//

Есть такой добродушный народ

Ольга ДЕГТЯРЁВА училась в знаменитом Щепкинском училище у Юрия Мефодьевича Соломина. Классическая школа, школа Малого театра, дала ей многое: актёрское мастерство, вокал, бальные танцы. Всё это пригодилось молодой актрисе, когда она стала активно сниматься в кино. Одной из первых работ Ольги была роль в сериале «Штрафбат» режиссёра Николая Досталя. Затем были такие картины, как «Точка», «Завещание Ленина», «Чокнутая», «Братья Карамазовы», «Жуков», «Небесные жёны луговых мари» и др.

- Ольга, наверное, роль в картине Алексея Федорченко «Небесные жёны луговых мари» была для вас одной из самых трудных? Хотя бы потому, что играть пришлось на марийском языке…

– Было трудно, но очень интересно. Сценарий о марийских женщинах, состоящий из 23 новелл, я прочитала ещё в 2007 году, когда снималась у Алексея Федорченко в фильме «Железная дорога». Он мне очень понравился, и то, что надо было учить марийский язык, меня никак не останавливало. Перед съёмками с нами работали педагоги. Мы получали текст с транскрипцией, с ударениями, я запоминала его целыми кусками, прекрасно понимая, о чём идёт речь, потому что в тексте тут же шёл перевод. Впрочем, у моей героини было не так много слов.

– Что вы знали о марийцах до съёмок и какими они показались вам в реальной жизни? Вы же общались с представителями этого немногочисленного народа, верно?

– До съёмок я ничего не знала о мари. Но потом стала интересоваться. Сейчас марийцев – около полумиллиона человек, проживают они в основном в Марий Эл и Кировской области. Большинство – язычники, представляете! Казалось бы, все мы живём уже другой жизнью: ХХI век, Интернет, радио, ТВ. А они верят в несколько десятков богов. Верховный бог-творец у марийцев называется Ош Кугу Юмо (Большой Белый Бог), он имеет образ человека и является царём богов. Кроме него существуют ещё десятки богов: Мланде Аво – Земля-Мать, Мер Юмо – Бог всего живого, Кече Ава Юмо – Мать-Солнце и др. Знаете, марийцев даже называют «последними язычниками Европы»…

Конечно, на съёмочной площадке мы много общались с мари, особенно с девушками. Они меня поразили своими естественностью, простотой, добродушием. Мне показалось, что они счастливы, у них как-то по-особенному светятся глаза. Девушки-марийки надевают на голову шарпан – это такое полотенце с очельем, и им сразу хочется петь, передать своё душевное состояние окружающим. Нам, столичным жителям, чтобы раскрыться перед незнакомыми людьми, надо, наверное, много выпить. А у них это образ жизни. Поют и одновременно что-то вышивают, прядут, дом у них весь обшит и обставлен. Они чтут умерших предков, ходят на кладбище. А мы часто ходим на могилы своих родственников?

– У столичных жителей других забот хватает, в основном – как заработать денег!

–Мы живём в зашоренном мире. Работа, дом, метро или машина, магазин, аптека, фитнес-клуб. Живём, закрывшись от всех, озабоченные своими насущными проблемами, в постоянной гонке за деньгами. И у нас уже ничего не клокочет внутри. Что говорить – в этом безумном мире людям сложно просто найти друг друга и полюбить!..

– Кстати, в фильме «Любовники», где главные роли исполнили Сергей Чонишвили, Глафира Тарханова и вы, речь как раз идёт о подобных проблемах: любовь, семья, личное счастье…

– Да, моя героиня, в противовес героине Тархановой, которая отстаивает право на любовь без замужества, ратует за крепкий брак. Хотя счастливым его не назовёшь: живёт она в крохотной однокомнатной квартире, воспитывает двоих детей фактически одна. Муж пьёт, гуляет…И возникает вопрос: а нужен ли такой брак, может, лучше просто любить друг друга?

– Почему сейчас, на ваш взгляд, так обесценилось понятие брака и семьи? Почему семейными ценностями уже не дорожат?

– Не хочу обвинять в этом мужчин, но женщина – она в любом возрасте готова создать семью, бросить всё ради любимого человека и уехать хоть на Север, хоть в Африку. Женщины, за редким исключением, никогда не оставят своих детей. А мужчина может уйти из семьи, просто полюбив другую, бросив на произвол судьбы своих чад… Часто семьи рушатся из-за отсутствия денег. Без денег сейчас действительно никуда. Ни в школу, ни в детский сад. Если у тебя нет денег, ты, по сути, находишься вне общества. Раньше об этом не думали. По крайней мере мои родители жили не так. Они оба инженеры. Отец всю жизнь строил по всей стране гидроэлектростанции. С мамой на стройке и познакомился.

– Ольга, кто из известных актёров оказал на вас влияние, как-то помог вам?

– В первую очередь мой педагог – Юрий Мефодьевич Соломин. Он нам всегда говорил: «Высидите сначала своё, накопите, а потом погружайтесь в работу!» Это сейчас молодёжь снимается уже на первом курсе театрального училища. А Соломин считал, что надо сниматься года через два после того, как закончим, наберёмся опыта. Когда он приходил к нам, от него глаз нельзя было оторвать, мы ловили каждое слово мастера. Меня Юрий Мефодьевич очень любил, называл «второй Раневской» – думаю, прежде всего за внешние данные. И говорил, что как актриса я по-настоящему раскроюсь где-то после 35.