Лучший водолаз Англии с задания не вернулся

Часть 1. Подводная миссия командора Крэбба

, 14:04

Лучший водолаз Англии с задания не вернулся
Неизвестный герой подводной войны

 

 

Тройка, потопившая «Новороссийск»

Ведущего эксперта по организации подводно-подрывных работ Лайонелла Крэбба неоднократно награждали за отвагу. Его боевые пловцы провели несколько диверсий против вражеских кораблей с помощью торпед-транспортировщиков.

3 января 1943 года в порту Палермо на Сицилии английские подводные диверсанты потопили итальянский легкий крейсер «Ульпио Трайяно» водоизмещением 5420 тонн и транспортное судно. 18 января того же года им удалось повредить транспорт в ливийском порту Триполи. А 21 июня 1944 года в порту Специя они пустили ко дну тяжелый крейсер «Больцано» водоизмещением 14 тысяч тонн, оказавшийся после капитуляции Италии в руках немцев.

После того как британские войска вошли в Италию, туда прибыл и командор Крэбб. Он фактически спас от уничтожения отряд боевых пловцов Муссолини. Узнав, что знаменитый Крэбб в Италии, командир 10-й флотилии водолазного спецназа Италии Александр Волков - потомок белоэмигрантов - лично пришел сдаваться к знаменитому коллеге. Рыбак рыбака видит издалека. Расчет Волкова оправдался. С ним Крэбб полностью восстановил отряд итальянских боевых пловцов, которые затем не только консультировали специалистов из британской 12-й флотилии, но и вместе участвовали в боевых операциях. Позже Волков уехал в Аргентину, где стал «отцом аргентинских боевых пловцов».

Третьим в этой «банде» был американский моряк-ныряльщик Энтони Марслоу, с которым Крэбб дружил, посещал его в США. Правда, за Марслоу выдавал себя Антонио Мардзулло, один из донов итало-американской мафии.

Эта тройка 29 октября 1955 года подорвала совет­ский линкор «Новороссийск», пред­ставлявший для Англии особую опасность. Дело в том, что советское командование хотело оснастить «Ново­российск» ядерным оружием. Бывший итальян­ский линкор «Джулио Чезаре» для этой цели подходил идеально. Великобритания как остров в этом случае оказывалась наиболее уязвимой мишенью для советских ВМС.

Секреты крейсера «Свердлов»

Новейшие советские крейсера проекта 68-бис многократно повергали в шок британское Адмиралтейство. В первой декаде октября 1955 г. крейсер «Свердлов» в составе отряда советских кораблей начал движение в британскую военно-морскую базу Портсмут с дружеским визитом. Следуя проливом Бельт в сопровождении 2 эсминцев, в густом тумане он совершил невозможное. Корабль кратковременно вышел из общего строя, отклонился от глубоководного фарватера и на полном ходу пересек песчаную отмель с глубиной всего около 4 м! Грубую ошибку в дейст­виях расчета ходового мостика «Свердлова» при выполнении поворота специалисты НАТО приняли за секретные испытания головного крейсера проекта 68-бис, максимально приближенные к условиям боевого прорыва советских крейсеров-рейдеров в Атлантику из Балтийского моря. Адмиралтейство решило при первой возможности осмотреть днище крейсера.

Когда «Свердлов» вошел в гавань Портсмута, англичане уже были готовы осущест­вить свой замысел. Правда, было одно «но». «Свердлов» пришел в Портсмут по приглашению правительства, а посему британская разведка была обязана оставить его в покое. В Адмиралтействе придумали вариант: если США пригласят вольнонаемного водолаза для «тайного осмотра» судна, британские власти всегда смогут заявить, что они здесь ни при чем. Таким водолазом должен был стать Крэбб.

Тайное погружение ко­мандора Крэбба состоялось в октябре 1955 г. Никем не замеченный, он проплыл под корпусом корабля. На носу располагалось большое круглое отверстие. Внутри находился пропеллер, который можно было опускать на различные уровни, чтобы добиться лучшей маневренности судна. Крэббу удалось узнать, что требовалось. Он выбрался на берег и отправился в Лондон с докладом.

«Орджоникидзе» следил за англичанами

Но англичанам хотелось получить более детальное описание. И такая возможность им представилась...

18 апреля 1956 г. с официальным визитом в Англию прибыл отряд советских кораблей. На борту флагманского крейсера «Орджоникидзе» (брате-близнеце «Свердлова») находились Хрущев, Булганин, Курчатов и председатель КГБ генерал Серов. Корабль пришвартовался в Портсмуте, после чего на крейсере заглушили паротурбинные энергетические установки. Вечером в день прибытия советский лидер дал прием на корабле. Были приглашены политики, банкиры и другие представители деловых кругов страны. Позванивали бокалы со льдом. Играл камерный квартет.

Тем временем Крэбб вновь приступил к работе. Задание Адмиралтейства было сформулировано следующим образом. Крэбб должен обследовать винты и руль крейсера, а также обнаружить сверхсовременную систему гидролокации «Орджоникидзе», установить на корпусе крейсера датчики технической разведки и попытаться похитить сверхчувствительную аппаратуру, установленную на днище крейсера.

Если верить рассекреченным недавно в Британии документам, то получается примерно следующее. По линии флотского командования из Форин-офиса, которому формально подчинена разведка Великобритании, дали приказ - погружение отменить. Но Крэбб был патриотом и приказ командования не выполнил. То есть разведывательную операцию он осуществил «в частном порядке». В принципе его мотивы можно понять: это был самый разгар холодной войны, и такую возможность упускать было нельзя...

Но не все на крейсере расслабились. За наглухо задраенными бронированными люками сидели специалисты высочайшего класса, прослушивавшие морские просторы на много миль вокруг.

Когда веселье на палубе достигло апогея, один из дозорных, не спускавший глаз с дисплея новейшего гидроакустического прибора, зафиксировал всплеск воды неподалеку от крейсера - признак глубоководного погружения. По условленному сигналу группа немедленного реагирования принялась за дело. Секретные мониторы высветили на экранах фигуру аквалангиста в термокостюме, приближавшегося к днищу корабля. Аквалангист нырнул под киль. Запеленгованную цель не теряли из вида. Советские водолазы буквально окружили корабль...

Что произошло с аквалангистом, до сих пор покрыто мраком неизвестности. Но уже на следующий день лондонские газеты сообщили о некоем любителе-аквалангисте Лайонелле Крэббе, который «...по собст­венной инициативе предпринял авантюрную затею - обследовать днище советского крейсера «Орджоникидзе». Дилетантизм дорого ему обошелся. Система подачи кислорода не выдержала чрезмерных нагрузок и разгерметизировалась. Любитель-аквалангист погиб».

Одновременно в оппозиционной правительству прессе появились и другие сообщения. Аквалангист Лайонелл Крэбб назывался командором королевских военно-морских сил, а не любителем.

И наконец, 29 апреля 1956 года британское Адмиралтейство вынуждено было объявить об исчезновении водолаза Лайонелла Крэбба, совершившего погружение в Портсмутской гавани рядом с советским крейсером, на котором в Велико-
британию прибыли руководители СССР.

Интересные детали биографии

Лайонелл Крэбб - лучший водолаз и диверсант Британии, наверное, за последние 400 лет. Ветеран 12-й флотилии Королевского флота, герой Второй мировой войны, командор. В его жизни есть весьма интересные детали.

Согласно мемуарам русского князя-белогвардейца, преподававшего в английской разведшколе, Крэбб родился в Варшаве в 1911 г. Почти вся его жизнь прошла на море. Свою первую поездку за границу он совершил в 1937 году в роли матроса грузового судна. В Китае он встретился с телохранителем генерала Сунь Ятсена Моррисом Коэном, которого знал еще с Варшавы. При Сунь Ятсене Коэн, являясь сотрудником СИС, стал китайским генералом. Он и завербовал Крэбба в качестве агента британской разведки. Во время Второй мировой войны Крэбб участвовал в формировании первого водолазно-подрывного отряда ВМС Великобритании. Во время Второй мировой он успешно руководил обороной британской военно-морской базы Гибралтар от итальянских боевых пловцов.

 

О версиях того, что произошло тогда под днищем крейсера «Орджоникидзе», - в следующем номере.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

«Мировая юстиция Московской области» в Кремле: как это было

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью