Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели История 13+

Волк на орбите: портрет в монологах и авторских отступлениях

, 12:42 ,

Волк на орбите: портрет в монологах и авторских отступлениях
Фото: ситстема Энергия Буран

12 апреля этого года Герою Советского Союза, летчику-космонавту, заслуженному летчику-испытателю СССР Игорю Петровичу Волку исполнилось бы 85 лет. Юбилей прошел тихо и скромно, однако стоит отметить, что посвятив себя авиации, космонавтике, он многое сделал для освоения внеземного пространства, участвовал в реализации легендарных проектов.

Игорь Петрович подавал пример мужества и ответственности, неравнодушия и верности долгу. Был бесконечно предан своей профессии летчика-испытателя, и космонавта-исследователя.

Молодой летчик Игорь Волк
Молодой летчик Игорь Волк

Мне повезло: я был знаком с Игорем Волком, одним из «стариков» отечественной космонавтики, стоявшим даже в те годы как бы поодаль от сверкающей шеренги космонавтов и летчиков-испытателей.

Человек неординарный, с внутренним «стержнем», взрывной и обаятельный, он был не склонен к «пережевыванию» своих звездных дней, считая их нормальной жизнью и работой. Он не мелькал на телеэкранах и газетных полосах и не в силу какой-то «обостренной скромности, а попросту у него на это не было ни времени, ни охоты...

Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Игорь Волк:

    — Не всем известно, что именно в нашем Летно-исследовательском институте им. М.М.Громова в конце 50-х годов и начиналась дорога в космос.

Мне не пришлось летать с первым космонавтом планеты Ю. Гагариным «на невесомость», а вот с будущими космонавтами П. Беляевым и А. Леоновым полетал вдоволь. Однажды после занятий, с трудом выбираясь  из  макета корабля, в сердцах сказал:

    — Только круглый идиот может сесть в это гинекологическое кресло!

Видимо, Бог меня и наказал за эту фразу: в 1978 году именно мне предложили начать подготовку для полета в космос. Многие летчики отказались от этого предложения и, похоже, не зря: из пятисот человек медицинскую комиссию прошло только девять, а 60 летчиков вообще списали с летной работы.

С С.Савицкой и В.Джанибековым
С С.Савицкой и В.Джанибековым

Мне в ту пору было уже больше сорока, в космос слетать не рассчитывал (в таком возрасте только Г. Береговой летал...), хотя, чего кривить душой, искорка надежды все-таки теплилась в душе. И мечта моя сбылась. И я полетел в космос с профессиональными космонавтами В. Джанибековым и С. Савицкой.
    

И снова Игорь Волк.

   — Космонавтам Л. Кизиму, Б. Соловьеву и О. Атькову, которые трудились на орбите почти пять месяцев, хотелось привезти какой-нибудь подарок. А это можно было сделать только за счет уменьшения  собственного  веса. Пришлось почти совсем ничего не есть перед стартом, но зато на животе у меня появилась маленькая впадина. Именно в нее я положил целлофановый пакет с малосольными  огурцами, которые собственноручно засолил мастер этого дела космонавт А. Леонов. На то мы и люди, чтобы делать глупости!

При космическом старте пульс у меня был нормальным — не такое приходилось видеть и испытывать. А вот при разделении ступеней ракеты я несколько разволновался и мой пульс увеличился с 48 до 56(!) ударов в минуту. Наверное, даже более хладнокровный человек, чем я, испытал бы невольное волнение, когда внезапно услышал визг, скрежет при разрыве металла, почувствовал всем телом увеличение вибраций. Пришлось привести организм в «боевую» готовность.

Как только наш корабль вышел на околоземную орбиту и появилась невесомость, у меня возникло чувство, будто кто-то повесил меня за ноги вниз головой. Захотелось принять нормальное положение, хотя я разумом понимал, что в этом нормальном положении и нахожусь.

А сколько неприятностей доставило постоянное вращение! Какое движение ни сделаешь, за что ни возьмешься, а своих усилий все равно не рассчитаешь и начинаешь вращаться около точки опоры. Ко всему прочему меня начало немного подташнивать. Ну, думаю, совсем дела плохи. Поэтому не стал я больше анализировать, что со мной происходило, а забился в уголок и заснул. Через некоторое время меня разбудили, и все мы перешли на станцию, а там я все сориентироваться никак не могу, поскольку, как на земле, хочу привести в соответствие низ с верхом, пол с потолком.

Разозлился и говорю себе:

 - Какая тебе разница, где находиться? Двигайся, как можешь, как сумеешь!

Как только я сказал себе это, то сразу легко стало: я как бы какой-то психологический барьер преодолел. Подплыл к иллюминатору станции, а там — Земля! Красота необыкновенная! Так бы и просидел у этого круглого окошка весь полет и все бы смотрел и смотрел на необыкновенную картину, расстилающуюся внизу. При взгляде на Землю я испытал почти забытое детское удивление.  

Чем занимался летчик-испытатель Игорь Волк в космосе?

Многие, видимо, помнят недоуменные лица некоторых западных корреспондентов, которые не однажды задавали на пресс-конференции один и тот же вопрос:

- Что же делал на самом деле в космосе Волк, этот квалифицированный летчик-испытатель?

Если В. Джанибеков и С. Савицкая выходили в космос, работали, то мои медико-биологические эксперименты по слежению за координацией в невесомости зрительных и вестибулярных анализаторов на фоне их работы выглядели, мягко говоря, довольно бледно. Но задача, которая стояла передо мной, была тоже делом недалекого будущего. Ее решение должно было дать ответ на следующий вопрос: как влияет невесомость на человека, управляющего космическим кораблем, и сможет ли летчик, пробывший определенное количество суток в космосе, без всякой реабилитации и восстановления организма поднять в воздух самолет и посадить его?

Среди летчиков испытателей
Среди летчиков испытателей

Вот почему сразу после посадки меня поместили в вертолет, измерили пульс, давление в трех положениях: сидя, лежа, стоя — и отвезли на другой аэродром, где я взлетел на пассажирском лайнере. И здесь не обошлось без приключений: брюки мне достали из НАЗа, а вот ботинок моего размера не нашлось. Так я и летал босиком, правда, в носках.

После этого полета поспал я немного и пошел играть в теннис, не зная о том, что этим своим поступком нарушил все писаные и неписаные правила адаптации космонавта. Медики меня пытались остановить, но я настоял на своем. Ничего путного из того эксперимента не получилось, потому что не я ракетку, а ракетка меня толкала по теннисному корту.

К тому же координации движений у меня не было, да и потел я так сильно, что только удивлялся, откуда во мне столько воды. Со временем все вошло в норму, и уже где-то через месяц я чувствовал себя уверенно, как перед космическим полетом.
    

Испытания продолжаются.

Полет в космос, казалось, разделил на две неравные части жизнь Игоря Волка. Позади остались кочевое военное прошлое, нелегкое начало его испытательской карьеры, когда ему приходилось жить на чердаке у какой-то старушки и считать каждый рубль до получки, столкновения с начальством и всякие ЧП, за которые с него даже в свое время снимали класс летчика-испытателя. После космического полета враги его притихли, друзья стали сдержаннее: ведь не каждый человек может выдержать испытание славой.

Волк не изменился: у него остался тот же открытый взгляд, то же крепкое рукопожатие, та же стремительность в движениях, та же простота в обращении с другими людьми. Ни тени высокомерия, ни грана зазнайства нельзя было обнаружить ни в его словах, ни в его поведении.

Впрочем, после полета в космос Игорь Петрович стал более собранным, сдержанным и внимательным. Если раньше он порой не выбирал выражений, говорил далеко не литературным языком, в котором попадались довольно-таки соленые словечки, то сейчас, став на виду у всех, этого он себе позволить не мог.

Нет, он не стал дипломатом, как не был им и раньше. Просто Волк перешел, выражаясь языком космонавтов, на более высокую орбиту. К нему теперь начали прислушиваться.

Волк все свои высказывания подтверждал делом, продолжая работу, которую вел до полета в космос, которая требовала от него полной отдачи душевных и физических сил.

 — Занят по горло, — говорил он мне не раз. — Даже спать некогда.

Да, летал Игорь Петрович очень много, но, что самое удивительное, практически без ошибок. Наверное, повлияла ответственность, которую возложили на него в свое время как на командира специального летного отряда.

Да, вместе с молодостью уходят безрассудство и показная бравада, отлетает как шелуха все наносное и ненужное, приходят опыт и рассудительность зрелого мужчины. И это, наверное, главное.

На могиле героя
На могиле героя

Игорь Волк, первый командир отряда космонавтов, готовившихся к полетам на советском многоразовом космическом корабле «Буран», умер 3 января 2017 года в Болгарии на 80-м году жизни. Президент России Владимир Путин выразил соболезнования в связи с его кончиной, отметив его вклад в профессию. Похоронен И.Волк на Быковском кладбище.

24 июня 2020 г. в г. Жуковском, Московской области был открыт памятник Герою Советского Союза, заслуженному летчику-испытателю, летчику-космонавту СССР Игорю Петровичу Волку.

Памятник И. Волку
Памятник И. Волку

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Общество