Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Шпионаж 13+

«Чернорабочим разведки» звание Героя не присваивают

Мало кто знает о людях разведки, которые, притворяясь предателями, обеспечивали безопасность своей страны

, 12:20 Источник: Российская газета

«Чернорабочим разведки» звание Героя не присваивают

Анатолий Борисович Максимов называл себя «чернорабочим разведки». Что лишний раз говорит о скромности капитана первого ранга, главного действующего лица многолетней операции "Турнир". В том споре разведок он взял на себя труднейшую роль "подставы", больше десяти лет играя роль предателя.

Королевская канадская конная полиция (КККП) - это не ладные всадники на холеных лошадках. От названия веет красными мундирами и навозом. На самом деле под архаичной аббревиатурой КККП скрывается канадская контрразведка, считающаяся не только бесцеремонно жесткой, но и эффективной. Действует в теснейшем контакте с британской СИС и ЦРУ.

Именно канадцам в качестве предателя и ценнейшего источника на протяжении долгих лет "подводили" специалиста советского торгпредства, он же кадровый сотрудник ПГУ КГБ СССР, Анатолия Максимова. В 2021-м Максимов неожиданно ушел из жизни.

Он по приказу разведки годами втирался в доверие к иностранным спецслужбам. Тщательнейше разработал и помог осуществить собственную вербовку. А после отчитывался перед своими за каждый разговор с канадцами. Это рутинная процедура.

Термин «подстава» обозначает внедрение своего работника в агентурную сеть иностранной разведки. Это сложный процесс, в котором наши спецслужбы используют ставшие известные им намерения чужой стороны завербовать нужного им человека.

Максимов долгие годы трудился за границей в научно-технической разведке. И, работая под прикрытием сотрудника торгпредства, всяческими способами добывал секреты на четырех континентах, успешно, как он говорил, взламывал преграды. Но стояла перед ним и другая задача. Очень глубинная и не из тех, что обязательно должна закончиться триумфом. Общаясь с иностранными коммерсантами, чуть не половина из которых были разведчиками или имели связь с СИС и ЦРУ, он исподволь создавал образ дипломата, привыкшего к комфортабельной жизни в зарубежье и очень побаивающегося ждущих дома материальных трудностей.

И на это пристрастие к хорошей жизни «нужные люди» обратили внимание. Иногда к нему подходили знакомые коммерсанты или себя за них выдававшие, предлагали заняться в обход торгпредства или некими проектами, которые принесут выгоду. Максимов их выслушивал, иногда, чтоб раздуть огонек интереса, подбрасывал некие намеки: да, предложение, возможно, и стоящее. Однако прямых - вербовочных - подходов к нему не было.

Время активных действий пришло в Канаде. Работа «экономиста» на четырех континентах не осталась незамеченной. Однако партнеры из других спецслужб, видимо, дали знать Королевской канадской конной полиции, кто же на самом деле приехал в Монреаль. Канадцы были хорошо обучены. Но опытный разведчик вскоре понял, что его квартира полностью прослушивается. Вместе с женой - и верной помощницей - часто (и достаточно громко) обсуждали, как скопить побольше денег для Москвы. Что, если привезти из отпуска старинную икону и продать ее здесь подороже? "Осторожно" навел справки у одного точно вычисленного «коммерсанта» - сколько можно выручить? Только тихо, чтоб деньги из рук в руки. Тот, надо же, сразу пообещал свести с покупателями. И познакомил вернувшегося из Москвы с иконой Анатолия со своим коллегой по работе. По вопросам нового знакомца Анатолий Борисович сразу понял, по какой именно.

Перед окончательным отъездом из Канады последовало то, что называется «вербовочным подходом». В поезде Монреаль - Оттава к Максимову подсел человек, прямо представившийся руководителем подразделения Королевской конной полиции, занимающейся советскими гражданами. Обратился к нему от имени правительства Канады: «Если согласитесь поддерживать с нами контакты, предоставим вам письменные гарантии правительства».

План операции, названной «Турнир», сработал. Последующие контакты с представителем КККП состоялись уже в Москве. Сотруднику научно-технической разведки Максимову, работавшему под прикрытием Внешторга, позвонил один из администраторов канадской хоккейной команды, приехавшей в СССР. Проверял, на месте ли их потенциальный агент. И Максимов прекрасно сыграл роль человека, опасающегося, как бы канадская разведка его ненароком не выдала. Тут было важно не насторожить и не оттолкнуть противника.

Во время краткосрочной командировки в Торонто на него «случайно» наткнулся человек из поезда. Затем пошли и другие встречи. В конце концов Максимову было гарантировано, что в случае возникновения угрозы со стороны КГБ ему будет предоставлено канадское гражданство, открыты счета в банках Канады и Швейцарии и, главное, паспорт на фамилию Дзюба. Максимов не понял, а почему такая фамилия - Дзюба? Ему разъяснили: из-за вашего славянского акцента.

Ну а дальше все проходило по одинаковому сценарию. Выезжая в короткие служебные командировки, например, в США, Максимов-Дзюба встречался с канадскими разведчиками. Передавал заранее подготовленную «информацию», иногда позволял себе импровизацию, но точно выверенную. Канадцы ему благоволили. Подтверждением тому стало официальное письмо министра юстиции Канады, где говорилось о предоставлении мистеру Дзюбе гражданства. Правда, Дзюба едко заметил связнику, что его коллеги проявили явную небрежность. В одном абзаце Дзюба значился Мишелем, в другом уже Майклом. Но Максимов простил министра, сказав, что подобная ошибка могла произойти только в такой двуязычной стране, как Канада.

Дзюба настоял на том, что все сведения передает канадскому связнику только устно. Никаких письменных сообщений: вдруг они попадут в ненадежные руки. Канадцы согласились: пусть в устной форме, но вопросы они будут передавать заранее. Каждая встреча превращалась в испытание. Но Дзюба пользовался доверием. Его счет в банке рос, а наша разведка не только аккуратно снабжала канадцев отлично скроенной дезинформацией, но и все больше узнавала о методах их работы. Раскрывались имена профессионалов КККП, шпионивших в те годы в разных странах, как правило, под прикрытием должности первого секретаря посольства.

Но пришло время операцию «Турнир» завершать. И тогда в большой, тогда это называлось центральной, газете появилась статья о подрывной деятельности Королевской канадской конной полиции, действовавшей вместе с ЦРУ. Приводились сведения и о «завербованном русском коммерсанте». Два тома дела операции «Турнир» были сданы в архив без права доступа. Закрыли дело и канадцы. У них оно именовалось операция «Золотая жила». Но только золото в жиле было фальшивым.

Николай ДОЛГОПОЛОВ

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram