Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Шпионаж № 20(917) 22-28 мая 2024 г. 13+

Гений вербовки

21 мая исполнилось 120 лет со дня рождения выдающегося советского разведчика-нелегала Арнольда ДЕЙЧА

, 19:24 ,

Гений вербовки

Арнольда Генриховича Дейча в мире шпионажа не зря считают гением вербовки. Он был высокообразованным человеком, доктором философии, химии и психологии. Кроме родного немецкого и русского знал английский, французский, голландский и итальянский языки. Успешно работал во многих странах Европы. С 1934 г. – на нелегальной работе в Лондоне. Его неоценимая заслуга состоит в том, что он сумел создать и воспитать знаменитую «Кембриджскую пятёрку». Рассказать об этом выдающемся разведчике-нелегале обозреватель «АН» попросил ветерана российских спецслужб полковника в отставке Сергея СИНЦОВА.

Из рассекреченной справки для НКВД

Наш разговор Сергей Валентинович начал с неожиданного заявления:

– Документам разведчика-нелегала верить нельзя. Вот и у Арнольда Генриховича Дейча в трёх паспортах стоят разные даты рождения. Но в автобиографической справке для НКВД он собственной рукой написал: «появился на свет в Вене 21 мая 1904 года».

Сейчас пора праздновать 120-летний юбилей этого уникального человека, прожившего всего 38 лет. Но помнят о нём лишь профессионалы. Ко дню рождения выдающегося разведчика-нелегала на сайте пресс-бюро Службы внешней разведки России появилась небольшая заметка о его героических делах.

О детстве и юности Арнольда известно мало. Его семья из Словакии, где отец работал учителем. Но под влиянием родственников-евреев перебрался в столицу Австрии Вену и занялся торговлей. Впрочем, в отличие от них дела у него там шли ни шатко ни валко. А ведь кузеном Арнольда Генриховича был знаменитый в то время Оскар Дейч, владевший обширной сетью кинотеатров Odeon. Название это он расшифровывал как «Оскар Дейч развлекает нашу нацию».

А вот отец Арнольда Генрих был очень религиозен и не одобрял таких светских развлечений. Ещё более нетерпим он был к политическим взглядам собственного сына.

«Отец пытался прежде всего битьём сделать из меня себе подобного. Решающие конфликты с отцом возникли из-за моей политической деятельности», – писал Арнольд Дейч в автобиографической справке для НКВД.

Уже в 16 лет юноша, пятью годами ранее освобождённый от внесения платы за обучение в связи с выдающимися академическими результатами, вступил в Свободный союз социалистических студентов. Политическая деятельность не помешала Арнольду с отличием окончить философский факультет Венского университета. Кроме того, он параллельно изучал там физику и химию. Ещё студентом Дейч стал коммунистом.

Благодаря рекомендации генсека австрийской компартии Иоганна Копленига молодого человека привлекли к подпольной работе. Когда в результате предательства нелегальная организация компартии в столице Австрии провалилась, Дейчу пришлось бежать в Москву. Тут ему предложили работу в иностранном отделе ОГПУ.

Как известно из недавно рассекреченных документов советской разведки, первыми заданиями молодого нелегала стали командировки в Сирию, Палестину и Грецию. В начале 1933 г. Дейч под псевдонимом Отто стал кадровым сотрудником советской резидентуры в Париже. Из его отчёта можно понять, что в Западной Европе Арнольд создавал явки, организовывал тайные маршруты перехода из Германии в соседние страны. После прихода Гитлера к власти Дейч завербовал и некоторое время курировал самого важного советского агента – офицера гестапо Вилли Лемана 
(псевдоним Брайтенбах). Именно этот штандартенфюрер СС стал одним из прототипов легендарного Штирлица из «Семнадцати мгновений весны».

Вербовка агентов в странах Европы была главной задачей молодого помощника резидента советской разведки в Париже. Как пишет в своём отчёте сам Арнольд Дейч, «кроме того, я устанавливал связь с рыбаками для того, чтобы в случае войны использовать рыбацкие лодки для установки на них радиоаппаратуры». Ведь связь для разведки – самое важное.

Создатель самой сильной разведгруппы времён войны

– В то время не было принято разбрасываться наградами, – говорит полковник Синцов. – Это сейчас адвокаты бывшего замминистра обороны Иванова, обвинённого в 30-миллиардной взятке, носят в суд его ордена и медали мешками. Как будто он лично форсировал Днепр, освобождал Киев или брал Берлин…

По словам Сергея Валентиновича, у разведчика Арнольда Дейча не было ни одной государственной награды. «Без права на славу, во имя державы!» – вот лозунг наших нелегалов. Но в мире шпионажа профессионалы, даже враги, отдают им должное.

Именно Арнольду Дейчу удалось завербовать в Англии 17 ценнейших агентов, в том числе так называемую «Кембриджскую пятёрку» во главе с Кимом Филби, которую Аллен Даллес впоследствии назвал «самой сильной разведывательной группой времён Второй мировой войны».

– Наш разведчик был куда круче всех героев западных детективов, – замечает полковник Синцов. – Кстати, он вполне мог бы быть персонажем романов Агаты Кристи. Ведь в Лондоне он снимал небольшую конспиративную квартиру в центре, а его соседкой по дому была уже тогда знаменитая писательница. Но из соображений конспирации Арнольд с ней так и не познакомился.

Зато всё своё внимание он отдавал перспективным студентам. Свои основные усилия как вербовщика Дейч сосредоточил на Оксфордском и Кембриджском университетах. Он сумел создать, воспитать и подготовить знаменитую «Большую пятёрку», названную позднее «Кембриджской». Именно в этом заключается его основная неоценимая заслуга перед нашей разведкой.

Агентам Дейча удалось проникнуть в британские разведку и контрразведку, МИД, дешифровальную службу. Особых высот достиг Ким Филби. Служба внешней разведки (СВР) России сняла гриф «Совершенно секретно» с нескольких документов о его работе на Советский Союз.

Из них следует, что он первым сообщил в Центр о секретной миссии в Англии правой руки Гитлера Рудольфа Гесса. Его точные разведданные о немецком наступлении на Курской дуге помогли сломать хребет фашистской танковой армаде под Прохоровкой. В конце войны Филби сумел сорвать тайные переговоры о сепаратном мире между западными разведчиками и немецкими генералами.

Ни один наш агент не достигал таких карьерных высот в британской разведке. Кандидатура молодого Филби даже рассматривалась для назначения на пост руководителя SIS. Он знал почти все секреты западных спецслужб. Когда в 1967 . были преданы гласности сведения о его истинной роли, бывший сотрудник ЦРУ Коуплэнд, знавший Кима лично, заявил: «Деятельность Филби в качестве офицера связи между SIS и ЦРУ привела к тому, что все чрезвычайно обширные усилия западных разведок в период с 1944 по 1951 год были безрезультатными. Было бы лучше, если бы мы вообще ничего не делали».

Филби был лучшим учеником Дейча. Прежде чем привлечь агента к работе, Арнольд обучил Кима основам конспирации и умению быстро ориентироваться в нештатных ситуациях. На десятый раз занятия Филби наскучили, о чём он заявил своему учителю, но тот был непреклонен.

«Что?! – вскричал Дейч. – Только десять раз! Вам придётся выслушать это 100 раз, прежде чем покончим с этим вопросом» (из воспоминаний
Кима Филби).

В одном из писем в Центр Дейч так писал о своих помощниках: «Все они пришли к нам по окончании университетов в Оксфорде и Кембридже. Они разделяли коммунистические убеждения. 80 процентов высших государственных постов занимают в Англии выходцы из этих университетов, поскольку обучение в этих школах связано с расходами, доступными только очень богатым людям. Диплом такого университета открывает двери в высшие сферы государственной и политической жизни страны…»

Три года упорной работы и приобретённые Дейчем в Англии источники стали золотым фондом советской разведки. Имена членов «Кембриджской пятёрки» сейчас широко известны в мире шпионажа. Это Ким Филби – один из руководителей британской разведки, Дональд Маклин – высокопоставленный сотрудник британского МИД, Гай Бёрджесс – журналист, агент английской разведки, чиновник британского МИД, Энтони Блант – агент британской контрразведки, Джон Кернкросс – работник МИД, министерства финансов и дешифровальной службы Британии.

Ещё в начале Второй мировой войны «пятёрка» была нацелена на поиск информации о работе по атомной проблематике. И в сентябре 1941 г. Дональд Маклин, а затем Джон Кернкросс передали в лондонскую резидентуру советской разведки сведения о начале работ над созданием атомного оружия в Англии и США. Так воспитанные Дейчем разведчики своей информацией привлекли внимание к проблеме военного атома. Потому имя выдающегося нелегала по праву стоит в ряду имён наших учёных и разведчиков, причастных к созданию советской атомной бомбы.

Героическая 
гибель

В сентябре 1937-го британская контрразведка начала проявлять к Арнольду Дейчу повышенный интерес. Над ним нависла реальная опасность ареста. Руководство приняло решение вернуть нелегала в Москву.

Вместе с ним в СССР приехала его жена Финни Крамер, как и он, прошедшая в юности школу подпольной работы. Она в дальнейшем сопровождала мужа во всех опасных командировках, выполняя функции радистки.

– Интересное совпадение! – воскликнул Сергей Валентинович. – Именно 21 мая, но 1936 года, у четы советских разведчиков-нелегалов родилась дочь. В Лондоне её назвали Нинетт Элизабет.

Уже в 1938 г. Арнольд Дейч и его жена получили советское гражданство и паспорта на имена Стефана Григорьевича Ланга и Жозефины Павловны Ланг. Репрессии тех лет впрямую не коснулись новых советских граждан. Но хотя, как следует из рассекреченных документов, тогдашнее руководство разведки высоко оценило работу этой супружеской пары за рубежом, 11 месяцев Дейча-Ланга не привлекали к оперативной работе. Поэтому Арнольд-Стефан начал работать научным сотрудником в Институте мирового хозяйства и мировой экономики Академии наук.

С началом Великой Отечественной войны Арнольд рвался на фронт. По его настоятельным просьбам Дейча-Ланга вернули в разведку. В 1942 г. он был направлен в Аргентину в качестве резидента нелегальной разведки. Там, кстати, с 1934 г. жили его младшие братья, которые могли бы помочь в создании новой агентурной сети.

Но две попытки добраться до Латинской Америки оказались безуспешными. В морях и океанах пиратствовали вражеские флоты. Так, 7 ноября 1942 г. советский танкер «Донбасс», на борту которого в качестве пассажира находился наш разведчик-нелегал, был атакован немецким эсминцем Z-27. Корабль загорелся. По свидетельству капитана танкера Виталия Цильке, во время этой атаки Дейч вёл себя героически. Он сразу бросился к носовому орудию и сражался как рядовой номер артиллерийского расчёта, пока его ноги не были перебиты осколками вражеского снаряда. Взрыв немецкой торпеды оторвал нос «Донбасса», и разведчика поглотило море.

В Вене на доме, где жил Арнольд Генрихович Дейч, он же советский гражданин Стефан Григорьевич Ланг, установлена памятная доска. На ней выбита надпись «Да будет понята людьми принесённая им жертва!».

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram