на сайтах знакомств, что вы на это скажете?

- Скажу вам больше, у меня имеется личный опыт: дочь замужем за австрийцем. Но она у меня не очень типичная русская девушка, поэтому ей в таком браке хорошо. Девушкам русской культуры важно помнить, прежде всего, о различиях в менталитете, нашем, русском, и условно, «западном». Чего ждет обычно россиянка, стремящаяся к замужеству? Если она классическая такая русская женщина, воспитанная в патриархальных традициях, то она ждет защищенности: чтобы быть за мужчиной, как за каменной стеной. Чтобы муж за нее думал, все решения принимал. И правда, она же не секса ищет, за ним, вон, и ходить далеко не надо – везде этого добра хватает. Патриархальный брак – на первый взгляд, это для женщины, стремящейся к защищенности, удобная вещь. У нас и мальчиков, и девочек с детства готовят обычно именно к такому браку. В наших семьях мальчишкам обычно втолковывают: вот вырастешь, станешь опорой, главой! Девочек же учат с умом подходить к выбору будущего мужа, дабы потом не проливать горьких слез. И учат во всем уступать, приспосабливаться. Быть удобными, ласковыми. Учат, что женщина отвечает за уют, борщи и рубашки. За всякую бытовую ерунду. А за все серьезное муж должен отвечать. Поэтому у девочек на подкорке записано – вот выйду замуж, и все мои проблемы решены. Надо только с выбором мужа не ошибиться. А дальше муж должен. Должен, должен и должен.

Именно муж отвечает за то, чтобы у женщины в браке все, что ей нужно, было, ведь такая жена  уже с пеленок знает, что должна требовать у своего избранника всего, чего желает. Хорошо, если она крестиком вышивать любит, тогда придется просто время от времени снабжать ее нитками, а если шубы коллекционирует? Вся ответственность в патриархальном браке у мужчины. Именно поэтому сама по себе женитьба зачастую вызывает у русского мужчины приступ паники. Ведь такие «подводные камни» он, даже если не осознает, то чует  на подсознательном уровне. Вот встречается такая пара, девушка с восторгом щебечет: «Дорогой, мы так давно вместе, когда ты позовешь меня под венец?» Она ведь не только о милых детках мечтает и белом платье, она мечтает всю ответственность за свою жизнь на него свалить. А «дорогой»  вовсе к этому не стремится, он готов даже в космос отправиться, лишь бы подальше от своей не в меру активной половинки. Даже если он в патриархальных традициях воспитан и уверен, что по-другому просто не бывает, он же не сумасшедший, чтобы добровольно хотеть в ярмо. Вот так у барышни и набирается пара-тройка таких «космонавтов», неожиданно «сделавших ноги». Но если мужчина всерьез влюблен, или чувствует, что жениться пора уже, или еще какие-то мотивы его все же заставляют сделать женщине предложение, что ждет их дальше? Она уходит с головой в заботы о семье, а он должен и за нее, и за себя думать. Все прекрасно, если он человек умный и предприимчивый, а если он обычный? Если прослушивание вальса Мендельсона никаких сверхспособностей в нем не открыло? Он бедный старается по мере сил, рулит семейной лодкой, как умеет, снабжает ее провиантом как может, а денег все равно, чтобы на море съездить и новую мебель купить, нет… Начинается у женщины разочарование. Начинает она своего милого упрекать. Он огрызается в ответ, тоже ей что-то предъявляет – борщи невкусные или рубашки плохо поглаженные. И начинает она думать, что не того она выбрала, ох, не того… Мысль, что она тоже взрослый человек и не меньше мужа отвечает за благосостояние семьи, ей в голову не приходит. Долго не приходит. Пока она совсем в муже не разочаруется. Может, до этого момента она еще книжки почитает, как женщина должна мужчину вдохновлять, может, попытается женственность свою развить или еще что-нибудь столь же практически полезное… Толку снова ноль. Муж к этому моменту уже обычно не знает, куда бежать из дому, кто к друзьям бежит, водкой стресс лечить, кто других тетенек начинает навещать, чтоб поднять свою бедную самооценку – он же тоже верит, что это он слабак, не может семье хорошую жизнь обеспечить. Бедная разочаровавшаяся в муже патриархальная жена идет работать, чувствуя при этом, что она жертва злой судьбы и достойна лучшего. Если мозги у нее есть, начинает она зарабатывать не хуже мужа и презирает его всей душой за то, что вынуждена это делать. А муж, который это тоже переживает как личное фиаско, иногда и вовсе от этого ломается и стараться для семьи перестает, ведь зачем стараться, если уже все плохо?

Мысль, что в семье двое взрослых, они на равных отвечают за свое финансовое благополучие, этим несчастным в голову не приходит. Они несчастны, они либо терпят друг друга, либо разводятся. И тут наша бедная патриархальная женщина, обогащенная собственным опытом, начинает всерьез поглядывать на иностранных мужчин, которые, по ее мнению, куда лучше. На вид европеец действительно часто  краше нашего русского Васи, но устроен-то он по-иному! У него вообще другое понимание  того, что такое брак и зачем он нужен. Предположим, что цель достигнута, желанный иностранец «взят в оборот», предложение сделал и вот, ура, появилось кольцо на пальце. Медовый месяц, Европа, красивые пейзажи, нет русского мата вокруг. Сначала эйфория. Только спустя какое-то время новоиспеченная жена понимает, что ее супруг тот еще «фрукт»: драгоценностей тоннами не дарит, хотя деньги есть и мог бы, на дорогие курорты за свой счет не возит, а о ужас,  предлагает поделить пополам затраты на отдых. Он жмот! – с ужасом понимает женщина. Он чудовище! – думает она. А он не жмот и не чудовище. Просто брак там строится совершенно по другой модели, в которой мужчина даже не предполагает, что, женившись, получает не равноценного партнера, а маленького ребенка, которому нужно все время дарить подарки и которого нужно содержать. Они предполагают, что мужчины и женщины равны, если они не ментальные инвалиды, они сами способны о себе заботиться, а женятся они потому, что хотят быть с теми, кого любят. И точка. Поэтому там нет такого отношения к браку, как в России, когда  бабы за мужиками толпами носятся, лишь бы замуж взял. Ведь какой смысл так уж замуж хотеть, все равно твой партнер за тебя никаких твоих проблем решать не станет. Вот и стараются женщины и карьеру построить, и денежную работу найти, у них нет даже иллюзий, что можно замуж выскочить и мужчина тебе все на блюдечке принесет. А раз женщины не спешат в ЗАГС, мужчины проявляют настойчивость. Но тем нашим женщинам, которые мечтают о патриархальном браке, даже смотреть на них не стоит. Ибо разочаруют. 

- Но ведь патриархат по-своему коварен: мужчина встает не только во главе семьи, он начинает считать жену своей собственностью. Разумеется, со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

- Конечно. В патриархальной семье абсолютно нормально, что муж может ЗАПРЕТИТЬ жене с кем-то общаться, носить какую-то не ту одежду, что-то делать. Вы вдумайтесь только – один взрослый человек запрещает другому что-то и считает себя абсолютно правым! Он же глава семьи! Начальник! Не знаю, какое терпение надо иметь, какие такие плюшки должны быть, чтобы добровольно терпеть то, что твоей жизнью, по сути, распоряжается кто-то другой. Но это не единственная беда, которая может случиться в браке. Беда, как мне кажется, бывает и от того, что у многих людей в нашем обществе  абсолютная «каша» в голове. Во многих головах прекрасно уживаются взаимоисключающие идеи, причем эти противоречия вообще не осознаются. Многие русские женщины провозглашают себя феминистками, но это не мешает им видеть в потенциальном избраннике ту самую «каменную стену». Чтобы она сидела вся такая свободная и «сильная» на кухне, рассказывая мужу о своих феминистских взглядах, а он ее при этом содержал. А есть, наоборот, бизнес-леди, живущие своей жизнью и сами себя обеспечивающие. Однако возможный брак они рассматривают как раз с позиции патриархата, страдают, что нет рядом сильных мужчин, которым хотелось бы подчиниться. А то, что подчиняться и не надо, можно жить, общаясь на равных, им в голову просто не приходит.

Если и муж, и жена патриархальных взглядов, и муж при этом успешен в глазах жены, то в семье может царить своего рода гармония. Мужчина встанет, грохнет кулаком по столу со словами: «Молчи, дура!» А женщина с упоением будет думать: «Вот! Настоящий мужик рядом!». А если жена ждет отношения к себе как к равной? Если у нее не патриархальная модель семьи, как идеал, а европейская? Несложно догадаться, что такую пару ожидает. Могут начаться бои без правил, развод фактически неизбежен. 

Но бывает и по-другому. Например, вполне себе русский мужчина ориентирован на европейскую модель брака, а женщина – на патриархальную. Тоже ничего хорошего. Вот расскажу о себе. Когда я в первый раз вышла замуж, мне было 19 лет. Я была на словах вся за равенство мужчин и женщин, но когда у нас возникли финансовые проблемы, я тут же от мужа потребовала, чтобы он их решал. Он же мужчина! Значит, это он должен их решить! Проснулась во мне «мудрость предков». Никакого противоречия в своих взглядах я не замечала. А муж мне ответил «Это же тебе надо, вот сама иди и заработай». Обиделась я тогда на него крепко. Потребовалось лет 20, наверное, чтобы осознать: на тот момент моя голова была заполнена противоречивыми установками, а я этого и не замечала. 

- Благодаря соцсетям, Интернету разводы звездных пар практически сразу становятся достоянием общественности. Среди ваших друзей и коллег много известных людей. Почему, на ваш взгляд, столь крепкие с виду семьи так часто распадаются?

- Начнем издалека. Какой девочке проще бросить мальчика – красивой или страшненькой? Конечно красивой, особенно, если она знает, что за ее спиной стоит «армия» других мальчиков, «снабженных» подарками. То же с молодыми людьми. «Звезда» это всегда человек крайне востребованный, понимающий, что без партнера не останется. Значит, что уж так за этого партнера держаться… Это первое. Идем далее. Вот поссорился мужчина с женой, причем ситуация вышла пренеприятная. В каком случае ему будет проще помириться: если он уже успел поплакаться в жилетку друзей, мамы, папы или если смолчал об этом? Родственники, друзья  могут  накрутить его, мол, нельзя такое прощать, гони ее в шею! Таким образом, небольшая бытовая перепалка, к которой он отнесется легко, когда «остынет», может перерасти в серьезный конфликт, а по браку потянется трещина. Но это простой, обычный человек может скрыть свои проблемы, решить их в тишине, а «звезда» всегда на глазах у публики. У них с самого начала нет выбора: по-тихому решить все свои вопросы с партнером либо вынести обиду на всеобщее обозрение. Они всегда на обозрении.  Для таких людей помириться со второй половинкой под прицелом направленных на них фотокамер в миллион раз сложнее. Тут «накручивают» уже не друзья и родные, а все общество. И третье. Не забываем еще и о том, что публичные личности часто крайне эгоцентричны, а это также не способствует укреплению семейных уз. 

- Вы являетесь продюсером детских программ. С позиции вашего опыта, что может увлечь современных детей, подростков?

- Молодежь сейчас находится в «компьютерной нирване» по той простой причине, что у нас нет на них времени. Родителям, всегда пребывающим в суете рабочих будней, достаточно знать, что ребенок сделал уроки, поел, у него нет двоек, и он не поставлен на учет в детскую комнату полиции. А если отпрыск не растет уголовником – уже хорошо. Общения детям не хватает. Любого общения со взрослыми. Совместного творчества, игр, разговоров. А еще часто бывает так, что отец с матерью в своем стремлении уберечь детей от всего плохого, оградить их хотя бы в детстве от боли и страданий, вообще не говорят с ребенком ни о каких реальных проблемах. Мама болеет раком? А давайте скроем это от ребенка, зачем ему страдать! Папа уходит из семьи? А давайте скажем ребенку, что он уехал работать в другой город! И ребенок чувствует, что его держат за идиота. С ним ни о чем серьезном не говорят. И как он тогда может рассказать родителям о том, что происходит в его жизни?  У ребенка есть свои страхи, переживания, даже порой трагедии, которые он переживает исключительно в себе и не всегда с ними справляется. Даже если справляется, насколько легче бы ему было, если бы была поддержка взрослого. Но мы, взрослые, вовсе не злодеи. Просто сами не умеем о таких вещах говорить, и хорошо, если хоть осознаем это и стараемся учиться. 

- В Европе, США, Канаде уже властвует так называемая «ювенальщина», при которой ребенка в семье нельзя не просто телесно наказать, на него запрещено даже повышать голос. Иначе это может обернуться против самих родителей. Как вы смотрите на подобную модель воспитания, и придем ли мы к этому?

- Сразу скажу, я не сторонник идеи, что детей надо наказывать. В обществе считается неприемлемым дать затрещину взрослому человеку, которого мы уважаем. Так почему это в ходу при общении с детьми? Учись нормально разговаривать, и не придется никого лупить. Когда мой ребенок был маленьким, бывало, что я срывалась и могла его шлепнуть. Но я понимала, что это мое педагогическое бессилие, и как мать я заслуживаю за это  жирную двойку. Воспитание не должно быть основано на насилии, для меня это аксиома. Поэтому защита детей от насилия в семье нужна и важна. Дети, убитые своими родителями, изнасилованные, забитые дети, с искалеченной психикой – это страшно и с этим надо бороться. Но тут не должно быть перегибов. Это ужасно, когда нормальные родители живут в страхе, что у них могут отнять детей. Не знаю, насколько это правда, что ребенка забирают из семьи, узнав, что родители его наказали физически. Но если это так, то это ужасно. Ведь родители, не являясь образцом педагогической мудрости, ребенка все же любили, а его отдали приемным родителям, может, гораздо более мудрым, но чужим и не любящим, может ли это быть лучше для ребенка? Лучше ли мудрое равнодушие, чем неумная любовь? На мой взгляд, ответ очевиден. Я уж не говорю, что приемные родители тоже разные бывают… 

Если считать, что сейчас на Западе есть с этим перегиб, то надо помнить, что у него есть свои исторические корни. Раньше дети воспринимались не иначе, как вещь. Родители, вспомним средние и более ранние века, могли детей безнаказанно убивать, выгонять из дома, унижать, насиловать. О правах несовершеннолетних не так давно вообще речи не шло. Единственным их правом было угождать родителям. Маятник, качнувшийся сейчас в сторону гуманизма, возможно, и пошел уже куда-то не туда. Но это неизбежное движение. Хорошо, что детей стали защищать, плохо, что это делается неидеально.  

- А что делать нашему Министерству просвещения. Одни «лезут» в российские школы с молитвенниками и духовными заветами, другие же выступают за активное половое воспитание детей. Стоит ли, на ваш взгляд, освещать эту сторону взрослой жизни в образовательных учреждениях?

- Я даже не знаю, что на это ответить. В принципе не вижу ничего плохого в половом просвещении, я за. К примеру, рассказ о презервативах может снизить риск подростковой беременности. Здесь, на мой взгляд, нет никакого противоречия с Законом Божьим: Господь же не призывал людей к бездумному размножению. Но я не являюсь экспертом в сфере религии, богословия и христианства. Хотя и отношу себя к христианам.

Если говорить о половом воспитании, то хорошо бы это делать силами профессионалов. Вспоминаю уроки полового просвещения в мои школьные годы. Стоит перед классом молоденькая учительница, которая на днях вышла замуж, и, сгорая от стыда, пытается что-то нам рассказать. 16-летние наши мальчики такие ей вопросы задают, что несчастная женщина от стыда готова залезть под парту. Для нее это была пытка, а для нас – бесплатный цирк. Толку, соответственно, от таких уроков ноль. Поэтому если уж и пытаться донести подобную информацию до подростков, то грамотно как-то. И делать это должен подготовленный педагог, а еще лучше медик. И давать детям информацию медицинского характера и основы физиологии размножения, чтобы ни одна пятнадцатилетняя девочка в этой стране не думала, что «от одного раза» детей не бывает. И чтобы никто не думал, что аборт – это безвредно. 

Что касается религии, то знакомить детей в школе с ней - замечательная идея. Но я бы рассказывала детям о всех главных религиях мира только с культурологических позиций. А приобщать детей к вере - это уже дело семьи, оно слишком интимно, чтобы сюда вмешивалась школа. 

- Напоследок зададим провокационный, но актуальный в наши дни вопрос. Допустимо ли рассказывать молодежи, в той же школе, например, об ЛГБТ-сообществе?

Люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией существуют. Зачем это скрывать от молодежи? Разве если мы будем скрывать от молодежи, что, например, зимой снег бывает, снег перестанет выпадать? Или дети, узнав, что снег существует, все захотят стать снеговиками? На мой взгляд, это смешно.  

Но когда я вижу парады в поддержку этих сообществ, будь то видео или фотокадры, мне по-человечески неприятно, что люди столь интимные подробности своей жизни вытаскивают на всеобщее обозрение. Личная жизнь – дело личное. И кому, какая вообще разница, кто с кем спит? Я не интересуюсь интимной жизни посторонних мне людей. Но я понимаю, что эти парады – реакция на годы запретов и унижений. Это тот же маятник, качнувшийся от острой гомофобии к тотальной толерантности. Сексуальным меньшинствам, видимо,  просто необходимо публично заявить о себе, потребовать признания и уважения. Хотя форма, которую они для этого выбирают, у меня лично вызывает некую брезгливость. Но считаю, что вреда от этого нет. И запрет на пропаганду однополой любви - абсолютная бессмыслица, думаю, что никто не становится гомосексуалистом из-за того, что поддался пропаганде, это вещи обусловленные биологически. В дикой природе нет пропаганды гомосексуализма, а гомосексуализм есть. У многих видов животных есть некий процент особей, склонных к такому типу полового поведения. Зачем-то природе нужно вывести их из цепочки размножения. У людей, может, все немножко сложнее, психика тоже, возможно, играет свою роль, но совсем не так примитивно – рекламу посмотрел о том, как хорошо быть гомосексуалистом, и все, разлюбил девушек, побежал юношей любить. 

Елена Краснова 

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Политолог Сергей Марков прокомментировал инициативу Эммануэля Макрона стать посредником между Россией и Украиной

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Общество

Политика

Общество

Политика

Общество

Общество

Общество

Общество

Общество