«Бауманка» набирает обороты

20 июня в российских вузах начался прием документов

, 00:00

«Бауманка» набирает обороты

 Количество первокурсников в российских вузах в ближайшие годы сравняется с количеством выпускников школ. Причина тому – демографический спад, который произошел в стране в 90-е годы. Будут ли в связи с этим сокращаться бюджетные места, какие специальности и вузы предпочтет молодежь? Будет ли популярно инженерное образование, соответствует ли оно реальным потребностям рынка? Об этом разговор с ректором МГТУ им. Н.Э. Баумана Игорем Борисовичем ФЕДОРОВЫМ.

 – ИГОРЬ Борисович, какой конкурс ожидается в этом году, какие факультеты и специальности будут, на ваш взгляд, наиболее популярны? Будут ли сокращаться бюджетные места?

 – Перемен практически нет. Конкурс по поданным заявлениям порядка 3–3,5 человека на место. Самые популярные специальности – все, что связаны с информатикой, радиоэлект­роникой, экономикой, медициной. Сейчас факультеты более или менее выровнялись по конкурсу. Сегодня технологические факультеты снова приобретают популярность. В ближайшее время много внимания будет уделяться нанотехнологиям, машиностроительным технологиям. Кто присмотрел эти специальности, не прогадают.

 – Можете ли вы назвать регионы, откуда традиционно к вам поступают умные ребята?

 – К нам поступает вся Рос­сия – от Калининграда до Пе­ве­ка, от Мурманска до Крас­нодара...

 – В каких областях науки и промышленности востребованы выпускники «Бауманки»?

 – У нас больше 80 специальностей, направлений подготовки. Наши ребята трудоустраиваются практически во все космические, оборонные, машиностроительные, приборо­строительные фирмы. Мы сотрудничаем с такими предприятиями, как РКК «Энергия», «Роскосмос», ОАО «Компания «Сухой», концерн ПВО «Алмаз-Антей», «Криогенмаш», ОАО «Автоваз», АФК «Система» и др. В этом году выпустили 2600 человек. Из них 550 окончили вуз с отличием. Это очень высокая цифра.

 – Нужно ли такое количест­во инженеров стране, которое выпускают ведущие технические российские вузы, и в частности ваш?

 – Наши выпускники идут нарасхват, потому что их требуется намного больше. Страна возрождается после разрухи
90-х годов. И инженеры везде нужны.

 – Какова концепция инженерного образования в вашем вузе?

 – Во-первых, образование на основе науки. Поэтому научной работой должны заниматься и преподаватели, и студенты. И во-вторых, это основательная, фундаментальная подготовка по математике, информатике, управлению. И на этой основе сильная профилирующая подготовка. Вот наша концепция. Мы за нее, кстати, получили премию президента в области образования.

 Математика, например, – у нас больше тысячи часов. Для того чтобы в технике разработать что-то новое, нужно иметь очень высокую фундаментальную подготовку.

 – Во что обходится обучение одного студента в вашем вузе?

 – Около 5 тыс. долларов. Мы берем консолидированный бюджет университета, делим на число студентов, получаем эту цифру. Должно быть еще больше, но нам грех жаловаться. Потом выпускники оказывают нам помощь: «жертвуют» деньги на современное оборудование. Дело в том, что только пожертвования не облагаются налогом на прибыль.

 – В чем еще выражается сотрудничество вашего вуза с ведущими оборонными российскими предприятиями и фирмами?

 – Они заказывают нам темы научных работ. Так фирмы работают с нашими ребятами, и во время обучения в университете они получают мало-мальски приличные зарплаты. У нас 6-летнее обучение. Студенты оканчивают университет в 23–24 года, уже многие со своими семьями и детьми.

 – Насколько выпускники «Бауманки» конкурентноспособны по сравнению с выпускниками зарубежных технических университетов?

 – Бауманский технический университет знают все в мире. Но такая известность, такое имя достигаются десятилетиями.

 – Как вы относитесь к такому факту, что выпускники россий­ских вузов бюджетных отделений уезжают работать за рубеж?
 – Они законов не нарушают. А по совести, конечно бы, надо, чтоб какую-то компенсацию вуз, страна получали.

 – Может быть, стоит вернуть распределение, которое было раньше?

 – Я бы вернул распределение даже в интересах самих ребят. Почему? Потому, что мы работаем с крупнейшими передовыми фирмами мира. Это там, где человек по-настоящему получит инженерную закалку. Потом, через три года, иди куда хочешь – ты уже хорошо подготовлен.

 А когда он сразу растворяется в неком мелкотемье, то нужную квалификацию явно не получит.

 – Продолжается ли такой массовый отток отечественных «мозгов» за рубеж?

 – Сейчас за границу на постоянное место жительства не уезжает практически никто. Они уезжают на стажировки, «невключенное» обучение. Там получают какую-то закалку, дополнительные знания, жизненный опыт. Но все возвращаются обратно. И здесь находят свое место.

 – В вашем университете учатся иностранные студенты?

 – Человек восемьсот. Из всех стран, включая Соединенные Шта­ты и Европу.

 – В последнее время много ведется разговоров о двухуровневой системе образования «бакалавр–магистр». Приняли и ЕГЭ, который в обязательном порядке все российские школьники будут сдавать с 2009 года.

 – Мы вели на этот счет острые дискуссии с реформаторами и отстаивали необходимость сохранения уровня «специалиста, инженера». Потому что все традиции российского образования, высокое качество инженерного образования как раз основываются на нашей схеме обучения, на нашей методике. Да – Бауманский университет выпускает и магистров, и бакалавров, и инженеров. Но основная «продукция» технических вузов и в будущем должна быть – инженеры. Нас в этом поддержал министр образования А. Фурсенко. Так что звание «инженер» сохранилось. И я даже не могу себе представить, как в России перестало бы существовать это звание.

 А по ЕГЭ закон есть – будем его выполнять. Но мы сказали, что нельзя, чтобы ЕГЭ был единственным путем поступления в вуз. Обязательно должны сохраняться олимпиады и конкурсы для поиска и отбора талантливых ребят. И с этим в конце концов тоже согласились, и в том числе наш министр. И в законе сохранились олимпиады как средство для победителей поступать в вуз без экзаменов.

 – Игорь Борисович, если бы у вас была возможность внести поправки в Закон «Об образовании», то что бы вы сделали в первую очередь?

 – Очень много. Во-первых, я перестал бы брать с вузов налог на прибыль. Получается какая-то чепуха. Главный наш внебюджетный заработок – это наука. Она приносит 800 млн. рублей. Это самая большая хоздоговорная наука в России. Часть этих денег тратится на закупку оборудования. Оно ставится на баланс университета и становится госимуществом. И с нас за это берут налоги!

 Дальше совсем уж нелепица. Государственным вузам запрещается учреждать малые предприятия, вкладывать средства в их развитие. Но основой внедрения инноваций, в общем-то, должны быть вузы – в них огромный пласт науки, который в них же и может быть «переплавлен» в новейшие инновационные решения.

 – Как учатся ребята, которые к вам поступили по Единому госэкзамену?

 – В прошлом году к нам поступило человек 250 по ЕГЭ, и показывают они себя неплохо. Но у нас своя шкала пересчета баллов по ЕГЭ. Мы берем, конечно, абитуриентов с довольно высокими баллами.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Врио главы ДНР Пушилин сообщил, что российские войска закрепились в северной и восточной части Артёмовска

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

В мире

Общество

Общество

Общество