ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Шпионаж 13+

Ветеран разведки Сергей Лисицын: о «бабьем царстве» и «ведьмах из ЦРУ»

Как коронавирус влияет на действия спецслужб

№ 47(741) 2 – 8 декабря 2020 г. [ «Аргументы Недели », , ]

Ветеран разведки Сергей Лисицын: о «бабьем царстве» и «ведьмах из ЦРУ»
Джина Хаспел, директор ЦРУ

Новая зараза, осложнившая жизнь всему миру, не обошла стороной и разведки. Как изменились сейчас приоритеты спецслужб? На что направлены в эпоху COVID-19 главные усилия их шпионов и наших разведчиков?
Об этом обозреватель «АН» беседует с ветераном советской и российской разведок полковником в отставке Сергеем ЛИСИЦЫНЫМ.

Джеймсы Бонды в белых халатах

Наш телефонный разговор в этот раз начался необычно. Вместо привычного обмена новостями о том, кто из друзей и знакомых заболел, а кто выздоровел от коронавирусной напасти, старый разведчик спросил:

– Слышали про сенсационные изменения в американской разведке?

Ведущий рубрики «Мир шпионажа» загадочно промолчал. А полковник Лисицын продолжал:

– Скоро новый президент США Джозеф Байден публично объявит, что борьба с пандемиями станет одним из главных приоритетов американских спецслужб. Об этом недавно сообщила американская газета «The Wall Street Journal».

– Это что ж, теперь западные Джеймсы Бонды вместо смокингов и фраков наденут белые халаты? – недоверчиво хмыкнул обозреватель «АН».

– А куда бедным шпионам деваться? – поддержал шутку Сергей Иванович. – Жизнь диктует своё даже спецслужбам. По данным Университета Джонса Хопкинса, в США заразилось коронавирусом более 12 миллионов человек, умерло свыше 260 тысяч пациентов с COVID-19. По обоим показателям страна занимает первое место в мире.

– А как же модная до этого тема борьбы с терроризмом? Неужели американцы перестанут шпионить за Россией, Китаем, Ираном, Северной Кореей, другими своими давними противниками и врагами? – продолжал сомневаться журналист.

– Эти задачи останутся, – ответил Лисицын. – Но главной станет борьба с пандемией коронавируса.

– Неужели агенты ЦРУ заменят медиков? – не скрывал своего скепсиса ведущий рубрики «Мир шпионажа». – Они ведь не лечить, а убивать умеют.

– Конечно, шпионы вмиг не станут врачами, – усмехнулся полковник. – У разведки другие задачи. Например, своевременно выявить новые очаги заражения, добыть секреты эффективного иностранного лекарства от ковида или вакцины, которая лучше других защищает от этой заразы.

– Но для этого нужны совсем другие кадры, – не прекращал спорить обозреватель «АН». – Не те, которые привыкли бегать за террористами по горам и пустыням, а люди образованные, интеллигентные.

– Таких и будет набирать в спецслужбы новое начальство, – сказал Сергей Иванович. – На днях Байден номинировал на должность директора национальной разведки Эврил Хейнс, которая в случае утверждения её Сенатом станет первой женщиной на этом посту.

– Но ведь директором ЦРУ пока остаётся Джина Хаспел? – решил блеснуть осведомлённостью ведущий рубрики «Мир шпионажа».

– Не путайте божий дар с яичницей, – осадил журналиста старый разведчик. – Пост директора национальной разведки куда выше в шпионской табели о рангах. Эврил Хейнс будет курировать все разведывательные агентства США (в сумме более чем два десятка) и станет начальницей Джины Хаспел.

«Ведьмы из ЦРУ»

Обозреватель «АН» попросил ветерана чуть подробнее рассказать о будущем директоре национальной разведки США.

– Давайте тогда уж сразу обо всём «бабьем царстве» в американской разведке, – предложил полковник. – Их ещё называют «ведьмами из ЦРУ».

– Что, такие страшные? – попытался уточнить журналист.

– Нет, налицо не страшные, но не добрые внутри, – перефразировал шуточную песенку про дикарей Сергей Иванович. – Давайте по порядку.

Эврил Хейнс. 51 год. Из богатой интеллектуальной семьи. Папа – профессор физики, мама – известная художница. После школы Эврил уехала в Японию и получила там коричневый пояс по дзюдо. Вернувшись в Америку, по примеру отца изучала физику в Чикагском университете, потом училась на юриста-международника в известной школе права Джорджтаунского университета, специализировалась на защите прав человека. Сделала на этой теме карьеру и стала в 2010 году в администрации президента Обамы заместителем советника по национальной безопасности. Позже занимала пост директора ЦРУ по тайным операциям.

– Короче, баба боевая. Мастер провокаций. Как у нас говорят, прошла Крым и Рым, – заключил Лисицын. – От такой всего можно ожидать. Как и от её подчинённых.

Джина Черри Хаспел. Назначена Трампом директором ЦРУ в мае 2018 года. Это первый исторический случай, когда Центральное разведывательное управление возглавила женщина.

Джина Хаспел, урождённая Уокер, работает в ЦРУ с 1985 года (в этот же год она развелась с Джеффри Хаспелом, но оставила его фамилию). Кличка в прессе – Кровавая Джина. Её ей дали после скандала вокруг тайных заграничных тюрем ЦРУ. Утверждается, что Хаспел лично участвовала в пытках заключённых в такой тюрьме в Таиланде. А затем, после начала расследования Конгресса, распорядилась уничтожить компрометирующие ЦРУ и её лично плёнки. Тем не менее президент Трамп настоял на её назначении сначала заместителем директора, а затем и главой ЦРУ. Удержится ли она на своём посту при Байдене? Неизвестно.

Элизабет (Бет) Кимбер, возглавляет Оперативный директорат ЦРУ. Отвечает за руководство зарубежными станциями ЦРУ (аналог российских зарубежных резидентур), управление агентурой и прочей оперативной деятельностью за пределами США.

Ранее Бет Кимбер возглавляла «русский отдел», который специализировался на внедрении в российские организации за рубежом и вербовке агентуры на территории РФ. Кроме того, она руководила так называемым миссионерским центром в Европе. Там тоже основная работа велась исключительно против России.

Синтия (Диди) Рэпп возглавляет второй по значимости директорат ЦРУ – аналитический. Она поступила на работу в разведку в один год с Хаспел и Кимбер. Её папа, мама и муж – сотрудники ЦРУ.

Рэпп – специалист по Ближнему Востоку, и она же по должности отвечает за составление президентского Daily Briefing – ежедневного доклада разведки для президента.

Дон (Dawn) Мейеррикс является заместителем директора ЦРУ по науке и технологиям (то есть руководителем научно-технической разведки). Ранее была руководителем Национального разведывательного управления (это отдельная структура, формально не входящая в ЦРУ, она управляет спутниковой группировкой слежения).

Бриттани Брамелл – руководитель отдела ЦРУ по связям с общественностью. Кортни Симмонс Элвуд – главный юрисконсульт агентства.

Тоня Угорец, американка украинского происхождения, претендующая на должность руководителя интегрированного центра киберугроз.

– Создаётся впечатление, что все значимые должности в американской разведке занимают женщины, – удивился такому кадровому раскладу ведущий рубрики «Мир шпионажа». – А где же их мужики? Почему они встали грудью за спины дам?

– Их карьерному росту препятствуют все эти уже немолодые женщины, – ответил полковник. – Ради высоких постов они пожертвовали многим: у некоторых нет мужей и детей. Они практически всё своё время отдают службе в разведке.

«Ведьмы ЦРУ» потому без детей, что не на той палке летают, – грубовато пошутил журналист.

– Думаю, и у них будет при Байдене незавидная судьба, – сказал Сергей Иванович. – Феминизм уже выходит из моды. Нынче в США куда важнее для карьеры быть чернокожим, трансгендером, лесбиянкой или трансвеститом. Все нынешние «ведьмы ЦРУ» – белые, традиционной ориентации и европейского происхождения. Рэпп и Хольт – с немецкими корнями, Мейеррикс – с голландскими, Хаспел, Кимбер и Брамелл – с ирландскими. Но типичные американки нынче в США не в почёте и должны преклонять колени перед цветными.

В кризисной ситуации

Ведущий рубрики «Мир шпионажа» в конце разговора постарался уйти от темы кадровой политики в американской разведке и спросил:

– В чём специфика работы спецслужб в мрачные времена пандемии?

В ответ старый разведчик прочёл по телефону небольшую лекцию. По его словам, разведки многих стран мира стремятся сейчас получить сведения об истинном количестве больных и ситуации с выздоровлением пациентов в тех государствах, которые могут скрывать реальный масштаб проблемы. Например, как до недавнего времени это делала Турция, опасаясь срыва курортного сезона.

Также на вес золота ценятся данные, касающиеся работ по созданию вакцин и лекарств от коронавируса. Разведывательные интересы шпионов выходят далеко за рамки чисто медицинских вопросов.

Они будут искать возможность ознакомиться с элементами логистики, критической инфраструктуры и не использующимися в обычных условиях системами транспорта и связи.

Их также заинтересуют секретные объекты, на которых сосредоточат внимание в той или иной стране. Пока ничто не указывает на то, что какому-то лидеру грозит долгое пребывание в специальном убежище, но тем не менее сам отбор и метод подготовки правительственных зданий на случай эпидемии может дать определённую информацию о планах армии, связанных с потенциальными военными действиями.

Следует также помнить о том, что каждая контрразведка проявляет особый интерес к дипломатическим представительствам, ведь в большинстве из них располагается резидентура разведки соответствующей страны. На фоне эпидемии она может запускать или тестировать те или иные процедуры, а в кризисной ситуации – менять свой обычный порядок работы, что ведёт к провалам или по меньшей мере снижает уровень опасности.

Пандемия служит почвой в том числе для распространения откровенной дезинформации. Коронавирус вряд ли создали в секретных лабораториях, но в социальных сетях можно обнаружить множество записей, рассказывающих, что именно спецслужбы спровоцировали эпидемию. Некоторые интернет-пользователи намекают, что коронавирус – это на самом деле биологическое оружие, контроль над которым утратила разведка.

– Так это или не так, и предстоит выяснить агентам. Для разведки во времена пандемии – непочатый край работы, – сказал на прощание полковник Лисицын.

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью