Аргументы Недели История 13+

Как в России укрощали «Зеленого Змия»

, 12:31 ,

Как в России укрощали «Зеленого Змия»
Фото: depositphotos / itakdalee

То, что водка и прочие «градусные» жидкости – нескончаемый источник пополнения бюджета любого государства, никто, наверное, спорить не будет. Особенно в России, где до сих пор бутылка «беленькой» имеет в народе непререкаемое хождение наравне с пресловутым заокеанским долларом или пиратским колымским золотым самородком. Почему?

Гуляй, рванина от рубля и выше…

Будущий царь всея Руси Иван Грозный еще во младенчестве понял, что и медовуха, и брага, и прочие хмельные напитки, коими с утра до вечера лакомились у него на глазах старшие товарищи, при умелом их применении могут наполнять государству казну звонкой монетой не хуже, чем это сегодня делает «Газпром».

Став абсолютным владыкою, Иван Васильевич одним из первых своих указов повелел и в столичном граде Москве, и во всех прочих российских городах и весях открывать «без счету» государевы винокурни и кабаки, строго запретив при этом любой частный оборот на Руси веселящих напитков. Ослушавшихся кабатчиков ждала плаха, либо осиновый кол, до которых Иван Грозный был охоч и на расправу скор.

В царевых кабаках, которых в государстве российском сразу стало великое множество, крепкие напитки отпускались всем желающим по ценам, которые многократно превышали их себестоимость. А так как желающих их вкусить было много, то в казну быстро потекли денежные реки. При Грозном именно «пьяные» деньги составляли основную часть государственного бюджета, а деньги царю были необходимы: Россия присоединяла к себе нищие окраины, ширилась, строилась и много воевала. Но очень скоро государь понял, что управляемая им держава не только велика размерами, но и сильно богата вороватыми чиновниками, которые даже под страхом страшной царевой кары умудрялись отжимать нехилые бабки в карманы своих кафтанов. Карательные органы, т.н. «приказы», призванные следить за процессом и выявлять расхитителей, очень быстро и сами втягивались в процесс сладостного воровства. Так что печально известные сегодня чиновничьи «откаты» имеют древнюю национальную родословную.

Царь, понимая, что «умом Россию не понять и уж тем более – аршином общим не измерить», решился на смелый экономический эксперимент: повелел ввести на Руси т.н. «откуп», т.е. отдавать готовые государевы кабаки вместе со всем содержимым в аренду желающим. Естественно, за хорошие деньги и с обязательным отчислением в казну процентов с прибыли. Сегодня это называется «лизингом», а «откуп» стал «откатом». Так что «проклятый царизм», уничтоженный, в конце концов, большевиками, дал стране не только вороватых чиновников (коих при советской власти расплодилось куда как больше), но и новую экономическую модель, которая активно заработала на Руси уже в конце XVI века. Владеть государственно – частными кабаками мог любой желающий (кроме крепостных), имевший на это необходимую сумму. Но таковых было всегда меньше, чем тех, кто не имея денег, тем не менее смог нелегально тоже устроиться в этом заманчивом бизнесе.

Тогда-то в словарном обиходе появилось слово «корчма», а тех, кто стал заниматься подпольным изготовлением и продажей хлебного вина в собственных лавках, начали звать «корчемниками». Именно тогда в обществе укоренилось новое экономическое правило расплачиваться за работу не только ассигнациями, но и водкой, причем второй вариант населению пришелся по душе даже больше. Эта традиция жива у нас и по сей день.

Как водка стала горилкой.

В 1654 г. запорожский гетман Богдан Хмельницкий, задолбанный жадностью высокомерных польских шляхтичей и пьянством своих казаков, пал на колени с челобитной «к ногам царя покорно отдаемся» перед русским самодержцем с просьбой принять Малороссию в состав России. Царь Алексей Михайлович, известный в народе как «Тишайший», тем не менее, был опытным политиком и обширный кусок украинского чернозема к России присоединил: ну если люди сами просят? Свершилась, наконец, мечта местных крестьян, унижаемых и польской шляхтой, и крымскими татарами: «Волим под царя Восточного, православного! Боже! Утверди! Боже! Укрепи! Чтоб есми во веки все едино были!» Запорожские казаки, привыкшие к анархической нетрезвой вольнице, было попытались через великорусское посольство получить от российского царя некие обещания сохранить их свободные нравы, однако ответ царского посла Василия Бутурлина, что, дескать, царь российский своим холопам не присягает», окончательно дал понять будущим гастарбайтерам, «кто в доме хозяин». Нынешний потешный президент Украины Зеленский видимо вместо уроков истории в школе брал уроки лицедейства в каком-нибудь заштатном драмкружке. Напрасно…

Однако самодержец всероссийский таки проявил царскую милость к мучимым вечным похмельем «новым украинским русским» и разрешил им свободную торговлю веселящим хлебным вином, которое те окрестили горилкой и начали гнать уже по всей России в неимоверном и контрабандном количестве. Пьяная вольница «младших братьев» закончилась лишь в конце XIX века введением строгой государственной монополии на изготовление и продажу водки.

И тут пришли нетрезвые матросы…

Залп «Авроры» в 1917 г., хоть и был холостым, реальных бед, тем не менее, наделал много. Затянувшиеся большевистские банкеты по поводу взятия власти (благо, халявных дворянских винных запасов, тем более – в Ливадии, было предостаточно – авт.) встревожили Ленина.

- Этак они и революцию пропьют! – подумал вождь и 19 декабря 1919 г. издал декрет «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ». Тех, кто рискнул где-нибудь на чердаке гнать спасительный самогон, всевидящая ЧК… ставила к стенке. Однако очень скоро по всем швам затрещала большевистская казна, не только лишившаяся «пьяных» денег, но и беспардонно разворовываемая самими революционерами (например, после смерти Якова Свердлова, избитого в г. Орле голодающими железнодорожниками, в его сейфе было обнаружено золотых червонцев на сумму почти в 110 тысяч рублей, более 700 редких ювелирных изделий, кредитных векселей на 750 тысяч рублей, и мешок изумрудов и бриллиантов, которые после убийства царской семьи лично ему в Кремль привезли палачи Юровский и Никулин). Поэтому вождь снова разрешил в советской России государственную торговлю алкоголем. Самогонщикам, от которых молодую советскую республику очистить полностью уже было никак нельзя, дали «послабление»: вместо расстрела их теперь сажали на 5 лет. Изъятый же самогон, если его по дороге на склады не успевали полностью испить сами чекисты, отдавали в больницы. Этот грустный эпизод хорошо показан в фильме «Зеленый фургон», где молодой чекист в исполнении Харатьяна пытается бороться с щирым украинским самогоноварением.

Передавайте Ильичу – нам и десять по плечу!

Пришедший к власти Сталин, отличавшийся пьяными застольями с верными соратниками, сам, тем не менее, пил мало. В основном – качественное грузинское вино. Соратники же налегали на коньяки и водочку (революционная привычка – авт.), быстро косели и болтали при вожде лишнее. Для многих такие банкеты становились последними в жизни.

После окончания Отечественной войны разрушенный Советский Союз нуждался в срочном масштабном восстановлении, на что требовались огромные деньги. И тут снова помогла… водка.

Сталин приказал резко поднять цену на водочную продукцию, на словах при этом декларируя т.н. «борьбу с пьянством». При его жизни бутылка водки в советских магазинах стала стоить более 30 рублей – сумма по тем временам немалая. Но советские люди, пережившие недавно страшную войну, не скупились: именно водка позволяла хоть на время забывать о чудовищных послевоенных последствиях, а выброшенным советской властью в прямом смысле на улицу сотням тысячам искалеченных в боях солдат – освободителей мириться со своей непростой судьбой. Бюджет страны стал оживать.

После смерти Сталина его место занял часто даже сам себя не понимающий Никита Хрущев. Видимо, перебрав любимой горилки, в 1954 г. Никита Сергеевич, в ознаменовании 300-летия добровольного присоединения Украины в России, с барского плеча… подарил Киеву исконно российский Крым. Сегодня об этом ярые «самостийцы» стараются не вспоминать.

Очевидно понимая, что без водки в СССР просто «никуда», Хрущев установил на эту продукцию твердую и приемлемую цену: 2 руб. 87 коп. за бутылку. Лишь сменивший его Брежнев уже за год до своей смерти, в 1981 г. поднял эту демократическую цену вдвое и пресловутая народная поллитровка стала стоить аж 5 руб. 30 коп.

Тот период наш народ отметил меткой частушкой:

«Как-то Брежнев и Подгорный

Напились вдвоем «Отборной».

Утром встали с пьяной рожей,

Водку сделали дороже…».

Любви народной к впавшему в маразм Ильичу этот непонятный даже экономистам демарш не прибавил, зато оживил народное фольклорное творчество: «…даже если станет восемь, все равно мы пить не бросим!» - это как раз из тех брежневских времен. Как и мрачный анекдот: «Папа, папа, ты ведь теперь станешь пить меньше? – Нет, сынок: теперь ты кушать станешь меньше…» Чистая правда.

Я сегодня там, где дают «Агдам»!

Видимо понимая, что оставлять совсем трезвыми советских людей наедине со своими мыслями опасно, брежневская власть дала отмашку на производство т.н. «бормотух»: дешевых, но крепких виноподобных напитков.

Едкие, но дешевые «Агдам», «Золотая осень», фиолетовый «Солнцедар» (метко прозванный «солнечным ударом»), «Плодово-ягодное» (оно же – «плодововыгодное») и т.д. заполонили прилавки городских гастрономов и провинциальных сельпо. В деревнях достали из схронов уцелевшие после бесполезных чекистских изъятий дедушкины самогонные аппараты и змеевики и «питие есть веселие земли русской!» снова стало главным национальным девизом. Правда, с прилавков исчезли сахар и дрожжи.

Впрочем, власть, сама спаивающая свой народ, пыталась с этим явлением как-то бороться. Но как? И снова помогла большевистская лагерная привычка «не пущать»: в стране победившего социализма появились т.н. «вытрезвители», а вскоре – и печально известные «лечебно – трудовые профилактории» - ЛТП.

В ЛТП по решению суда отправляли тех, кто по мнению властей не желал вставать на путь трезвого исправления сроком аж до… двух лет! Нравы и распорядок в этих «лечебных» заведениях царили, естественно, тюремные: охрана, жесткая дисциплина, карцеры. Особых отказников санитары – надсмотрщики кололи жутким препаратом «аминазин», после чего у испытуемых температура взлетала до 40 градусов, а сами они не могли в течение суток даже пошевелиться. Впрочем, когда эта помощь проходила, они восстанавливали силы с помощью той же спасительной бормотухи, которую им исправно поставляли сами санитары – садисты.

Единственное, чего смогли, бесспорно, добиться советские власти с помощью этих ЛТП, так это того, что все побывавшие в их стенах, лишались денег, очередей на квартиры, отпусков и самой работы. Ну а «на воле» всех в статусе «бомжей» ждала уже вполне уголовная статья «за бродяжничество».

Против винца нет молодца!

Горбачевская утопическая реформа 1985 г., призванная в который раз кавалерийским наскоком отучить советских людей от пьянства, была тоже обречена на провал. Снова забурлили самогонные аппараты, таксисты в любое время суток подобно Амаяку Акопяну за тройную цену извлекали из секретных закоулков своих авто заветную бутылку, очереди в винные магазины кратно превышали очереди в Мавзолей… Исчезли не только сахар и дрожжи, но и вообще хоть какая-то еда.

На пресловутых «трезвых» комсомольских свадьбах – «нам весело и без вина», за столом действительно водки не было: ее разливали под столом. Вырубались элитные селекционные виноградники. Стрелялись виноделы. Народ попроще пристрастился к одеколону и денатуратам, дамы баловали себя псевдодухами «Серебристый ландыш».

Детишки познали аромат клея «Момент». В общем, страна активно двигалась «вверх по лестнице, ведущей… вниз»: спасибо первому президенту СССР!

На эпоху Ельцина тратить слова и время вообще не стоит: пил сам, спивалась и страна. Смешил весь мир пьяным дерижированием оркестра в Германии. В Ирландии не смог даже выползти из самолета для встречи с тамошним премьером. В пьяном виде «гарант российской Конституции» умудрился даже как-то на аэродроме прилюдно… помочиться на колесо своего самолета, после чего кое-как, застегнув ширинку, двинулся пожимать руки встречающим. В том числе – и дамам.

Видимо, за это в Екатеринбурге ему и отгрохали за бюджетные миллиарды помпезный «Ельцин – Центр». Дескать, знай наших…

P.S.

И все же кое-какой позитив в этом российском пьяном мраке начал просматриваться. Например, новый состав депутатов одним из первых законов вроде решил пожизненно лишать прав на управление любым (!) транспортным средством тех, кто сядет за руль «под градусом». Очень верное решение! Вот за это и выпить не грех. Ваше здоровье!

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Голикова заявила, что уровень коллективного иммунитета к COVID-19 в России достиг 64,2%

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Общество

Общество