Кулибиных стало больше

, 00:00

Кулибиных стало больше
Б. Симонов: Патентная активность – производная от экономической активности страны

 ОПЫТ у Роспатента уже немалый. Рынок интеллектуальной собст­венности сформирован около 15 лет назад. За это время было рассмотрено порядка 10 тыс. заявлений. И их количество растет с каждым годом.

 Работа ведется непрерывно. Каждый день на портале Роспатента появляются сводки «с фронта» – сколько заявлений поступило, сколько рассмотрено… Конечно, справиться с такой лавиной работы непросто. «Мы стараемся удовлетворить все заявки не за счет наращивания числа экспертов, а за счет внедрения новых технологий, – рассказывает Симонов. – В каждой экспертизе присутствует субъективный момент, который нужно свести до минимума». Например, есть важный критерий – новизна предлагаемого объекта. Определить его помогают специальные документы. Понятно, что чем таких документов больше, тем надежнее результат. Если в 2003 г. в распоряжении Роспатента было 2,5 млн. документов, то теперь их 7 миллионов. Через два года предполагается выйти на цифру в 40 миллионов!

 Действует патент 20 лет. То есть в течение этого времени у автора полная монополия на изобретение. По окончании срока пользоваться «новинкой» может уже каждый. Так что производство всемирно известного «калашникова» ничьи права не нарушит – патенту давно «за тридцать».

 Конечно, есть и проблемы. Первая из них – катастрофически не хватает экспертов. Прежде чем начать разработку, надо осмотреть весь патентный ландшафт. Другими словами, выяснить: вдруг что-то подобное уже есть у конкурентов, и тогда инвестиции уйдут в песок. Вполне закономерно, что на подготовку грамотного специалиста уходит не один год. Сейчас количество экспертов на всю Россию – только 1,5 тыс. человек. Охватить все вопросы они физически не в состоянии.

 Проблема номер два – для патентования нужны немалые деньги. Для малого и даже среднего бизнеса зачастую тяжело нести такие нагрузки по оборотному капиталу. Заявка на международное патентование стоит примерно в пятнадцать раз дороже обычной. Печальное следствие дороговизны услуг – ничтожное количество таких заявок по стране. «500 заявок в год – критично мало!» – считает Борис Петрович. А доля российских разработок на мировом рынке составляет всего 0,3%.

 Более того, многие фирмы думают, что требуется только запатентовать товарный знак. И забывают, что определенные средства нужно вкладывать и в охрану патента. Чем известнее фирма, тем больше опасность захвата популярного бренда конкурентами. Больше всего таких «краж» в сфере производства медикаментов, алкоголя и косметики. На любом развале можно купить духи «от Диор» за 50 рублей. Так что защита прав – общая работа власти и бизнеса. Если компании сами не будут защищать свои права, никакие ФАС и Роспотребнадзор не помогут. Поэтому, считает руководитель Роспатента, малому и среднему бизнесу необходимо оказывать не только финансовую, но и юридическую поддержку.

 Казалось бы, патентование – сфера закрытая. Изобрел кто-нибудь машину для обработки зерна, запатентовал и продал компании. «Патентная активность – производная от экономической активности страны», – уверен Борис Симонов. Любой патент оправдывает себя, только когда удачно продается и приносит выгоду владельцу. Если спрос на новшества есть – значит, экономика развивается. Патентная активность за последние четыре года возросла почти вдвое. Не перевелись еще в России Кулибины! Симонов даже назвал критический «порог» для любой страны. Оказывается, если заявок на патенты поступает 250–300 тыс. в год, можно говорить об устойчивом росте экономики. Так что, если судить по теперешним цифрам, российская экономика фактически стабильна!

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Экс-советник главы Пентагона Макгрегор: за взрывами на «Северных потоках» могут стоят США или Великобритания

Аргументы НеделиАвторы АН

Политика

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Политика

Политика

Общество

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика

Политика