Аргументы Недели Культура 13+

Людмила Жильцова — звезда из Бакала

, 10:04

Людмила Жильцова — звезда из Бакала
Людмила Жильцова. Фото Светланы Никулиной

Людмила Жильцова — сопрано из уральского городка Бакала уже много лет живет в Милане, где с 2000 года работает оперной певицей в легендарном театре «Ла Скала», главной музыкальной цитадели Италии, оперной Мекке, властно притягивающей к себе лучших певцов со всего мира. А в последние годы, она еще и преподает оперное пение.

Приехав из Магнитогорска в Турин, на краткосрочные вокальные курсы, она привлекла внимание маститых наставников Миланской консерватории имени Джузеппе Верди, основанной еще Наполеоном; Академии совершенствования оперных певцов при театре «Ла Скала» и Католическом элитном университете Милана, где училась на специальности «Менеджмент, культурные события, современное искусство и театр».

Изумительный талант Людмилы Жильцовой сегодня принадлежит всему миру, но она каждый год неизменно приезжает на родину и явно не собирается забывать о своих уральских корнях.

На днях Людмила Евгеньевна любезно согласилась встретиться с нашим корреспондентом и рассказать о себе.

В скрипачи из детсада…

Мой папа, Евгений Михайлович Жильцов, из Миасса, он работал главным геодезистом в Сатке. А мама, Галина Петровна Жильцова, — инженер строитель. Профессиональных людей искусства в семье не было. Но маме всегда очень нравилось петь, и она была очень музыкальным человеком. Хорошо пела арии из опер и оперетт, любила романсы. В своё время она окончила музыкальную школу, и в чем-то я, наверное, смогла реализовать ее сокровенную мечту.

Моя старшая сестра Елена тоже училась в музыкальной школе по классу фортепьяно. Я с детства слушала в доме ее игру и как поет мама. Отец немного играл на гитаре. Он очень любил песни бардов, поэтому я многие тексты знаю практически наизусть.

Так случилось, что преподаватель из музыкальной школы, Людмила Григорьевна Рыжкова, обходила детские сады и набирала себе группу скрипачей, она меня разглядела, связалась с родителями и пригласила учиться у нее в классе игре на скрипке.

Вообще, я хотела учиться играть на фортепиано, как и сестра. К тому времени я уже подбирала на слух и играла простые мелодии. Но в тот момент на фортепианное отделение в школе просто не было мест. Классы были уже заполнены. И меня уговорили: сказали, что я начну учиться на скрипке, а потом перейду на фортепиано. Вот таким образом я начала ходить в музыкальную школу. На скрипку, так на скрипку…

Людмила Жильцова — звезда из Бакала

Мне тогда было всего пять лет, и я еще ходила в детский сад. Поэтому мама попросила педагогов в общеобразовательной школе, чтобы меня приняли на учебу в шесть лет. Чтобы не было большого разрыва.

Постепенно я полюбила игру на скрипке, за что очень благодарна моему первому педагогу Людмиле Григорьевне, она очень любила музыку и умела заряжать нас этой своей любовью, стремлением к концертной деятельности.

У нас был просто великолепный класс, и мы все дружно закончили музыкальную школу. С особой теплотой до сих пор вспоминаю наш ансамбль.

Скрипка — первая любовь

Первый концерт, когда я впервые поднялась на сцену, был связан именно со скрипкой, я исполнила небольшие сольные произведения. Я безумно благодарна моему педагогу, потому что она нам повторяла, что для того, чтобы выступать на сцене, надо быть на сцене, вырабатывая привычку. Артисту, действительно, нужно находиться на сцене как можно больше времени.

А вот вокалисты-сольники, те кто делает серьезную вокальную карьеру, довольно поздно выходят на сцену: не раньше 14 — 15 лет. И это считается рано. А я весь этот трейнинг получила с пяти лет и до 15, до того времени как я более-менее профессионально начала заниматься вокалом уже в Магнитогорске.

Мы все, конечно, в школе пели в хорах (прим. обязательный предмет). И я запела именно в хоре с небольших сольных партий. Голос у меня был всегда. И в этом никто никогда не сомневался. Моя мама поддерживала мою любовь к пению и всегда в меня верила.

В мое время дети пели своими голосами и детский репертуар. Для серьезных занятий вокалом, считалось, что нужно немного подрасти. И это правильно. Я просто поражаюсь, когда вижу, как родители отдают своих малышей, сейчас ведь так много разных конкурсов. И они начинают сразу петь серьезные оперные арии. А ведь дети должны петь своим голосом. По нашей вокальной технике мы поем, напрягая мышцы и связки, которые должны быть подготовлены к профессиональному пению. И для того, чтобы петь какие-то более-менее серьезные произведения, нужно чтобы весь организм певца окреп. Первые мои профессиональные конкурсы начались уже после 18 лет.

Дева, тебе нужно петь

Я не сразу запела сольные партии. Сначала поступила в Магнитогорский музыкальный колледж по классу скрипки. Кстати, свое скрипичное образование я закончила полностью. У меня за плечами есть и колледж, и консерватория в Магнитогорске.

Когда я училась в консерватории, то решила проверить свои голосовые данные. Мне было это очень интересно. Я попросила педагога Валентину Васильевну Корзинкину прослушать меня. А я была к тому времени стопроцентная скрипачка. У меня это, действительно, хорошо получалось. Всегда были пятерки и красные дипломы, начиная со школы, и до самого конца. Поэтому моя голова думала только о скрипке.

На тот момент я уже работала в оркестре, в оперном театре, у нас в Магнитогорске, где на конкурсной основе была принята в группу первых скрипок. Это моя первая запись в трудовой книжке: «Группа первых скрипок. Магнитогорский театр оперы и балета».

И вот пошла я к Валентине Васильевне, проверить свой голосовой аппарат, есть ли у меня голос, и что она мне на это скажет? Она меня послушала и говорит: «Дева (она всех нас так называла), у тебя голос, тебе надо петь». Я ей говорю: «Я же скрипачка». А она все равно буквально за мной ходила и уговаривала в течение семестра: встречаясь в коридорах, мы здоровались, и она повторяла мне: «Людмила, тебе нужно петь. Ты должна ко мне прийти в вокальный класс. Ты должна петь. Будешь учиться на двойном отделении».

Я постоянно вспоминаю Валентину Васильевну с благодарностью, ведь это она приложила усилия, даже заставила меня, чтобы я запела, потому что я и не думала учиться вокалу. Я была скрипачкой, и мне было этого достаточно.

Во время экзамена у вокалистов В.В. Корзинкина меня туда пригласила, и я спела два романса, которые мы подготовили, перед комиссией вокального отделения Магнитогорской консерватории, чтобы они послушали мой голос. Просто ни к чему не обязывающее прослушивание, во время экзамена вокалистов. Я им спела, и они сказали мне, что я должна поступать к ним. Что они меня берут.

Меня взяли сразу на второй курс. Так я начала учиться параллельно. То есть заканчивала скрипку и училась пению у Корзинкиной.

На меня постепенно стали обращать внимание. Правда, закончила я консерваторию по вокалу не сразу. В Магнитогорске у меня был еще один педагог Валентина Владимировна Олейникова. Она была заведующей нашего отделения, очень хороший и грамотный педагог.

За несколько месяцев передо мной за границу уехала наша вокалистка Лена Баканова, она получила президентский грант на обучение и уехала в Туринскую академию в Италии. А мне тоже очень хотелось поехать в Италию на стажировку, но я думала, что я поеду всего на два месяца. Академия в Турине, предоставляла музыкантам возможность двухмесячной стажировки. Я планировала поехать на апрель и май 1999 года и вернуться в Магнитогорск вначале июня.

Мы договорились, что меня отпускают всего на два месяца. Я успешно закончила зимнюю сессию, сдала все экзамены. А после возвращения из Турина — училась бы дальше. Первоначальный план был именно такой. Первая моя виза была студенческая, всего на три месяца. Я жила в Турине бесплатно, у моих знакомых. Деньги мне были нужны только на перелет и на питание. С такими мыслями туда я и поехала, не думая, конечно, что останусь.

По приезде я спела на прослушивании в туринской академии Della Voce. Там ничего такого серьезного для меня не было. Если ты поешь, и у тебя есть соответствующее образование, тебе просто дают возможность повысить свой уровень. И я начала проходить эти курсы. Со мной занимался педагог по вокалу, педагог по сценической речи и педагог по итальянскому языку.

Когда я уже заканчивала стажировку и готовилась получить диплом, мой педагог по вокалу Валли Салио, известная певица в Европе, сказала: «Почему бы тебе не попробовать как «частнице» поступить в Миланскую консерваторию на бесплатной основе…».

Людмила Жильцова — звезда из Бакала

Фото: Лариса Пащенко

Продолжение следует

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости