Аргументы Недели Шпионаж 13+

Любовь под грифом «Секретно»

Как складывались судьбы жён наших нелегалов

№ 19(713) от 20.05.20 [ «Аргументы Недели », , ]

Любовь под грифом «Секретно»
Фото СВР России

Настоящие имена и фамилии разведчиков-нелегалов чаще всего навсегда остаются известны лишь очень узкому кругу лиц. Их личная жизнь тоже покрыта завесой тайны. Даже сведения о жёнах и детях находятся под грифом «Секретно». И лишь в редких случаях руководство разведки разрешает санкционированные «утечки в прессу».

О боевых подругах героев невидимого фронта, их нелёгких судьбах обозреватель «АН» расспрашивал ветерана советских и российских спецслужб полковника в отставке Валерия Сергеевича СМИРНОВА.

Ошибка Рихарда Зорге

Старый разведчик начал наш телефонный разговор с подковырки:

– Почему слово «шпионаж» – мужского рода, а «разведка» – женского?

Ведущий рубрики «Мир шпионажа» поначалу смутился, но потом попытался отшутиться:

– Шпионажем занимаются их Джеймсы Бонды, а разведкой – наши Штирлицы и радистки Кэт. На ваш взгляд, у кого лучше получается?

– Конечно, у прекрасной половины человечества, – проявил галантность к дамам полковник.

– А вот у нашего легендарного разведчика Рихарда Зорге другое мнение, – возразил обозреватель «АН» и зачитал заранее подготовленную цитату: «Женщины абсолютно не приспособлены для ведения разведывательной работы. Они слабо разбираются в вопросах высокой политики или военных делах. Даже если вы привлечёте их для шпионажа за собственными мужьями, у них не будет реального представления, о чём говорят их мужья. Они слишком эмоциональны, сентиментальны и нереалистичны».

В ответ Валерий Сергеевич привёл кусок из книги воспоминаний замечательной советской разведчицы-нелегала, более 20 лет проработавшей в особых условиях за границей, Галины Ивановны Фёдоровой: «Некоторые полагают, что разведка – не самая подходящая деятельность для женщины. В противоположность сильному полу она более чувствительна, хрупка, легкоранима, теснее привязана к семье, домашнему очагу, сильнее предрасположена к ностальгии. Самой природой ей предназначено быть матерью, поэтому отсутствие детей или длительная разлука с ними переживаются ей особенно тяжело. Всё это так, но те же маленькие слабости женщины дают ей мощные рычаги воздействия в сфере человеческих взаимоотношений».

– Думаю, Рихард Зорге сильно ошибался, недооценивая роль женщин в разведке, – сделал вывод из прочитанного Смирнов. – Это стало одной из причин его провала. По-иному сложилась судьба семейной пары разведчиков-нелегалов Фёдоровых.

Их агентурные псевдонимы – Жанна и Сэп. Для окружающих были преуспевающими бизнесменами, даже миллионерами. Несколько десятилетий Михаил Владимирович и Галина Ивановна снабжали Центр очень важной информацией о деятельности НАТО. Вот сухие лаконичные строчки из их отчёта: «За время нашего пребывания в зарубежной командировке было проведено не менее 300 конспиративных встреч, состоялось около 200 радиосеансов с Москвой, по другим каналам мы переправили в Центр примерно 400 важных секретных материалов».

После возвращения на родину они до самой смерти проживали в скромной двухкомнатной квартирке и довольствовались не менее скромной, хотя и достойной пенсией.

Так стоило ли менять миллионы долларов на чужбине на пенсионные рубли дома? – невольно вырвалось у журналиста.

– Фёдоровы отвечали на этот вопрос так: здесь наша земля, здесь могилы наших родителей, здесь наш дом, где мы родились, учились и выросли, здесь наши соотечественники. Кроме того, мы оба – русские, и Русь – наше Отечество, а это главное в жизни каждого человека, не страдающего комплексом космополитизма. Родина всегда одна! Тургенев был прав: «Без каждого из нас Родина может прожить, но любой из нас без Родины прожить не может».

Разведтандемы

Сидя под своеобразным «домашним арестом» во время эпидемии коронавируса, поневоле вспоминаешь о «живых» встречах с разведчиками.

Особенно запало в душу знакомство с многолетним руководителем советской нелегальной разведки генерал-майором Юрием Ивановичем Дроздовым.

Он редко называл конкретные имена и фамилии. Чаще с гневом говорил о предателях. Но всегда очень тепло рассказывал о женщинах-разведчицах. Это нашло отражение и в его воспоминаниях.

«Однажды в Ростове в КГБ пришла 16‑летняя девушка и сказала, что хочет работать в разведке. Начальник управления её спрашивает: «Ты школу закончила? Иностранные языки знаешь?» – «Нет». – «Тогда сначала закончи институт, выучи язык, а потом приходи».

Она переспрашивает: «А какой язык я должна выучить?»

Начальник отвечает: «Какой хочешь!»

Через несколько лет она опять приходит к этому же начальнику управления: «Вы меня помните? Я закончила институт, владею иностранным языком…» – и повторяет свою просьбу…

Упорная девушка!... Мы её взяли. Подготовили. Выдали замуж за нашего хорошего сотрудника…

Конечно, их предварительно познакомили, показали друг другу… И они как пара уехали на работу. Помогали там друг другу. И сейчас живут как муж и жена. Хотя бывали, конечно, случаи, что они ссорились за границей и обратно из аэропорта ехали в разных машинах».

– Перефразируя известную поговорку: муж и жена – одна разведсатана, – закончил цитировать Дроздова обозреватель «АН» и спросил: – Почему наши агентши 007, как правило, не работают в одиночку?

– Семейные пары не бросаются в глаза контрразведке, – ответил полковник Смирнов. – К тому же мужчины стараются не давать своих жён в обиду. Вспомните такие знаменитые разведывательные тандемы, как Леонтина и Моррис Коэн, Гоар и Геворк Вартанян, Анна и Михаил Филоненко, Галина и Михаил Фёдоровы и многие другие. Их любовь помогала общему делу.

– Это правда, что на браки разведчиков-нелегалов нужно разрешение Центра? – спросил журналист. – И после этого они составляют разведывательный тандем…

В ответ Смирнов привёл в пример историю любви нашего нелегала Михаила Васенкова. Под именем Хуана Лазаро он был отправлен отечественными спецслужбами в Испанию ещё в 1960-е годы, после чего уехал в Чили, где начал карьеру модного фотографа. В 1970-е годы советский разведчик с разрешения своего командования женился на перуанской журналистке Вики Пелаез.

Вот что об этом пишет сама Вики. «Когда я познакомилась с ним 30 лет назад, то сначала была восхищена его знаниями и идеями социальной справедливости, потом меня поразила его физическая сила, а в итоге он покорил меня, просто подарив розу», – вспоминала она.

Летом 2010 года её тоже обвинили в шпионаже, но позже выяснилось, что Пелаез понятия не имела о том, что её муж – русский разведчик-нелегал. У них вопреки подозрениям американского ФБР не было разведывательного тандема. Официально супруги сейчас в разводе. Вики Пелаез вернулась в Перу и занимается журналистикой.

Справка «АН»

Полковник в отставке Нетыкса Тамара Ивановна родилась 4 января 1949 г. в городе Серове Свердловской области в семье военнослужащего.

Образование высшее – в 1972 г. окончила факультет №3 Московского авиационного института (МАИ) им. С. Орджоникидзе по специальности «Инженер-электрик по системам управления летательных аппаратов».

Вдова. Муж – Нетыкса Виталий Вячеславович, разведчик-нелегал, Герой России, генерал-майор в отставке, умер в 2011 году.

В органах госбезопасности с 1972 года. В 1978 г. прошла полный курс спецподготовки разведчика-нелегала, в совершенстве овладела испанским языком.

За границей в особых условиях трудилась с октября 1978 по август 1998 года.

Генерал и полковник Нетыксы

Совсем иначе сложилась судьба другой супружеской пары наших нелегалов. Тамара и Виталий учились в Московском авиационном институте.

Парень был хоть куда. Комсомольский активист и просто красавец.

«Все девчонки были влюблены в него. Мы познакомились 29 февраля, а 1 марта он мне сделал предложение», — вспоминает Тамара Нетыкса.

«За неделю до свадьбы он пошёл меня провожать и заявил: «Я должен тебе сказать одну очень важную вещь. Это моё решение, я хочу быть разведчиком-нелегалом». И мне это страшно понравилось, – рассказывает Тамара Нетыкса. – Мы же были романтиками и невероятными патриотами. Мы имели возможность мечтать, творить, у нас всё было. Мы думали, что можем перевернуть мир, сделать его прекраснее. Вскоре ему сделали предложение, а потом и мне. Ну и конечно, мы согласились».

Некоторые нелегалы не решались заводить детей. У Виталия и Тамары их двое. И это было обусловлено не только любовью, но и оперативной необходимостью. Потому что два молодых человека, здоровых на вид, успешных в бизнесе, и у них нет детей – это странно для Латинской Америки.

С сыном были очень трудные роды. Тамару даже усыпили. С дочкой всё было обычно. Но наша разведчица не закричала на русском «мама», как радистка Кэт, даже при сильной боли.

В России сын Евгений стал лётчиком гражданской авиации. Дочь Елена заинтересовалась психологией.

Пара разведчиков-нелегалов. Как это работает?

«Я всегда признавала за мужем старшинство, последнее слово было, безусловно, за ним, – признаётся Тамара Ивановна. – Ведь он был и по званию старше».

Когда нелегалы вернулись в Москву, Тамара узнала, что он был полковником, а она – подполковником. А вскоре мужу присвоили звание генерал-майора, а ей – полковника.

Самым страшным для разведчиков оказалось известие, что Советского Союза не стало.

«Объявили, что Советского Союза нет. Вы не представляете, что это был за момент. Очень тяжёлый. Пока мы не получили телеграмму, в которой говорилось, что, ребята, всё остаётся по-прежнему, вы нам нужны. Я потом сказала: буду умирать – буду помнить эту телеграмму», – отметила Тамара Ивановна.

Очень трудно приходилось после возвращения в Москву. Виталию адаптация к новой языковой среде быстрее давалась, а Тамара ещё много лет говорила с акцентом. Такова трудная судьба жён разведчиков-нелегалов.

 

В мире

Бывший комбриг ДНР предсказал возможное будущее непризнанных республик Донбасса
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью