Аргументы Недели Культура  → Театры 13+

Ушёл Арлекин русского театра, энергетическая воронка, атомная станция, творческое торнадо

, 17:13

Ушёл Арлекин русского театра, энергетическая воронка, атомная станция, творческое торнадо

После тяжёлой продолжительной болезни из жизни ушёл Рудольф Давыдович Фурманов (1938–2021) – основатель и руководитель Театра имени Андрея Миронова (Санкт-Петербург). После гражданской панихиды в театре и отпевания в Никольском морском соборе тело Фурманова было предано земле на Большеохтинском кладбище. Дух же Фурманова, несомненно, остался в его театре, с семьёй, друзьями и любимыми артистами – никуда он уйти не мог, и проститься с ним невозможно.

Раз увидев – не забудешь: Фурманов обладал повышенной личностной выразительностью, его как будто включили в жизнь на другой, нежели у большинства людей, скорости. Вот как если бы в поток грузового транспорта влетел гоночный автомобиль. Первую половину жизни он провёл как Рудик Фурман, будучи тем, кого в старину называли «антрепренёр», в Италии – «импресарио», а в СССР – «администратор», – он возил артистов, представляющих интерес для публики, по разным концертным площадкам (включая заводы, дома отдыха и военные части). И делал это, естественно, к вящему благу артистов и собственному процветанию. Такие люди, умеющие «договариваться», в советскую старину были на вес золота. Отсюда, из поездок с артистами по городам и весям, когда Рудик Фурманов не только хлопотал о выступлениях, но и сам в них участвовал как артист, исправно «подающий реплики» знаменитостям, произошли богатые связи нашего антрепренёра практически со всем артистическим миром страны.

Он ничего не растерял – а только приобрёл и приумножил, и в этом его сила и тайна. Им двигало нечто большее, чем желание самому хорошо жить и дать жить другим. Тоже неплохо, знаете ли, но у Рудольфа Давыдовича был заветный огонь, дикая страсть, неуёмная мечта. Этот огонь, эта страсть и мечта – русский театр.

Если в России какое-то дело процветает, значит, там бьётся, в корчах и муках, один человек. Так уж заведено. Но корчи и муки Фурманова были артистичные, весёлые, они ему нравились. Чаще всего если он сам не был занят в спектакле, то следил за сценой из-за кулис или в верхней ложе, уж на всех премьерах обязательно. Часто бывал в других театрах, но, как правило, без особого удовольствия – когда-то он видел на сценах «академических» театров такое, что нынешние опусы могли привести его разве в недоумение. Но! Была цель – высмотреть артиста, чтобы потом его сцапать и увести к себе. В самых безнадёжных, замороченных творениях современного театра есть вероятность отыскать в навозной куче жемчужное зерно, чем Рудольф Давыдович и занимался.

Подробнее читайте в свежем номере «Аргументов недели».

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

ПВ

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

//