Аргументы Недели Культура № 23(767) 16 – 22 июня 2021 13+

Актер Вячеслав Разбегаев рассказал о премьере спектакля «Не может быть!»

, 19:35 ,

Актер Вячеслав Разбегаев рассказал о премьере спектакля «Не может быть!»
Вячеслав Разбегаев на репетиции «Не может быть!» с Анастасией Бусыгиной. Фото предоставлено пресс службой Театра армии

Вячеслав РАЗБЕГАЕВ часто играет служивых людей. Но сейчас Вячеслава пригласили в Театр армии сыграть в постановке по произведениям Михаила Зощенко. Актёр согласился проявить себя в несколько неожиданном для зрителей амплуа. 29, 30 июня и 7, 8 июля в Театре Российской армии состоится премьера спектакля «Не может быть!» в постановке Глеба Черепанова.

Вячеслав, расскажите о своей роли в спектакле «Не может быть!». Чем вам интересен этот проект?

– В основе нашей постановки два рассказа и одна пьеса Михаила Зощенко. В спектакле я сыграю сразу двух персонажей: в «Забавном приключении» и в «Свадебном происшествии». Репетиции сейчас в самом разгаре, и на каждой из них для меня открывается что-то новое, мои персонажи всё больше обретают «плоть и кровь», обрастают характерными чертами, привычками, жестами.

Все мы знаем и любим знаменитый фильм Леонида Гайдая «Не может быть!». Но наша постановка никоим образом не является повторением. Мы стараемся уйти от экранных образов, найти что-то собственное, оригинальное, по-своему прочитать Зощенко.

В «Свадебном происшествии» я играю Серёгу – приятеля незадачливого молодожёна Володи Завитушкина. У Гайдая его играл Савелий Крамаров. Мой персонаж – любитель широких застолий. Поплясать, повеселиться, пофлиртовать с барышнями – это едва ли не смысл его жизни. Приходится искать для своего героя некие «фишки», которые, надеюсь, оценят зрители.

«Забавное происшествие» – это комичная история внезапно раскрывшегося адюльтера между семейными парами. Если сравнивать моего героя с его экранным воплощением (в фильме играл Михаил Кокшенов), то в нашей истории – это персонаж с налётом криминального прошлого, яркий и запоминающийся.

– Наверное, классический текст Зощенко вы выучили до запятой?

– Конечно! К классическим текстам – Пушкина, Чехова, Гоголя, Зощенко – надо относиться внимательно и уважительно. Это как в музыке, поменяешь несколько нот – и совсем другая мелодия. Так и в спектакле: если пропустить хоть одну запятую, переставить местами слова, то сразу пропадает неповторимый колорит персонажа.

– С кем из маститых актёров старой школы вы играли на сцене или снимались в кино? Чем они вас поразили, чему научили?

– Когда я учился в Школе-студии МХАТ, мы принимали участие в спектаклях легендарного театра. Оказаться на одной сцене с Олегом Ефремовым, Андреем Мягковым, Александром Калягиным, Станиславом Любшиным, Борисом Щербаковым, Вячеславом Невинным, Алексеем Жарковым – это большое счастье и великая школа! У таких мэтров можно и нужно учиться серьёзному отношению к материалу, с которым работаешь, дисциплине, уважению к партнёрам и безусловной вере режиссёру.

– Говорят, что в актёрской среде не может быть настоящей дружбы. Все завидуют друг другу. У вас есть среди актёров настоящие друзья?

– Думаю, так говорят те, кто не умеет дружить. Если ты дружишь с человеком, если у вас общие интересы, взгляды на жизнь, нет никой разницы, кто он по профессии: актёр или, скажем, водитель автобуса. Что касается зависти... Если человек, мягко говоря, непорядочный, то он будет завидовать тебе не только на сцене, но и в жизни.

– Много лет назад вы играли в этом же Театре армии Александра I в спектакле «Павел I». Как считаете, можно ли ради интересов государства убить близкого человека?

– А вы уверены, что это было сделано в интересах государства? Мы не можем залезть в голову Александра I. Кто знает, что там происходило? Любой дворцовый переворот – это захват власти. Никто не думает об интересах государства в таких случаях. Люди совершают безнравственный поступок, оправдывая это служением отчизне.

– Часто в кино вы играли роли, скажем так, служивых людей. Вам близки эти образы? В обычной жизни оружие любите?

– Актёрская профессия – довольно зависимая, это ни для кого не секрет. Мы выбираем из того материала, который нам предлагают. Образы мужчин, для которых служение родине, долг, честь, мужество – не пустые слова, мне близки и понятны. Видимо, режиссёры это чувствуют, поэтому я часто появляюсь в таких ролях. Что касается оружия, то оно мне нравится чисто визуально. Когда-то я даже купил охотничье ружьё, думал заняться охотой, но со временем понял, что это не моё.

– В «Московской борзой» вы сыграли бизнесмена. Когда-нибудь мечтали о своём бизнесе?

– Никогда не мечтал. Для того чтобы всерьёз заниматься бизнесом, приходится общаться с людьми, для которых зарабатывание денег является целью их жизни. Многие ради достижения этой цели готовы использовать любые средства. Такой образ жизни меня мало привлекает.

– Вы когда-нибудь сами выполняли трюки на площадке?

– Каждую работу должен выполнять профессионал. Если выполнение трюка необходимо и оправдано кадром – я это сделаю. Например, на съёмках «Антикиллера» пришлось прыгать с третьего этажа. Но надо понимать, что если актёр получит травму, съёмки придётся останавливать, и вряд ли какого-либо продюсера это обрадует.

– И напоследок ещё один вопрос о предстоящей премьере. Чем будет интересен спектакль «Не может быть!» зрителю? Насколько это актуально?

– Это, безусловно, актуально! Образы, созданные Зощенко, необычайно живы и узнаваемы. Такие типажи и такие ситуации можно встретить всегда и везде. И в нашей постановке это подчёркнуто.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава офиса Зеленского Ермак сообщил об «откровенной и дружеской встрече» с советником Байдена по нацбезопасности

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью