«Убийца-соловей»

, 15:35

<nobr><nobr>«Убийца-соловей»</nobr></nobr>

 Господин Алябьев, живший в доме №18 по Леонтьевскому переулку, отличался живостью характера, светскостью нрава и любовью к развлечениям. Словом, типичный легкомысленный и не нуждающийся в средствах человек. К тому же наделенный даром композитора.

 Правда, собственной недвижимостью господин Алябьев не располагал. Снимал вполне приличную квартиру у купца Заборова. Да и не нуждался вольный «соловей» в обременительной, тяжеловесной собственности и заботах, с нею связанных, - протекающая крыша, вновь запивший дворник и халтурщик­-трубочист. Пусть лучше этим всем Заборов занимается. Сам же Алябьев будет аккуратно платить за аренду и в ус себе не дуть.

 Однажды, в 1825 году, у А. Алябьева случился вечер. Гости выпивали и закусывали, но по большей части все­таки играли в карты. Один из приглашенных, воронежский помещик Тимофей Миронович Времев, вдрызг проигрался. Стерев все записи (их вели мелом прямо на столе), он обвинил присутствующих в шулерстве. Алябьев возмутился, дал пощечину Времеву, ожидая, разумеется, вызова на дуэль. Однако тот был трусоват, быстро собравшись, он убрался восвояси. Проехав Никитскую и Большой Каменный мост, Времев направился в сторону Чертанова. Там с ним случился апоплексический удар, и через день бедняга отдал концы.

 Казалось бы, банальное и даже пошлое событие. Но за Алябьевым является полиция, его сажают в сани и везут ровно в противоположном направлении - к Тверской, в полицейскую часть. Где ему и предъявили обвинение в убийстве Т. Времева. Якобы удар был спровоцирован побоями.

 Справедливости добиться, к сожалению, не удалось. В 1827м Алябьев был лишен чинов, орденов, дворянства и сослан за Урал, а после на Кавказ. Ближе к 1840 году композитор тайным образом перебирается в Москву, однако же в 1842 году он пойман и по новой выдворен - на этот раз в Коломну. Видимо, из уважения к годам (Алябьеву - 55) и к славе.

 Спустя год он добивается страстно желаемого разрешения жить в Москве. Но с одним условием - без права «показываться в публике». Это условие его сразило напрочь - именно о публике мечтал опальный композитор. Алябьев тем не менее осваивает новое жилище - дом № 7 по Новинскому бульвару. В двадцати минутах тихим шагом от дома, где произошла трагедия. Временами он, естественно, проходит по Леонтьевскому переулку. И что при этом думает - Бог весть.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

«Мировая юстиция Московской области» в Кремле: как это было

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью