Трофейное искусство

, 00:00

Трофейное искусство
Альбрехт Дюрер. «Кавалькада». Бременская коллекция

Начало конфликта

 С 1999 г. Минкультуры выпускает «Сводный каталог культурных ценностей РФ, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны», состоящий аж из 29 томов! Странно, но это, пожалуй, первая попытка определить и систематизировать все, чего лишилось наше культурное достояние в 1941-1945 годах.

 Во время Второй мировой войны на нашей территории были уничтожены более ста пятидесяти музеев, тысячи библиотек, уникальные памятники архитектуры и зодчества Новгорода, Пскова, Смоленска, пригородов Ленинграда, сотни икон, картины Серова и Шишкина, Левитана и Кипренского, Васнецова и Брюллова. До сих пор так и не найдена Янтарная комната, воссозданная практически заново к юбилею Петербурга. На это было потрачено более 7,5 млн. долл. из средств федерального бюджета и 3,5 млн. долл., перечисленных немецкой фирмой «Рургаз». Несколько лет велась реставрация (кстати, за счет Германии) новгородской церкви Успения на Волотовом поле, которая была построена в 1352 г. и разрушена во время войны. В декабре 1941 г. был взорван уникальный памятник истории Новоиерусалимский монастырь XVII в., который практический заново был восстановлен уже в конце XX века.

 Нацистские стратеги особое внимание уделяли целенаправленному уничтожению культуры народов, которых хотели смести с лица земли или поработить. Существовал, в частности, Оперативный штаб Розенберга, занимавшийся планомерным разграблением культурных ценностей на оккупированной территории нашей страны.

 Лишь после Победы Советская армия вывезла из Германии десятки вагонов (!) предметов культуры, принадлежавших СССР и награбленных фашистами. Это, по сути дела, и являлось реституцией, то есть возвращением незаконно перемещенных культурных ценностей на территорию, где они находились до войны.

 Однако была создана и специальная Трофейная комиссия, которая, руководствуясь подробнейшими списками, занималась вывозом уже немецких культурных ценностей в СССР в качестве компенсации. Этот факт, названный российским законодательством «компенсаторной реституцией», и вызывает сейчас много споров между Россией и странами Европы, в частности Германией.

Буква закона

 СОГЛАСНО Федеральному закону 1998 г. «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации», эти самые ценности являются национальным достоянием России. Закон принимался туго: его отклоняли то Совет Федерации, то Госдума, то президент Ельцин. Западные и, в частности, немецкие юристы и СМИ не раз говорили о том, что этот закон не соответствует нормам международного права. Видя споры юристов, убеждаешься, что законодательство в этой области крайне запутанно - причем не только российское, но и международное.

 Согласно нашему закону, перемещенными культурными ценностями являются только те, которые были вывезены с территории Германии в соответствии с приказами военного командования Советской армии, Советской военной администрации в Германии, распоряжениями других компетентных органов СССР. В девяностые годы встал вопрос о тех предметах культуры, которые не подпадают под это определение. В частности, речь идет о знаменитой Бременской коллекции, у которой накопилась уже собственная законодательная история.

Бременские страсти

 БРЕМЕНСКАЯ, или так называемая Балдинская, коллекция включает две картины и 362 рисунка, сделанные лучшими европейскими мастерами XV-XX вв., среди которых Рембрандт, Тициан, Рубенс, Ван-Дейк, Дюрер, Коро, Делакруа, Гойя, Мане, Ван Гог, Дега, Тулуз-Лотрек. По оценкам специалистов, ее стоимость превышает 23 млн. долларов.

 Публичную дискуссию о судьбе Бременской коллекции начал Виктор Балдин, который и вывез ее в июле 1945 года. В 1990 г. он рассказал по телевидению об истории спасения рисунков. Потом вышла статья в газете «Правда», в которой сообщалось о намерении вернуть собрание в Германию. Однако возвращение затянулось. В 1994 г. Государственная комиссия по реституции культурных ценностей даже постановила «считать возможным возвращение балдинской части коллекции бременского Кунстхалле правительству ФРГ как незаконно вывезенной с территории Германии». Однако Госдума объявила временный мораторий на принятие решений о перемещенных ценностях. Коллекция снова осталась в России.

 И вот недавно газета «Коммерсантъ» сообщила о возможной передаче коллекции в Германию до конца этого года. Оказалось, переговоры шли на уровне экспертов. Один из них, авторитетный искусствовед и реставратор Савелий Ямщиков, хотел, чтобы Германия заплатила за коллекцию 30 млн. евро, которые пошли бы на реставрацию архитектурных памятников Новгорода и Пскова. Но переговорщики вроде бы зашли в тупик.

Капитан Балдин - герой или мародер?

 СОГЛАСНО общепринятому мнению, капитан Виктор Балдин спас часть Бременской коллекции, которую и стали называть Балдинской. По рассказам самого Виктора Балдина, он нашел рисунки в июле 1945 г., перед самым выступлением, в подвале замка недалеко от Берлина. Когда он попросил у командования машину для спасения бесценных рисунков, ему сказали, что машин и так не хватает. Тогда он собственноручно собрал их - сколько поместилось в чемодан. Именно в этом чемодане и хранилось сокровище, пока в 1947 г. не попало на хранение в созданный незадолго до этого Музей русской архитектуры. За эти два года искусствовед сам исследовал и систематизировал коллекцию, проделав громадный кропотливый труд. В Бремене ему присвоили титул почетного гражданина города как человеку, спасшему бесценные предметы культуры.

 Однако в этой версии событий сомневается авторитетный реставратор и искусствовед Савелий Ямщиков. Он убежден, что рисунки не могли валяться в подвале на полу, учитывая немецкую педантичность и огромную ценность коллекции. К тому же капитан Балдин должен был немедленно сдать коллекцию по прибытии в Москву, а не хранить ее два года в чемодане под кроватью, что кажется ему очень странным. Заставила же Балдина сдать сокровища в музей, по мнению Савелия Ямщикова, некая темная история с неудачной попыткой продать личный кортик Геринга, украшенный драгоценными камнями.

 Возможно, вопрос о том, как все же расценивать поступок Виктора Балдина, мог бы стать одним из решающих в деле о возвращении коллекции. Однако элементарная презумпция невиновности не позволяет нам обвинять в чем-либо этого человека.

Вернуть или не вернуть

 ПРОЦЕСС реституции из СССР в Германию начался сразу после смерти Сталина, когда ГДР вошла в состав Восточного блока. С начала 1950-х до конца 80-х годов СССР возвратил ГДР 1,9 млн. единиц культурных ценностей, принадлежащих немецким владельцам. В том числе знаменитую Дрезденскую галерею - собрание европейской живописи XV-XVIII вв., включающую Рафаэлеву «Сикстинскую Мадонну».

 Однако в течение почти пятидесяти лет после войны трофейные ценности были фактически засекречены. Зачем было прятать по спецхранам то, что вывозилось из Германии открыто? СССР вывозил предметы немецкой культуры не скрывая, и тогда немцы не препятствовали этому, понимая огромную ответственность, которую они несут за содеянное в годы войны.

 В качестве трофейной литературы были, в частности, вывезены книги из Немецкого музея книги и шрифта в Лейпциге. Но эти бесценные экземпляры, в том числе величайший раритет - Библия Гуттенберга, почти полвека пролежали в хранилище Российской государственной библиотеки рядом с библиотечной столовой, настолько засекреченные, что в их существовании попросту сомневались.

 Директор ГМИИ им. А.С. Пушкина ветеран войны Ирина Антонова убеждена в том, что возвращать ничего не надо, так как культурные ценности, оказавшиеся на территории Советского Союза, - это лишь малая компенсация за все наши громадные культурные потери в годы войны. К тому же, считает она, если и возвращать перемещенные ценности, то начать придется с Лувра, три четверти итальянских коллекций которого были вывезены из Италии армией Наполеона.

 В адрес России не раз шли упреки в том, что перемещенные ценности не служат нам компенсацией, так как лежат в коробках и ящиках, недоступные ни специалистам, ни широкой публике. Бременская коллекция только в 1991 г. дождалась выставки - в Эрмитаже. А в 2003 г. прошла выставка в Москве.

 В марте 2007 г. в ГМИИ им. А.С. Пушкина (а в июне - в Эрмитаже) открылась совместная российско-германская выставка «Эпоха Меровингов - Европа без границ». С нашей стороны она была представлена в основном перемещенными из Германии ценностями. Наконец, включено же в постоянную экспозицию Пушкинского музея легендарное «золото Шлимана», обнаруженное немецким археологом на месте раскопок Трои и вывезенное из Германии после войны!

 Россию обвиняли и в том, что она не отдает даже те ценности, которые не принадлежали Германии, а были вывезены фашистами из других государств, в том числе - наших союзников, и только после этого попали в СССР. Так, о своих претензиях заявляли Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Люксембург, Нидерланды, Украина. В 2005 г. часть из них была удовлетворена.

 Иногда кажется, что реституция - действительно неразрешимый вопрос. Помимо законодательных, юридических споров совершенно очевидно, что существует и нравственная сторона этого дела. Как может страна, которая развязала эту страшную войну, сожгла картины и книги, разрушила дворцы и церкви, говорить нам о реституции? Это с одной стороны. С другой - не так уж сложно понять немцев, которые хотят вернуть себе часть своей культуры. Культура и война - вещи несовместимые. Фашизм, слава Богу, был побежден, и многим может показаться, что ценности должны быть возвращены в страну, которой они принадлежали до войны. Но, естественно, если и может идти речь о возвращении перемещенного в результате войны, то только на основе адекватного обмена.

 Германия же, видимо, хочет решать культурные вопросы на политическом уровне. 

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Столтенберг: НАТО гарантирует безопасность Финляндии и Швеции до получения ими членства в альянсе

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью