Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Санкт-Петербург → Культура № 10(302) от 15.03.2012

Потери сравнимы с военными

, 04:41

Экспертов ЮНЕСКО пригласят на экскурсию по разрушающимся объектам всемирного наследия в Ленинградской области: пусть уважаемые господа увидят руины Ропши, в каком состоянии находятся Гостилицы. Можно было бы еще их и в Дружноселье позвать, в Гатчинский район области, где некогда была усадьба героя Отечественной войны 1812 года Витгенштейна с усыпальницей Стефании Радзивилл. Прекрасное, романтическое место… В доме, где ныне туберкулезный санаторий, когда-то семья создала настоящий музей 1812 года, а костел-усыпальница умершей от чахотки молодой жены сына Витгентшейна, созданный по проекту Александра Брюллова, стал семейным склепом… Сейчас костел находится в аварийном состоянии…

Список потерь «дворянских гнезд» — памятников архитектуры и садово-паркового искусства в Ленинградской области — постоянно пополняется, потери сравнимы с военными. Недавно на совместном заседании областного ВООПИиК и комиссии Общественной платы Ленинградской области под председательством доктора исторических наук, заведующего отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН, руководителя Староладожской археологической экспедиции, профессора СПбГУ Анатолия Кирпичникова эксперты сравнили разрушения дворянских усадеб Ленинградской области с последствиями Великой Отечественной войны, а ситуацию с охраной уникальных памятников, имеющих статус федерального значения или входящих в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, назвали катастрофической.

«Всего лишь Сердюков»

Заместитель директора НИИ «Спецпроектреставрация», заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при губернаторе Санкт-Петербурга Михаил Мильчик рассказал о разговоре, который состоялся между ним и губернатором Ленобласти Валерием Сердюковым. Глава области заметил, что на федеральные памятники средства должны выделять федеральные власти, а не областные. На что Мильчик привел пример Петербурга: город поддерживает федеральные памятники хотя бы тем, что дает средства на консервацию, стремясь не допустить разрушения. Беседа состоялась еще при правлении Матвиенко. Поэтому ответная реплика прозвучала исчерпывающе: «Но ведь у вас в городе губернатором Матвиенко, а я — всего лишь Сердюков».

Михаила Мильчика уличить в излишней «любви» к властям трудно, но и он отмечает: «Мы достаточно остро критикуем то, что происходит с памятниками в Петербурге, но по сравнению с областью там она идеальна». Он считает первоочередной задачей добиться от Министерства культуры России средств на срочную консервацию того, что необходимо спасти: «Должна быть развернута целая кампания по всей России!»

А вот искусствовед Нонна ГлинкаМурашова, автор труда «Сто дворянских усадеб Санкт-Петербургской губернии», считает, что «с властями Ленобласти об усадьбах говорить бесполезно, для них это уходящая натура и земля, которую надо продать». Исследовательница отмечает, что в 1987–1994 годах обследовала усадьбы области. Тогда еще можно было говорить о приличной сохранности 17 деревянных и 30 каменных усадебных домов, ряда хозяйственных построек. Сейчас проще перечислить список потерь.

Журналист Татьяна Хмельник, которая много лет пишет о памятниках Северо-Запада России, считает, что только мониторинг неравнодушных граждан способен предотвратить утраты. Только вот кому звонить и писать — так сказать, бить в колокола? Среди реалий огромной территории (сравнимой по площади с несколькими европейскими странами) с плохими дорогами и коммуникациями трудно надеяться, что появится аналог петербургского «Живого города» или московского «Архнадзора», когда неравнодушные люди просто выходят и стеной стоят против бульдозеров, а также умеют грамотно вести диалог с властью…

На власть надейся, а сам…

Есть и два положительных примера — передача из юрисдикции Ленобласти в Петербург Гатчинского музея-заповедника и судьба Константиновского дворца. Но Гатчина — все же императорская резиденция, а по поводу реставрации Константиновского не высказывался только ленивый. Однако дворец спасен и, что называется, «при деле».

И все же это крупные объекты. А как быть с сотней остальных?

Пример Ропши удручающ. Михаил Мильчик вспоминает, что ученые и специалисты «Спецпроектреставрации» пришли в Ропшу, когда ансамбль еще не покинула воинская часть, тогда реставраторами был разработан и согласован проект реставрации. Но дальше, после ухода военных, все застопорилось: ансамбль ветшал, потом там произошел пожар… Ныне это самые настоящие руины. Между тем Ропша (Ломоносовский район Ленинградской области) — памятник дворцово-паркового искусства XVIII–XIX веков, находящийся в списке всемирного наследия ЮНЕСКО, и к тому же уникальный гидрологический памятник: там расположена система родников и прудов реки Стрелка, среди которых особо известен источник Иордань. Что же до его значения в русской истории, то здесь, как известно, был убит по приказу Екатерины II император Петр III. Ропша связана с именами известных писателей — Некрасова, Гончарова, Александра Дюма-отца.

Еще в конце января 2011 года генеральный директор фонда «Константиновский» Геннадий Явник сообщил журналистам, что Управление делами президента РФ и фонд «Константиновский» планируют превратить в резиденции несколько памятников архитектуры. Среди основных кандидатов — дворец в Ропше. Явник тогда заметил, что частные инвесторы — плохие распорядители такого рода объектов. Так, инвестиционная группа Gruppo PASIT Italia планировала вложить 200 млн евро в создание во дворце пятизвездочного отеля. Для реализации проекта Gruppo PASIT создала ООО «Ропша Инвест», которое в 2006 году получило здание дворца в аренду на 5 лет. В 2007 году происходило разграничение статусов памятников на федеральные и местные. Статус Ропшинского дворца оказался неопределенным: здание построено в XVIII веке, но в войну полностью разрушено и отстроено заново в 1950-е годы. Однако Росимущество отказало итальянцам в регистрации договора.

Как сообщил на заседании ВООПиК Ленобласти и Общественной палаты сотрудник Управления Росимущества по Ленинградской области Денис Леонов, не было проведено технической инвентаризации ни Ропши, ни Гостилиц, поэтому никаких регистраций договоров быть не может. Сейчас выделены деньги на инвентаризацию и паспортизацию Ропши как объекта недвижимости, а когда будет официально оформлено право собственности Российской Федерации на этот ансамбль, тогда уже возможны какие-либо действия. Денис Леонов уточнил, что по Ропше проведение конкурса на паспортизацию планируется к концу марта. Оказывается, памятник под эгидой ЮНЕСКО до сих пор не имеет необходимых документов о своей принадлежности Российской Федерации.

Пока длится бюрократический процесс, неравнодушные петербуржцы написали письмо в Совет Европы в связи с бедственным положением ансамблей в Ропше и Гостилицах. Авторы констатируют: «Российская Федерация нарушает Конвенцию об охране архитектурного наследия Европы. На основании вышеизложенного просим вас использовать авторитет и возможности Совета Европы для оказания воздействия на правительство Российской Федерации с целью принятия им неотложных мер по спасению и реставрации дворцово-парковых ансамблей в поселках Ропша и Гостилицы Ленинградской области». Однако дошли слухи, что европейские бюрократы уже переслали письмо в Москву в наш комитет ЮНЕСКО. В общем, Европа предлагает со своими руинами, пусть и под эгидой ЮНЕСКО, разбираться самим.

Что же делать?

Кроме того, что писать и кричать об этом, нужно еще помочь Комитету по культуре Ленобласти в оформлении необходимых документов. Начальник отдела федеральных объектов Комитета по культуре Ленинградской области Мария Макарова сообщила, что в 2011–2012 годах Ропша и Гостилицы будут наконец-то зарегистрированы в качестве собственности Российской Федерации, тогда уже можно обращаться в Министерство культуры с просьбой о выделении средств. Но у Комитета нет специалистов, которые смогли бы составить смету на консервацию.

В целом в Ленинградской области около 2,5 тысяч объектов культурного наследия. И только постоянным «информационным давлением», всевозможными акциями и новостями о ситуации можно создать общественное мнение и побудить власти услышать о беде. Про которую они, безусловно, знают. Да только если «народ безмолвствует», занятый собственным выживанием (что вполне понятно), то и власть с облегчением дистанцируется от ситуации.

Есть еще один путь, законодательно разрешенный, — частные руки. Между прочим, мнение Геннадия Явника, высказанное год назад по поводу частных инвесторов, которые не смогут содержать усадьбы, опровергает уже более чем трехлетним опытом Галина Степанова, собственница усадьбы Марьино (родовое имение Строгановых-Голицыных) в Тосненском районе Ленинградской области. Это единственная частная усадьба, приведенная в порядок и ставшая культурным центром. Ее владелица отмечает, что усадьба ежегодно приносит около 5 млн руб. дохода, но вкладывать приходится в разы больше. Уже приведены в порядок парк, водная система, мосты, усадебный дом… Сейчас Степанова намерена обратиться к властям области, чтобы те перенесли дорогу, проложенную по старой аллее, тогда старинный парк обретет прежнюю целостность. Усадьба открыта для посещений и не является «объектом за забором». Но Степанова пока такая одна. Кто станет следующим «новым помещиком» и вдохнет жизнь в старые имения?

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram