Аргументы Недели Экономика № 51 от 29 декабря 2020 г. – 12 января 2021 г 13+

Нанонадежда России

, 18:09

Нанонадежда России
Фото АГН «Москва» / А. Авилов

Недавняя отставка Анатолия Чубайса с поста главы «Роснано» не означает, что правительство потеряло интерес к развитию нанотехнологий в России. Как раз наоборот: бывшая госкорпорация, акционированная и перешедшая под контроль ВЭБ, недавно начала приносить реальную пользу. Хотя и остаётся жутко закредитованной дочерью неэффективной государственной системы.

Партия сказала «нано»

В декабре 2020 г., назначая преемника Чубайса Сергея Куликова, президент Владимир Путин подтвердил амбиции: «Без развития таких технологий, как нанотехнологии, будущего у нашей экономики нет, это совершенно очевидно». Примерно то же самое говорилось с высоких трибун в 2007 г., когда правительство с нуля создало корпорацию «Роснано» и принялось накачивать её нефтедолларами. По ряду оценок, в 2007–2019 годах «Роснано» инвестировала в различные проекты 202, 5 млрд рублей, в том числе 180, 5 млрд рублей прямых инвестиций. В марте 2019 г. Анатолий Чубайс отчитался, что «Роснано» вернула государству его стартовые вложения в 130 млрд рублей. Плюс к тому заплатила 132, 4 млрд налогов. Таким образом, все затраты государства окупились, и теперь у него есть эффективная современная корпорация.

В «Роснано» уверяют, что за 13 лет работы в стране создано более сотни R&D‑центров и заводов нанотехнологической отрасли. Объём её производства превысил 1, 5 трлн рублей, то есть 12–15% мирового рынка. И это не просто накачивание отдельных счастливцев казёнными деньгами без всякой отдачи, как это происходит, например, в космической отрасли. В 2018 г. корпорация «Роснано» продала 15 портфельных компаний, в том числе производителя солнечных батарей ГК «Хевел», федеральную сеть диагностических центров компьютерной томографии «ПЭТ-технолоджи» и американского производителя WiFi-решений Quantenna Communications. От этих выходов доходность превысила 18%, от продажи долей ещё в 50 проектах – 16, 4%. То есть не просто закопали много миллиардов в какой-нибудь мост или дорогу, которые никогда не окупятся.

Однако многим наблюдателям тяжело смириться с тем, что Чубайс может сделать что-то полезное. Одни говорят, что полученный им в 2007 г. рубль – это совсем не тот рубль, который мы держим в руках в 2020 году. Что он подешевел минимум в три раза. Другие обращают внимание на манипуляции с цифрами: вложились в уже действующие предприятия, в которых нанотехнологии занимают, скажем, 20% объёма, а прибыль считают от всего оборота, который может включать нефтепереработку или производство кирпичей. Третьи напоминают, что долги «Роснано» в 2019 г. составили почти 119 млрд рублей. О развитии солнечной и ветровой энергетики высказался даже лояльный Чубайсу глава Сбербанка Герман Греф: «Я просто не вижу ни одного шанса в ближайшие десять лет, что у нас какое-то «солнце» появится или «ветер». В карманах – может быть, но не в электроэнергетике».

В конце 2014 г. появилась информация, будто «Роснано» претендует на 100 млрд рублей из Фонда национального благосостояния. В ответ взвились не только оппозиционные общественники: около сотни депутатов Госдумы подписались под обращением возбудить дела по 9 статьям Уголовного кодекса в отношении руководства «Роснано». В 2013 г. от её бухгалтерии камня на камне не оставил отчёт Счётной палаты. По словам аудитора СП Сергея Агапцова, ряд сделок, осуществляемых за счёт инвестиций, обладают признаками отмывания и легализации средств, получения необоснованной налоговой выгоды, занижения налогооблагаемого дохода, необоснованного получения возмещения НДС из бюджета при экспортно-импортных операциях. Аудиторы проанализировали некоторые из 155 проектов, финансируемых «Роснано», и признали эффективным только один – производство полимерных плёнок в Татарстане.

27 января 2015 г. по центральному телеканалу показали подробное интервью с главой корпорации Анатолием Чубайсом, в котором герой ясно сказал: деньги ФНБ ему не потребуются. Однако уже 3 февраля выяснилось, что «Роснано» получит из других карманов государственные субсидии на 2016–2020 гг. в размере 50, 2 млрд рублей. Ещё 15, 1 млрд субсидий расписали Фонду инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) – одной из «дочек», выделившихся из корпорации в 2010 году.

Тем не менее все 13 лет влиятельные лоббисты «Роснано» возражали: разве плохо, что нефтяные деньги вкладываются в реальные современные производства? Разве будет полезнее отдать их ненасытным силовикам или закопать на очередной мегастройке? Но под таким соусом подавались и главные провалы «Роснано»: например, новосибирский завод «Лиотех», выпускающий «аккумуляторы с использованием наноструктурированного катодного материала литий-железо-фосфата». Через три года проект остановили: аккумуляторы оказались нужны только военным, убытки «Роснано» составили до 5 млрд рублей. А в СМИ появилась информация, что те же китайские партнёры поставляют аналогичную продукцию армиям Китая и США. «Проект может представлять собой угрозу национальной безопасности страны», – говорится в отчёте Счётной палаты.

В конце января 2015 г. корпорация купила за 5, 5 млрд рублей 5, 5 % акций Трубной металлургической компании (ТМК). Эксперты тут же обратили внимание, что на момент сделки вся ТМК стоила около 40 млрд, но «Роснано» заплатила за свой пакет, как если бы трубники стоили 100 млрд рублей – то есть в 2, 5 раза больше. Ни о каком контрольном или блокирующем пакете речи не шло.

Жизнь после Чубайса

Вся прелесть в том, что до сих пор не существует единого определения, что считать нанотехнологиями. А внесённые в словари формулировки занимают полстраницы и выносят мозг даже людям с высшим техническим образованием. В практическом плане нанотехнологии включают в себя производство устройств и их компонентов, необходимых для создания, обработки и манипуляции атомами, молекулами и наночастицами. Считается, что технологии родились в 1959 г., когда будущий нобелевский лауреат американец Ричард Фейнман отметил, что атомы можно использовать в качестве строительных материалов. В 1990-е годы японец Сумио Иидзима создал углеродные трубки диаметром 0, 8 нанометра, на основе которых сегодня выпускаются материалы, которые в 100 раз прочнее стали. В реальности нанотехнологиями можно назвать любую биохимию или экспериментальную металлургию.

В 2007 г. на волне нефтегазового благополучия Россия бросилась догонять передовые страны. Хотя в научных кругах нашлось немало скептиков: дескать, для развития нанотехнологий нужен не государственный монстр, а конкурентная среда из сотен научных групп. Однако, по прогнозу Минэкономразвития, к 2020 г. стоимость российских высокотехнологичных товаров должна вдвое перекрыть весь нефтегазовый сектор. А уже через 8 лет народу были обещаны цветной асфальт, контролирующий скорость движения, и стены, впитывающие и перерабатывающие ядовитые выхлопы. Ничего подобного не сделано по сей день.

Зато расходы по оплате труда на одного работника выросли с 2007 по 2012 г. с 65 до 592 тыс. рублей. Для их комфортной работы приобрели бизнес-центр по цене 300 тыс. за «квадрат». Народ злили рассказы про «мерседесы» S-класса для «роснановцев» и, конечно, сам «отец приватизации Анатолий Чубайс, который с официальным доходом свыше 200 млн рублей стал самым высокооплачиваемым руководителем госкомпаний.

В печальной истории создания электронной книжки для школьников на зарубежных счетах партнёров осталось 5 млрд рублей. В 13-миллиардном проекте производства поликремниевых батарей под Иркутском подрядчик потратил почти все полученные деньги на приобретение акций кипрского офшора, который номинально стоил один рубль. А деньги, выделенные на первый запуск «Лиотеха», гуляли по всему миру: подрядчики кредитовали ими дочерние структуры, с них платились взносы в бюджет и зарплата директору «однодневки» – до 11 млн рублей.

Надо отметить, что сам Анатолий Чубайс своих провалов особо не скрывал. В венчурных компаниях без них никогда не обходится, а «Роснано» создавалась от полного нуля. Всем запомнился нефункциональный «инновационный чехол» для смартфона, но мало кто может по достоинству оценить презентованный Чубайсом кусок поликремния. Многим запомнилось обещание создать лучший в мире электроскутер, но кому есть дело до углеродных нанотрубок из Новосибирска, которые один из проектов «Роснано» продаёт сотням компаний по всему миру.

Чубайс кредитовал своё детище в банках, владельцы которых очень близки к политическому олимпу – и это тоже одно из правил игры в крупном бизнесе по-русски. К его результатам можно относиться критически, но чаще всего по этим правилам от казённых щедрот остаются одни руины да растерянные «стрелочники». Сегодня с нанотехнологиями в России значительно лучше, чем в 2007 году. И в этом главная опасность: едва давшие первый сок предприятия могут быть оценены различными «насосами» как потенциально богатые и растащены. Политического тяжеловеса для обороны у них больше нет.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Как в России муниципальная власть уничтожает частный бизнес

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью