Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → История

Как переписывали императорскую Россию

, 11:02 , доктор исторических наук

Как переписывали императорскую Россию

28 января (по новому стилю 9 февраля) 1897 года был создан первый социологический портрет Российской империи. Этот портрет стал результатом всеобщей переписи населения – первой и, как оказалось, последней в императорской России.

Коллективный портрет империи слагался из социологических миниатюр всех лиц, живших в ее пределах. В свою очередь, индивидуальные портреты должны были содержать 14 основных признаков: 1) имя, отчество и фамилию, или прозвище; 2) семейное положение (холост, женат, вдов, разведен); 3) отношение к хозяину (родственник, свойственник, приемыш или жилец, прислуга, работник и т.п.); 4) пол; 5) возраст; 6) состояние или сословие; 7) вероисповедание; 8) место рождения; 9) место постоянного жительства или место приписки, а для иностранцев, сверх того, и подданство; 10) место постоянного пребывания; 11) родной язык; 12) грамотность; 13) занятие, ремесло, промысел, и 14) важнейшие физические недостатки, как-то: слепоту, немоту, глухонемоту, душевную болезнь.

В результате переписи удалось получить 125 640 021 таких индивидуальных социологических описаний, что и составило общую численность населения. Дальнейшая аналитика дала такие результаты. Городское население империи составило 13,4% жителей империи, общий уровень грамотности оказался 21,1 %  (29,3 % среди мужчин и 13,1 % среди женщин). Сословия расположились следующим образом: крестьянство – 77,5 %, мещане – 10,7 %, инородцы – 6,6 %, казаки – 2,3 %, дворяне  – 1,5 %, духовенство – 0,5 %, почетные граждане  – 0,3 %, купцы – 0,2 %, прочие – 0,4 %. Этнические группы, выявленные по родному языку, выстроились так: великороссы – 44,3 %, малороссы – 17,8 %, поляки – 6,3 %, белороссы – 4,3 %, евреи – 4,0 %. А признанные в империи вероисповедания дали такую статистическую картину: православные – 69,3 %, мусульмане – 11,1 %,  римо-католики – 9,1 % и иудеи – 4,2 %.  На тот год в стране было уже два города-миллионника – Санкт-Петербург и Москва – 1 264 900 и 1 038 600 жителей соответственно. Ближе всего из тогдашних городов империи к ним подобралась Варшава – 683 700 жителей.

Но это только «сливки» из тех данных, которые удалось получить в результате переписи. Основной объем информации обрабатывался более 8 лет, а публикация итогов переписи началась уже в 1898 году. Всего за 1898-1905 годы было выпущено 89 томов в 119 книгах (по губерниям и областям империи) под общим заглавием «Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.». Редактором этого фундаментального исследования был председатель российского Статистического совета и вице-президент Международного статистического института Н.А. Тройницкий. А вот инициатором и главным архитектором переписи 1897 года явился другой выдающийся русский ученый, географ, ботаник и статистик, член Государственного совета П.П. Семенов-Тян-Шанский.

Государственную необходимость в проведении всеобщей переписи российское правительство ощутило еще в начале 1870-х годов. В стране вводилась всеобщая воинская повинность, и правительственная комиссия, созданная по этому случаю в 1873 году, пришла к выводу о том, что «самым надежным средством для учета лиц, подлежащих воинской повинности, может служить народная перепись, обнимающая собой всех без изъятия подданных государства». Комиссия направила свои предложения высшему начальству, и уже в феврале 1874 года при министерстве финансов была создана другая комиссия под председательством сенатора А.К. Гирса. Этот рабочий орган должен был «составить предложения о мерах, какие могут быть приняты для ведения на будущее время правильного счета лиц, подлежащих воинской повинности». В комиссию сенатора Гирса как раз и был представлен проект положения о переписи, составленный П.П. Семеновым-Тан-Шанским. В 1877 году этот проект в доработанном виде поступил в Государственный совет, но его рассмотрение было отложено из-за русско-турецкой войны. Попытка вернуться к практическому воплощению идеи народной переписи состоялась в 1883 году, но опять безрезультатно. И только десять лет спустя, в 1893 году, русское правительство обратило самое пристальное внимание на этот проект. В этот раз государственная задача диктовалась «необходимостью иметь точные цифры населения отдельных местностей, уездов и губерний для правильной постановки продовольственного дела». Речь шла о ликвидации последствий экономического и эпидемического кризиса, поразившего в 1891-1892 годах 17 губерний Черноземья и Среднего Поволжья. Главной причиной голода и эпидемий в этих областях стал чудовищный неурожай.

Поиски выхода из кризиса, вызванного этим бедствием, и стали главной причиной, по которой «делу о переписи» был дан неотложный ход. Статистический совет пересмотрел проект Положения о I всеобщей переписи населения, выработал новый вариант и через министра внутренних дел представил его в Государственный совет.

5 июня 1895 года этот проект был утверждён императором Николаем II и опубликован как «Положение о первой всеобщей переписи населения Российской империи». Цель и объекты переписи в этом документе были означены следующим образом:         

«1) Всеобщая перепись населения Империи имеет целью привести в известность его численность, состав и местное распределение.
2) Всеобщей переписи подлежат все жители Империи, обоего пола, всякого возраста, состояния, вероисповедания и племени, как русские подданные, так и иностранцы».

Сама перепись проводилась в два этапа. На первом, подготовительном этапе (декабрь 1896 – январь 1897) счетчики обходили хозяйства и заполняли переписные листы, которые затем просматривались заведующими переписными участками. Всего по стране к этому делу было привлечено более 135 тысяч счетчиков, в основном ими стали владевшие грамотой отставные солдаты, учителя, священники и монахи. На втором, основном этапе (это и был критический день 28 января 1897) счетчики вновь посещали хозяйства для ревизии данных первого опроса. Единицей статистического наблюдения было выбрано именно хозяйство, и на каждое такое хозяйство заводился отдельный переписной лист. В зависимости от типа хозяйств полагались различные виды листов: форма «А» – для крестьянских дворов, входивших в состав общины (заполнялась счетчиком); форма «Б» – для владельческих хозяйств, хуторов и частных сельских домов (заполнялась непосредственно хозяевам); форма «В» – для городских квартирохозяйств (также заполнялась хозяевами).

Безусловно, перепись 1897 года стала грандиозным государственно-научным экспериментом, принесшим очевидную общественную пользу. Но в то же время этот эксперимент вызвал и легкий шок в разных слоях населения: ведь впервые российские власти решили добраться до каждого жителя империи и посчитать его, предварительно расспросив. Соответственно причины, цели и задачи переписи порождали массу толков и пересудов. Вот как описывал произведенный переписью эффект заведующий одним из переписных участков Рыбинского уезда: «… Минувшая перепись, еще задолго до ее начала, вызвала в народе немало толков, заставила шевельнуться серое море крестьянства, причем на поверхность его выплыли дотоле глубоко скрытые полосы мути… Начали, время от времени, слышаться объяснения предстоявшей переписи, приписывавшие ей цель, то выяснения количества населения, живущего с малой землей, для пресловутого передела по живым душам, то определения числа лиц, годных для солдатчины, по случаю близкой войны. Некоторые шли еще дальше и связывали цель всеобщей переписи с любимым вопросом о водке и кабаках: говорили, что народ хотят переписывать для того, чтобы знать, сколько надо поставить кабаков и где именно». Счетчик из Романово-Борисоглебского уезда свидетельствовал: «Большая часть народонаселения рассуждала, что Государь Император делает это для большего улучшения крестьянского быта, и что это улучшения должно состоять в прибавлении земли тем, которые нуждаются в оной… Иные говорили, впрочем весьма немногие, что перепись производится только для одного интереса сосчитать народ, и что после нее надо ожидать страшного суда, потому что, как пред пришествием Христа была перепись, так и перед пришествием антихриста должна быть перепись». «Соответственно пониманию народа задачи переписи, было и отношение его к ней», – подытоживал свои наблюдения рассудительный счетчик.

Различные слухи и толки о целях и задачах переписи собрал чиновник МВД и театральный деятель Я.А. Плющевский-Плющик в книге, которая так и называлась «Суждения и толки народа об однодневной переписи 28-го января 1897 года: Материалы для истории первой всеобщей переписи народонаселения» (СПб, 1898). В ней он отмечал, что «… множество отзывов свидетельствует, что как только сельское население убеждалось, тем или другим способом, что перепись производится в силу Высочайшей воли, что она основана на желании Державного Хозяина Русской Земли знать количество Его подданных… все возникавшие недоразумения прекращались, перепись шла беспрепятственно и даже обычное и естественное непонимание ее цели и значения отнюдь не мешало благоприятному к ней отношению сельского населения, безусловно доверяющему Царскому приказу». Однако не все в тогдашней России разделяли благонамеренные суждения Плющевского-Плющика. Так, например, редактор крайне либеральной петербургской газеты «Наша жизнь», экономист А.Н. Котельников считал, что «едва ли можно согласиться…, что привычка населения подчиняться начальству является благоприятным моментом для производства переписи. Не следует забывать, что эта привычка связана с необходимостью обманывать начальство, скрывать от него и личный состав семьи, и свою профессию, и свой возраст, и взаимные отношения (незаконное сожительство), и вероисповедание». Последнее обстоятельство, а именно сокрытие вероисповедания, привлекало внимание многих, причем не только оппозиционных деятелей. Прежде всего, это касалось тех случаев, когда речь шла о старообрядцах. Тот же Я.А. Плющевский-Плющик отмечал, что «при переписи раскольников было замечено обычное стремление многих старообрядцев выдавать себя за православных». В свой черед, и А.Н. Котельников ставил вопрос о несоответствии выявленного переписью общего числа «старообрядцев, сектантов и уклоняющихся в России» – 2 173 738 человек – реальному состоянию дел. А «реальное состояние дел» в области раскола достигало, по мнению тогдашних экспертов, цифры в 14-15 миллионов человек. И это, похоже, были даже заниженные оценки.

Итак, перепись сделала свое дело, но при этом оставила много вопросов. Эти вопросы буквально сразу же обозначили необходимость проведения новой всеобщей переписи в Российской империи. После долгих дискуссий был определен и срок этой переписи – 1915 год. Но тот год стал вторым годом Великой войны. В 1917 году Временное правительство успело провести Всероссийскую сельскохозяйственную и поземельную перепись, а потом и городскую. А вот вторая (после 1897 года) всеобщая перепись населения в России состоялась только в 1920 году, но то была уже совсем другая Россия.

 Александр Пыжиков, доктор исторических наук РАНХ и ГС

 

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей

Политика

Спорт