Аргументы Недели Сможем вместе

Статус «Свободна»

, 12:34

Статус «Свободна»

Многие девушки мечтают выйти замуж, но вот только... не в девять лет. Узнав о том, что в Уганде родители продают своих дочерей взрослым мужчинам, команда StreetTemple решила спасать несовершеннолетних африканских детей. О том, как девочек освобождают от принудительного замужества, рассказала София Мархоброд, руководитель и идейный вдохновитель проекта «Статус «Свободна».

– Соня, расскажи, почему родители отдают своих маленьких дочерей фактически в рабство взрослым мужчинам?

– Основная проблема – в глубокой бедности. В каждой семье не менее 3-х детей и кормить их не на что. Сыновей отправляют работать с раннего возраста, а девочек... иногда продают или обменивают на корову. Так как корова может кормить семью, а дочь нет.

Это звучит шокирующе, но родители совершают такое варварство из благих побуждений. Если они решаются на такой шаг, значит, у них абсолютно ничего нет: они живут в голых стенах, могут не есть днями, неделями. А купить себе жену в состоянии только обеспеченный человек. Не в нашем понимании обеспеченный – с квартирой, машиной и дачей, а в их: тот, у кого есть однокомнатный дом с настоящим полом и еда на сегодняшний день. Вот девочку и продают, обеспечивая ей лучшие условия. Она живёт «типа в семье», а то, что её там насилуют, это никого не интересует. Главное, будет сыта.

– Если в Уганде это распространенное явление, ситуацию вы все равно не измените. Зачем тогда это все?

– Да, кто-то может сказать, что мы занимаемся бесполезной работой. Но, поверьте, если нам удастся изменить жизнь хоть одного ребёнка – действительно, качественно изменить – то все не зря! В масштабах целой вселенной наше дело не заметно, а для детей открывается другой мир. Они начинают мыслить иначе. Мы много общаемся с освобожденными девочками, даем им понять, что они самодостаточные личности, что они личности вообще, а не рабы. Понимаете, проблема не только в бедности, но и в рабском мышлении. Им с детства твердят, что их удел – выполнять чёрную работу, что они никто и ничто в этом мире. А мы же, наоборот, говорим, что они значимы, что у них большое будущее, что нужно мечтать и воплощать свои мечты.

– А как вы вообще попали в Уганду? С чего началась эта история?

– В Уганде мы работаем уже четыре года. Первыми туда полетели Лиза с Наташей, я присоединилась к ним позже. Я знала, что там шла война на протяжении двадцати лет, слышала о Джозефе Кони, который ворует детей: из мальчиков делает солдат, а девочек отдаёт в сексуальное рабство. Меня эта история зацепила, и я чувствовала, что нужно ехать. Я давно хотела поехать в страну третьего мира, но не знала, куда и чем именно смогу помочь, а просто отправиться на экскурсию – это не про меня.

Мы ездили по деревням с гуманитарной помощью и однажды познакомились с двумя миссионерками. У одной из них была своя школа, где работал некий человек по имени Мухамед. Нам с Мухамедом довелось встретиться, и он рассказал, что хочет спасать девочек из сексуального рабства. Вид такого замужества незаконен, а государство этим не занимается. Полицейские не выясняют: «Девочка, бегающая возле твоего дома, твой ребёнок или твоя жена?». Знают только вездесущие соседи, но предпочитают не вмешиваться в ситуацию. Мухамеду было известно о нескольких таких случаях. Вариантов действий здесь два – идти в полицию или выкупать девочку у так называемого «мужа». Причем второй метод куда эффективней. Там страшная коррупция, сотрудников полиции порой просто подкупают, и решить вопрос не удается вообще.

Когда мы про все это услышали, твердо решили, что готовы действовать.

– Как происходит процесс «освобождения»? Были случаи, когда мужчина не хотел отдавать «жену»?

– Сначала мы собираем деньги через социальные сети. Наши подписчики нам доверяют: мы выкладываем в интернет всю информацию о своей работе. И, как только набирается нужная сумма, отдаём её Мухамеду. Он ведёт переговоры, передает деньги и подписывает с мужчиной договор, что тот не имеет на девочку никаких прав. Цена вопроса в переводе на рубли – примерно 10 000 р, это не миллионы. Если договориться не получается, приходится обращаться в полицию. Но и там нужно заплатить...

С одним мужчиной переговоры шли девять месяцев. Мухамед всё это время ходил к нему и разговаривал, пытался разными способами разрешить ситуацию. На согласие повлиял лишь размер вознаграждения. «Жену» свою этот мужчина воспринимал как товар: он заплатил деньги, значит, должен всю сумму отбить, да еще и подзаработать – иначе зачем такая сделка.

– Что потом происходит с девочками? Какова их судьба?

– У нас есть небольшой приют в Луверо, где они находятся в полной безопасности. Девочки там живут, ходят в школу. За ними присматривают нянечки, готовят еду, помогают во всем. В приюте свой огород, где наши подопечные выращивают овощи и фрукты, а потом выставляют их на продажу. На вырученные деньги живут. Сейчас в приюте всего шесть девчонок. Двоим из них адресно помогают наши благотворители: в частности, оплачивают им обучение в школе на постоянной основе. На помощь остальным собираем деньги всем миром. Мы хотим, чтобы девочки доучились в школе и имели возможность поступить в институт. Но долго содержать их не можем. Конечно, мы готовы поддерживать их на протяжении всего пути, но хотелось бы, чтобы они в дальнейшем могли существовать и без нас. Поэтому наша задача – обучить их какой-то профессии, чтобы они могли своим трудом зарабатывать на жизнь. Как говорится, дать не рыбу, а удочку.

– Кстати, а девочки общаются с родителями, с родственниками?

– Нет. Родители одной из девочек после освобождения уговаривали ее вернуться домой, а в этот момент уже искали ей нового мужа! К сожалению, и такое бывает. Если они решились на этот поступок один раз, вероятно, решатся и во второй.

Пока мы вытащили всего шесть девчонок и сейчас снова собираемся в путь...

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Премьер Чехии заявил о необходимости «успокоить разогретые эмоциями» отношения с Россией

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

//