Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Культура 13+

Как индийская девушка Лакме прописалась в сибирском Красноярске

, 15:38

Как индийская девушка Лакме прописалась в сибирском Красноярске
Фото: Серж Головач

Теперь, когда мир полон тревог, страхов и гнева кто пожалеет индийскую девушку Лакме из одноименной оперы французского композитора Лео Делиба? Ну не повезло ей влюбиться в молодого английского колонизатора, но так ли мало трагедий знает мировая культура, не говоря уж о мировой истории?.. Тем более, что музыкальный сказ о Лакме был представлен на сцене Театра оперы и балета холодного сибирского города Красноярска, и, казалось бы, где Сибирь и где страдания индийской красавицы… Тем не менее что-то чудесное произошло, и в сердцах закаленной сибирской публики нашлось место для сочувствия дочери индийского брамина. После того как опера закончилась, овации, по моему ощущению, длились минут пятнадцать, публика не хотела отпускать артистов. Как будто этим можно остановить вечную трагедию: она любит его, он любит ее, но они из разных миров, и долг превыше чувств.

Как индийская девушка Лакме прописалась в сибирском Красноярске

Режиссер-постановщик «Лакме» Сергей Новиков элегантно и органично перенес историю, написанную в конце XIX века, в современность. Старый индийский храм, доминанта сцены, зажат между небоскребами. Так и любовь, хрупкая и опасная, как роковой для Лакме цветок дурмана, того и гляди будет смят цивилизацией расчета и выгоды. Впрочем, идея может быть самой неоспоримой и светлой, главное – как она передана, удалось ли донести ее до зрителей. Тем более, что опера – сложный жанр, в нее или погружаешься с первой минуты, или ты потерян для спектакля. Это не театр и не кино, когда можно по несколько раз как бы выпадать из происходящего.

Находясь в зрительном зале Театра оперы и балета, я сделал несколько открытий. Лео Делиб оказался узнаваемым, родным, мне казалось, что я слышу Александра Глазунова, что-то невероятно органичное и легкое. А ведь от оперы не ждешь легкости, здесь же три акта пролетели стремительно, как будто от увертюры к финалу несла теплая морская волна. Момент встречи сопрано и тенора, Лакме и колониста Джеральда, стал маленьким событием для всех присутствующих в зале, я это физически почувствовал. Не так просто добиться этого эффекта, когда история любви не развивается постепенно, а вспыхивает мгновенно, по щелчку пальцев некой высшей силы – то ли природы, то ли ее создателя. Анна Гречишкина и Сергей Кузьмин, молодые, но уже опытные артисты, казались и чужими, и созданными друг для друга. Слушая переливы голосов, я забыл о том, как далека сейчас от нашей жизни эта Индия, эта трагедия, этот призрак счастья. Холодный Красноярск как будто растаял, и зрители оказались в пространстве непреходящей темы. Все разногласия рано или поздно отступят перед светом любви, по крайней мере, находясь в зале, нельзя было не поверить в это.

Единое, непротиворечивое музыкальное пространство создавалось благодаря, в том числе и хору. Сколько нежности, мастерства, сколько деликатности привнес хормейстер Дмитрий Ходош и каждый артист в отдельности, чтобы раскрыть незамысловатую драматургию, придать ей объем, не теряя легкости и мелодизма.

Как индийская девушка Лакме прописалась в сибирском Красноярске

Сильное впечатление производили индийские танцы, которые нечасто увидишь на сцене оперного театра. Благодаря экзотической хореографии зрители смогли погрузиться в культуру, почувствовать дух уклада далекой страны, обрести свою маленькую внутреннюю Индию на то время, пока шел спектакль. Страна причудливой культуры, страна удивительной любви, неопознанная планета и мечта – такой представала родина Лакме, когда артисты балета отдавались ритму. Единственное, что можно назвать горошиной под перинами удовольствия от спектакля - это национальные костюмы. Стоило художнику по костюмам внимательнее отнестись к советам историков, чтобы одеяния некоторых участников (индусов) массовых сцен выглядели убедительнее.

Эта постановка в очередной раз доказала, что для русского культурного кода нет границ. Мы приемлем любую культуру, она становится для нас родной, в этом уникальный вклад России в мировую культуру. Делиб в Красноярском Театре оперы и балета стал таким же русским композитором, как Чайковский или Римский-Корсаков. Я пожалел о том, что в зале не присутствовали представители посольств Индии и Франции, ведь именно сейчас, в напряженные дни для всего мира, так не хватает понимания, что конфликты заканчиваются – рано или поздно – а талант, красота и любовь остаются чем-то универсальным, общим, человеческим.  

Как индийская девушка Лакме прописалась в сибирском Красноярске

А если красоте, любви и миру в образе индийской девушки Лакме, что-то будет угрожать, то я убежден: губернатор Красноярского края, присутствовавший на спектакле, даст ей и прописку в городе Красноярск.

А опера «Лакме» точно прописалась в репертуаре театра.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей