//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Культура

Актёрский хрусталик

№ 43(385) от 07.11.2013 [«Аргументы Недели », Александр МАЛЮГИН ]

Актёрский хрусталик

Елена ПОДКАМИНСКАЯ училась у Александра Ширвиндта в знаменитом Щукинском театральном училище. С 2001 года работает в Театре Сатиры, где играет во многих спектаклях. Елена много снимается в кино, самые известные её роли – в таких фильмах и сериалах, как «Я вернусь», «Дважды в одну реку», «О чём говорят мужчины» и, конечно, сериал «Кухня», который идёт на канале СТС.

- Елена, по сюжету сериала «Кухня» шеф-повар ресторана, которого играет Дмитрий Назаров, и ваша героиня, арт-директор, часто конфликтуют между собой. Какой из скандалов снимали дольше всего?

– Герой Дмитрия Назарова вообще всех своих подчинённых считает «уродами, инвалидами и огузками». Моя Вика пытается открыть шефу глаза на то, как он относится к людям. Для меня эта сцена оказалась очень сложной. Я тогда ещё не совсем освоилась, и с Дмитрием Юрьевичем мы не были настолько близки и дружны. Было много дублей, мне казалось, что Назаров такой огромный, сильный, до него невероятно сложно достучаться. Признаюсь честно: было очень страшно. Я до сих пор не люблю, когда у нас с Дмитрием Юрьевичем конфликтные сцены. Каждый раз испытываю перед ними психологический дискомфорт.

– Кстати, а в реальной жизни вы умеете уходить от конфликтов? Есть какой-нибудь фирменный способ, приём?

– До сих пор не научилась реагировать на грубость и хамство. Если речь идёт о чужом человеке, мне легче закрыться и промолчать. Не воспитывать, не доказывать – просто отдалиться. Если же конфликт происходит с близким человеком, я не успокоюсь, пока всё не проясню. Мне нужно всё понять, разрешить конфликт и жить дальше с лёгкостью в сердце… Что касается фирменного приёма, то мне папа ещё в детстве рассказывал про «стеклянный глаз». Это когда ты не включаешься в обмен ударами, а отстраняешься и не реагируешь на провокацию. Чуть позже, после «нереакции», проясняется ум, появляются другие ясность и устойчивость.

– А чему вас научил Александр Ширвиндт – в Щукинском училище, в Театре Сатиры, которым он сейчас руководит?

– Вспомнилась его смешная фраза: «Лена, не суетись под клиентом!» Дело в том, что время от времени я врывалась к нему в кабинет и стенала: «Боже, жизнь проходит! Ни Джульетты, ни Офелии, ни Чехова, ни Достоевского! Что же делать, я же вроде как драматическая актриса, не только комедийная!» Правда, сейчас многое изменилось. Я, конечно, чувствую боль от несыгранного в классике, но искренне счастлива, когда мне говорят, что я – клоунесса. Для меня это важно и знаково. Ведь самое драгоценное и творчески интересное – это трагикомический жанр, трагифарс. Сплетение пластического и драматического.

Любимые краски, которые мне как актрисе подарил Александр Анатольевич Ширвиндт, – это светлая, мягкая, лёгкая и нежная женщина. Такой нежно-сексуальный лемур… Александр Анатольевич говорит, что злость – недопустимая краска. Я должна недоумевать, удивляться, быть непосредственной, ранимой, беззащитной, распахнутой, открытой, прыгучей… Как брызги шампанского! Александр Анатольевич прививает мне такое «кружевное» существование. В каждой женщине, которую я играю в театре, всегда есть свет, волна женственности, яркости, любвеобильности. В Щукинском училище нас учили, что у актёра внутри есть хрусталик, который поворачивается. Даже упражнение такое было – по Михаилу Чехову – работа над переключением гаммы чувств. Эта способность даёт актёру внутреннюю подвижность, быстроту. «Что за «жернова»?» – иногда кричит нам Александр Анатольевич Ширвиндт. Дело в том, что в игре не должно быть надрыва и страданий, только полёт и искренность. Переключать актёрский хрусталик нужно умело и легко.

– Вы снимались в двух частях комедии «О чём говорят мужчины», где главные роли сыграли ребята из «Квартета И». С кем из них вы наиболее подружились и что было самого смешного на тех съёмках?

– Вообще-то я подружилась с «Квартетом И» немножко раньше: на спектакле «Быстрее, чем кролики», где сыграла одну из ролей. Больше всего дружу с Лёшей Барацем. Дальше всего от меня Саша Демидов, со Славой Хаитом и с Камилем Лариным мы очень тепло и нежно общаемся. С ними всегда легко, они живые, ироничные, правдивые, индивидуальные в своём видении жизни и юморе.

Что касается съёмок в комедии «О чём говорят мужчины»… Первые «Мужчины» были для меня наброском. Я – актриса амбициозная, люблю большие роли, а там появлялась мельком. Но всё равно хотелось сделать что-то интересное даже из тех крупиц. Вторые «Мужчины» прошли для меня как во сне. Я только-только родила, и это был какой-то ад: думала только о том, что у меня наполнилась грудь и надо бежать кормить дочку. Полина присутствовала со мной на площадке, потому что я была сторонницей естественного родительства и вскармливания без бутылок и сосок. Режиссёр Дмитрий Дьяченко ошалевал от того, что я «чудила» в кадре. Я никогда не была так актёрски растеряна, как на тех съёмках. Удивляюсь, что он во мне не разочаровался и пригласил на роль Виктории Сергеевны.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Новости СМИ2

//История

Матрёна Наздрачёва: «Не погибнуть на войне — тоже, наверное, счастье...»

Матрёна Наздрачёва: «Не погибнуть на войне — тоже, наверное, счастье...»

Никто так и не смог подсчитать, сколько раненых вынесла с поля боя гвардии старшина медицинской службы Матрёна Семёновна Наздрачёва (в девичестве – Нечепорчукова), одна из четырёх женщин – полных кавалеров ордена Славы. Как, впрочем, никто не мог поверить, встречая эту маленькую, хрупкую женщину, что она вообще способна проявить такую недюжинную силу. Матрёна с самого начала войны рвалась на фронт, но ей предлагали сначала подрасти. Но попробуй, останови комсомолку! Отправившись на фронт по повестке своей заболевшей подруги, отважная санинструктор как могла приближала Победу. Она встретила её в Берлине, у Бранденбургских ворот. Впоследствии «за исключительную самоотверженность при спасении раненых» Матрёна Семёновна была удостоена медали имени Флоренс Найтингейл. Женщине вручили эту награду представители Международного Красного Креста в Женеве в 1973 году.

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры