Аргументы Недели Культура 13+

Зачем снимают сериалы про СССР

№ 45(587) от 16.11.17 [ «Аргументы Недели », ]

Зачем снимают сериалы про СССР

Анатолий БЕЛЫЙ окончил театральное училище им. Щепкина. С 2003 года служит в МХТ им. Чехова. Активно снимается в кино, зрители знают актёра по таким фильмам и сериалам, как: «Умножающий печаль», «Братья Карамазовы», «Господа офицеры», «Фурцева», «Метро», «Стальная бабочка», «Куприн», «Орлова и Александров», «Дом фарфора», «Оптимисты» и др. Несмотря на занятость, Анатолий Белый очень увлечён собственным просветительским проектом «Кинопоэзия», цель которого пробудить у широкой публики любовь к поэзии с помощью кино.

ПРОЕКТ «Кинопоэзия» родился летом 2016 года. Как пришла в голову подобная идея?

– Я не являюсь родоначальником жанра. Под некий видеоряд, фотографический, например, читали стихи ещё в прошлом веке во Франции. Стихи я люблю, читаю их со сцены. Давно думал, как интерпретировать поэзию ещё каким-то языком помимо сценического. И, оказалось, что язык кино – самый актуальный, для того чтобы донести поэзию до сегодняшнего зрителя.

– Сейчас уже снято более 20 поэтических мини-фильмов с самыми знаменитыми российскими актёрами – Сергеем Безруковым, Марией Мироновой, Михаилом Трухиным, Татьяной Друбич, Антоном Шагиным, Агнией Кузнецовой, Артуром Смольяниновым и др. А первый фильм был с Максимом Виторганом, верно?

– Да, когда возникла идея, я позвонил Максиму, который тоже является большим любителем поэзии. Он с радостью согласился, но сказал, что у него всего 4 часа между самолётом и спектаклем. Максим хотел читать Владимира Маяковского, стихотворение «Лиличка». Шикарно! За короткое время нашли оператора, камеру, звук. Приезжаем в Театр Пушкина, ходим, ищем, где снимать. И вдруг Максим говорит: «А полезли на крышу!» И мы с ним сняли кино на крыше театра. Всё было «в тему»: высота, Маяковский, рубленые плоскости, эстетика Александра Родченко. Потом графический дизайнер Лера Шимчук добавила в наш поэтический фильм графику, раскрасила серое московское небо. И с того момента я понял, что в проекте «Кинопоэзия» кроется огромный творческий потенциал.

Фильм по стихотворению Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья» с Антоном Шагиным режиссёр Иван Оганесов снял, используя извечные русские образы: поезд, перрон, дорога, свет в конце тоннеля. Аксинья Гог, молодой кинорежиссёр, взяла стихотворение Бориса Пастернака «Земля» и решила задачу посредством разных ассоциативных рядов. Замечательное произведение Даниила Хармса «Что это было?» читал Михаил Трухин, а прекрасный мультипликатор Александр Свирский сделал совершенно сумасшедшую обэриутскую анимацию. В общем, мы используем в «Кинопоэзии» самые разные жанры, стили и формы.

– Анатолий, обратимся к вашим собственным киноработам. В 2017 году вышло два сериала, где вы играете роли чекистов: генерала КГБ в «Доме фарфора» и начальника 1-го отдела в «Оптимистах». Чем вам были интересны эти персонажи?

– Мне был интересен их «объём». Кино – искусство визуальное, от своей физиогномики никуда не денешься, и мне часто предлагают такие роли – людей из спецслужб. Если персонаж плоский, «тупо злой гэбэшник», который сажает, расстреливает, издевается над кем-то, я от таких ролей отказываюсь. Но в «Оптимистах» и «Доме фарфора» речь идёт о судьбе человека, который, находясь в силовых структурах, представляя собой власть, вдруг оказывается такой же шестерёнкой в общем механизме, попадает в те же жернова, где перемалывают людей. Это мне было интересно. Хотя, на мой взгляд, большинство людей, работающих в подобных структурах, уже по определению будут гореть в аду.

– Почему такой большой интерес в нынешнем кино к советскому времени? Ищут в нём детективные, криминальные, разоблачительные истории, снимают длиннющие сериалы. Почему бы не рассказать о современности? Например, какой захватывающий сценарий можно написать по делу небезызвестного полковника Захарченко!

– Тут два аспекта. У разных режиссёров, мне кажется, возникает интерес к советскому времени по разным поводам. Например, в «Доме фарфора», я точно знаю, для Олега Асадулина не главным было снять политический детектив, его привлекли не только социальная подоплёка и история о порочности советского строя, но и возможность сделать кино в жанре «советского нуара». С другой стороны, вряд ли кто-то из режиссёров или продюсеров думает о романтизации советского периода. Не надо советское время романтизировать! Это был такой же драматический период в истории страны, как и все остальные. И если мы его начнём романтизировать, опять встанем на какой-то идиотский «светлый путь».

Но есть и второй аспект. Мы же взрослые люди и прекрасно понимаем, что сегодняшнее российское телевидение вообще не отражает реальностей нашей страны. Поэтому пачки таких сериалов про СССР – это, конечно же, некий отвод глаз от насущных и острых проблем действительности. Безусловно, никакой остросоциальный фильм типа новой картины с участием Евгения Ткачука и Алексея Серебрякова «Как Витька Чеснок вёз Леху Штыря в дом инвалидов» никакой федеральный канал не покажет. Не пройдёт фильм, потому что телевидение сейчас врёт, и врёт много. И, повторяю, все эти «советские» сериалы – не какое-то осмысление истории, а просто для того, чтобы зрители смотрели и не думали, что происходит вокруг.

Общество

Адвокат: в публикациях Сафронова сведений, содержащих гостайну, не нашли. ФСБ считает, что он их зашифровывал
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью