Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Культура

Повод собраться и придумать что-то новое, чтобы Вампилова не забывать

№ 35(577) от 07.09.2017 [ «Аргументы Недели Иркутск», ]

Повод собраться и придумать что-то новое, чтобы Вампилова не забывать

Совсем немного времени остается до встречи с участниками XI Международного фестиваля современной драматургии имени Александра Вампилова. Разноцветье спектаклей и круглых столов, необыкновенно смешные и фееричные капустники в традиционной «Чайной», знакомство с артистами из других городов и стран — все это ждет иркутскую публику на Вампиловском фестивале.

Как и всегда, на этот театральный праздник приезжают известные деятели культуры и искусств со всей страны. У каждого из них — своя история, связанная с фестивалем, и свои ожидания от предстоящей встречи. Сегодня ими делится гостья Вампиловского фестиваля, кандидат филологических наук, главный редактор сетевого ресурса «Медиа-проект ARTИСТ» и телеканала «Московский образовательный» Марина Меркулова.

— Марина, в этом году вы — в числе приглашенных гостей. Что для вас значит Вампиловский фестиваль?

— Впервые в Иркутск я приехала на юбилейный, десятый Вампиловский театральный фестиваль. В один из дней взяла такси и поехала, чтобы увидеть дом, где драматург жил последние годы. Дальневосточная, 57А, пятиэтажка из рыжего кирпича. На ней доска — без цветов. Я обошла кругом дом, представляя, как смотрел из окон на Ангару Александр Вампилов. Захотела зайти в подъезд, подняться на этаж. Но номера квартиры не знала — и, к моему изумлению, ни один из жильцов дома на этот вопрос мне не ответил. Качали головой: «Вампилов? Здесь? Жил? В какой квартире? Не знаем». Я была к этому не готова. Вдруг мимо прошла женщина лет 80. Я бросилась к ней: «Вы давно здесь живете?» Она кивнула, мол, да, в соседнем доме уже лет 50. «Значит, вы-то точно должны его помнить!! Вампилова». Женщина приостановилась: «Да. Ходил здесь. Парень и парень. Кто ж знать мог тогда?!»

Этот разговор уже два года не дает мне покоя. Понимаете: с одной стороны, фестиваль — шумное открытие, шары, улетающие в небо, спектакли из разных стран. С другой стороны — люди, которые живут и не думают про Вампилова. Про своего земляка, который, доживи до сегодняшнего дня, был бы убеленным сединами почетным гражданином города. Но он ушел на взлете. Поэт Владимир Солоухин писал: «Только явился парень неуемной души — и сгорит, как Гагарин, и замрет, как Шукшин. Как Есенин повиснет, как Вампилов нырнет — словно кто, поразмыслив, стреляет их влет». Поэтому для меня во всех вампиловских торжествах самое главное, чтобы в праздник были вовлечены обычные люди и чтобы молодежь знала про Вампилова. Чтобы Александр Вампилов был живым для нас всех.

Для меня лично Вампилов начался в 1977 году — я, школьница, неожиданно купила в киоске «Союзпечать» неизвестный мне журнал «Литературная учеба», а в нем была литературоведческая статья про «Старшего сына» с использованием цитат из пьесы. Я выучила эти строчки наизусть — такое на меня впечатление произвел стиль и слог Вампилова. Потом уже, конечно, взяла в библиотеке сборник его пьес и долго не сдавала его. Сейчас у меня дома есть практически все издания вампиловских пьес — их на самом деле не так и много вышло за эти полвека. В институте я писала диплом по Вампилову. И, конечно, когда выбирала тему для кандидатской диссертации в 1995 году, — взяла творчество этого драматурга. В РГАЛИ держала в руках машинописный экземпляр «Утиной охоты» с его собственными правками.

Когда начала работать на телевидении и стала делать программы про театр, появилась возможность снимать интервью с теми, кто Вампилова знал лично. Роман Виктюк рассказывал, как однажды Саша Вампилов пришел в театр имени Гоголя и тогдашний руководитель Борис Голубовский просто швырнул «Утиную охоту» ему в лицо с криком: «Это никогда не будет поставлено в моем театре». Я так и вижу Вампилова, а вокруг в воздухе летят и падают листочки с напечатанной на машинке «Утиной охотой». Еще есть трогательная история, как Вампилов шел по улице Горького и встретил кого-то из друзей. «Ты чего такой грустный?» — «Да иду в ГУМ, хочу купить костюм, может быть, в новом костюме меня будут воспринимать серьезнее». Он не дожил до признания. Спасибо Владимиру Андрееву, который фактически открыл Москве Вампилова в театре им. Ермоловой. Спасибо Олегу Табакову за памятник драматургу, что стоит во дворе «Табакерки». И спасибо Иркутску, ибо Вампиловский фестиваль — это всегда повод собраться и придумать что-то новое, чтобы Вампилова не забывать.

— Медиа-проект «ARTИСТ» тоже вносит свою лепту в сохранение памяти о великом драматурге. Расскажете об этом?

— Медиа-проект «АRTИСТ» — сетевое издание и телеканал о театре — в этом году придумал народный флешмоб к юбилею драматурга. Зрители из разных городов присылают нам селфи с афишами по Вампилову, с билетами, просто фото каких-то раритетов. Мы делаем карту — что идет в нынешнем сезоне в театрах страны… Назвали мы этот проект хештегом «Если вам, как и нам, всегда #охотанавампилова…» Название искали долго — были простые варианты, например, «Время Вампилова», но наша команда, а это молодые ребята, убедили меня, что это название не задевает за живое. Надо дерзко, куражно, модно, современно. Если мы хотим, чтобы Вампилов был по-настоящему живой, а не пыльный и музейный. Оттолкнулись от «Утиной охоты» (у которой тоже в этом году юбилей — 50 лет со дня написания пьесы) и назвали флешмоб #охотанавампилова — получили сразу много окриков в соцсетях, мол, что это такое — охота на человека? Но нас критика только раззадорила — мы отстояли свое видение. Для нас Вампилов — явление, уникум, национальное достояние, которое надо каждый день разыскивать и открывать. А главное — хотеть это делать.

На Вампиловском театральном фестивале в Иркутске мы подведем итоги флешмоба и наградим специальным призом театр, который, на наш взгляд, наиболее активно популяризирует наследие Вампилова.

— Фестиваль посвящен современной драматургии. Как вы относитесь к современным драматургам? Ведь многие порой ругают их, что ничего дельного написать не могут…

— Как я отношусь к современной драматургии? Главное — чтобы в пьесах была собственно драматургия. К сожалению, сегодня есть тенденция, когда автор пьесы пишет некий набросок для полета режиссерской фантазии. А в пьесе должна быть завязка, развитие действия, кульминация, финал. Конфликт. В общем, азбука драматургии. То, что есть в пьесах Вампилова, как и пьесах Александра Володина, Виктора Розова…

— По роду своей деятельности вы часто сталкиваетесь с различными театральными коллективами. Как вы думаете, в целом Россия — театральная страна? Какое место в ней (театральной или нет), на ваш взгляд, занимает Иркутский академический театр? Какие театры или спектакли можно считать «лицом» нашего государства?

— Прошлой осенью на фестивале «Театральный Олимп» в Сочи мы смотрели спектакль Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова «Последний срок» по Распутину в режиссуре Геннадия Шапошникова. Казалось бы, сегодня жанр трагедии на театре крайне не востребован — в жизни много суеты, мельчают страсти, у человека нет потребности в глубинных эмоциях. И вдруг неожиданно мы попадаем на постановку, в финале которой испытываем катарсис — очищение и возрождение. Знаю, что к актрисе Наталии Королёвой после спектакля подходят зрители и говорят о том, что в их душе что-то повернулось…

Театр должен быть эмоциональным. Он должен доводить зрителя до комка в горле — из театра нужно выходить другим человеком. Такие спектакли мы видим по всей России — в Москве это «Царь Эдип» режиссера Римаса Туминаса, театр им. Вахтангова. В фокус нашего телевизионного проекта «Россия Театральная с Александром Мягченковым» попали и «Андрей Боголюбский» (режиссер Сергей Морозов, Владимирский академический областной театр драмы), и «Тихий Дон» (режиссер Геннадий Шапошников, Ростовский академический театр драмы им. М. Горького), и «Павел Первый» (режиссер Елена Невежина, Нижегородский академический театр драмы им. М. Горького), и «Смерть Ивана Ильича» (режиссер Сергей Бобровский, Липецкий академический театр драмы им. Льва Толстого), и «Капитанская дочка» (режиссер Олег Липовецкий, Ульяновский драматический театр им. И.А. Гончарова). Серии об этих театрах уже вышли в эфир.

Впереди — серия про Иркутск театральный! Для нас приезд на фестиваль — это и возможность увидеть новые спектакли, и открыть для себя новые актерские имена, и снять программу, чтобы о театральном Иркутске узнали в масштабе всего мира. Охват посетителей на нашем портале — до 200 тыс. человек в неделю.

Когда сегодня министр культуры Владимир Мединский докладывает президенту Владимиру Путину о том, что в России в прошлом году посещаемость театров превысила 38 миллионов человек — это радует. Мы много лет «пробиваем» театральную тему на телевидении, процесс идет с большим трудом — все время приходится убеждать руководителей телевизионных каналов, что театр — это рейтингово и форматно. Потому что нам-то как раз все время говорят обратное.

Телевидение никогда не заменит живой театр, но пробудить интерес и сделать так, чтобы зритель захотел пойти в театр — это задача театрально-телевизионной журналистики. В России был уже и Год культуры, и Год кино, и Год литературы, и Год экологии. Пора учредить Год театра — в нашей самой, может быть, театральной стране мира.