Министр разоружений

Сердюков по распоряжению Медведева уничтожает любимый военный городок Путина

, 19:49

Министр разоружений

Осенью 1999 г. тогда ещё премьер Владимир Путин прилетел в маленький дагестанский город Ботлих. И там, собрав командование Северо-Кавказского военного округа и старейшин района, пообещал: Российская армия будет защищать южные рубежи вечно. Но министр обороны России Анатолий Сердюков… отменил решение премьера. Военный городок в Ботлихе стоимостью около 14 млрд. рублей (лучший военный городок России!) будет уничтожен.

Мы строили, строили…

В самом начале августа 1999 г. боевики под командованием Басаева и Хаттаба спокойно, как на параде, вошли в несколько горных районов Дагестана. Сопротивление им попытались оказать только немногочисленные местные милиционеры. Их показательно расстреляли. Других войск и сил в этих районах не было.

11 августа. Ботлих. Войска тянутся в горы. Передовые подразделения уже прибыли на место. Командный пункт (КП) размещён в ложбине под горой Ослиное Ухо. В горах – позиции боевиков. Замкомандуюшего Северо-Кавказским военным округом генерал-лейтенант Владимир Булгаков, несмотря на свои погоны, матерится, как сапожник. Он выбегает из командно-штабной машины в тельняшке – боевики начали очередной обстрел.

Мы с несколькими офицерами прячемся в окопе рядом со складом ГСМ. Видно, что он отрыт давно, а десантники сидят тут только пару суток. «Здесь кто-то стоял до вас? Почему тогда информации о нападении не было?» – спрашиваю у полковника, сжимающего АКС. Под обстрелом он рассказывает, что на месте этого КП тоже стояли десантники. Но были выведены.

Чуть позже узнаю: ещё в январе 1998 г. сюда направили войсковую маневренную группу в составе усиленного парашютно-десантного батальона Новороссийской воздушно-десантной дивизии. Она прикрывала границу с Чечнёй в узловом районе. В июле – за месяц до нападения – группу вдруг срочно передислоцировали в равнинный Каспийск. Местные жители позже единогласно назвали это предательством.

Батальон, конечно, не удержал бы банду Басаева численностью в 2–3 тыс. человек. Но и неприятностей бы принёс немало, дав к тому же время поднять резервы. Однако кто-то отдал команду «батальон снять». Кто? До сих пор неизвестно.

После освобождения Ботлиха туда прилетел тогда ещё премьер Владимир Путин. И пообещал старейшинам: «Российские войска здесь останутся навсегда». Решение о формировании 33-й в Ботлихе было принято в сентябре 2004 года. В 2005-м начались работы по строительству. К декабрю 2007-го уже был построен лучший в стране военный городок. Со всем необходимым для службы. Обошлось это налогоплательщикам почти в 14 млрд. рублей.

Городок полностью обеспечен всем необходимым. 42 ангара для техники, казармы кубрикового типа для контрактников, дома для офицеров. Учебный центр с тренажёрами. А ещё своя поликлиника, столовая, баня, школа и детский сад. Спортивные залы, бассейн с подогревом воды. Своя взлётно-посадочная полоса и кинологический городок. Отремонтировали и расширили дорогу. Протащили, наверное, самую высокогорную нитку газопровода в мире. «Горникам» закупили специальную форму (140 тыс. рублей за комплект), самое совершенное альпинистское снаряжение. Офицеры, говорят, стажировались во Франции и Швейцарии.

В феврале 2008 г. Путин лично принимал работу. На его лице, это было хорошо видно в телерепортажах, мелькала довольная улыбка.

Нано-модернизаторы

Правда, через некоторое время выяснилось, что полигона поблизости нет. Пришлось войскам ездить в Введенский район Чечни, да на полигон Дарьял.

Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Летом этого года Минобороны решило: «Хватит! Игрушка дорогая. Надоело!» И почти весь личный состав бригады в несколько этапов перебросили на новое место службы – в Майкоп, в полуразрушенные казармы 291-й артиллерийской бригады. Интересно, что происходило это в режиме военной тайны. Личному составу объявили: уходят на учения. Служебных собак, как рассказывают, перевозили на вертолётах. А солдат-срочников и контрактников –  эшелонами. Многие узнали, что уходят на новое место службы уже в поезде.

Официально 33-я бригада вошла в состав 49-й общевойсковой армии. Со штабом в Ставрополе. И будет усиливать группировку войск и сил на этом направлении. Видимо, в преддверии Олимпиады в Сочи. Может, это и разумное решение. Хотя в Южном военном округе вполне достаточно сил, чтобы отразить нападение со стороны вероятного противника. Сейчас им у нас назначена Грузия.

Вот только «стратеги» из Генштаба забыли (или им не показали на карте), что именно в горном Дагестане 33-я была единственной реальной силой. А там тоже недалеко граница с Грузией. А ещё – «мирный» Введенский район Чечни. Да и Азербайджан под боком. Именно в этом районе и стоит ожидать возможного нападения, терактов, провокаций. Тем более в МВД Грузии созданы специальные отделы по подготовке агентуры для каждой северокавказской республики. По Дагестану их целых два: «Махачкала» и «Горы». В военно-учебных заведениях США постоянно проходит обучение офицеров из Тбилиси, в том числе по горной подготовке. Не стоит забывать, что и в самом Дагестане очень неспокойно. Эксперты уверены: вывод 33-й бригады – ошибка.

– Я точно оставил бы бригаду в Дагестане. Мало того, в каждой северокавказской республике должно быть по такому соединению. В принципе никто не мешает сформировать в этом городке новую бригаду. Ведь провокации могут исходить откуда угодно, в том числе – изнутри самого Дагестана, – заявляет заместитель главы Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

Местные силовики говорят жёстче

– Не наше дело обсуждать решения руководства страны, но это колоссальная ошибка. Рвётся там, где тонко. Если бы в 99-м году десантуру не вывели с гор, то Басаев вряд ли бы пошёл в этот район. Просто потери в начальных боях с передовой группой для него были бы неприемлемыми. А Басаев прекрасно знал, что батальон ушёл. И из верхов, и от своей агентуры. Думаете, её не осталось? – говорит полковник ФСБ в отставке Магомед Сулейманов.

– И кто отдал приказ?

– А вспомните – кто тогда был в командовании военным округом. Тоже посчитали, что слишком накладно так далеко войска держать. Хотя мы постоянно направляли в командование СКВО рапорты о возможном нападении.

– То есть кто-то получил деньги?

– Не думаю. Просто обычная глупость. И надежда – авось, пронесёт. А потом такой кровью платили за этот «авось».

«Мирный» Дагестан

Из Махачкалы до Ботлиха ехать часов шесть. Когда начинаются горы – дух захватывает от их красоты. Вот только останавливаться, чтобы сделать пару снимков на память, не рекомендуется. О «безопасности» этих мест напоминают усиленные блок-посты полиции. По дороге их шесть штук. Не считая передвижных. На каждом – тщательная проверка документов. Расспросы – куда и зачем?

В самом Ботлихе здание администрации практически не охраняется. Пара человек внизу.

– Пока здесь ещё остаются остатки бригады – мы спокойны. Уйдут они – вот тогда придётся баррикадироваться. Причём всему городу, – говорит глава администрации МР «Ботлихский район» Лабазангаджи Балдугов. И напоминает, что в 1999 году была точно такая же ситуация.

Кроме потери безопасности с выводом 33-ей район понесёт значительные материальные утраты. Если взять на баланс жилую инфраструктуру военного городка: дома, больницу, школу и детский садик район ещё сможет, то ангары, казармы – нет. «На это надо 700–800 миллионов рублей, а таких денег у нас нет», – подсчитывает глава муниципального района. Даже даты, когда же всё-таки жилая инфраструктура будет передана местным властям, в Ботлихе не знают. На письма, направленные в адрес Сердюкова, ответа они высокомерно не получили. Пока в местных органах власти есть только приказ министра обороны №3366. В котором он, ссылаясь на поручение президента Дмитрия Медведева от 22 октября 2010 г., распоряжается передать жилой фонд и инженерные коммуникации 33-й бригады в муниципальную собственность района.

На вопрос, что же тогда будет с военным городком за 14 млрд. народных денег после окончательного ухода войск, Балдугов отвечает лаконично: «Разворуют». И это самый вероятный сценарий – жители Ботлиха бедны, а местные полиционеры с охраной явно не справятся.

В Ботлихе, правда, ещё надеются, что может быть, сюда придёт другая часть. Пока же на территории в/ч осталась охрана и некоторые тыловые структуры. Вывезли ли секретную документацию и дорогостоящие учебные тренажёры – никому, кроме военных, не известно. Но, судя по спешке, с которой они покидали часть, здоровенный и дорогой военный инвентарь остался на месте.

Самое лучшее место, где можно всё выяснить про российские военные части, – это ближайший к ним приличный ресторан. Обычно именно там предпочитают обмывать свои новые звания или должности офицеры. В кафе «Эверест», несмотря на обеденное время, пусто. Лишь в одном кабинете сидят местные силовики.

– «Эверест» специально строили для военных, нашим это не  по карману. И зал большой делали. До осени заходили часто, даже просто поесть в обед. А потом как отрезало. Сейчас хозяин закрывать собирается. Невыгодно, – рассказывает полушёпотом официантка.

В ответ на вопрос: «Может быть, новые придут? Тогда снова бизнес пойдёт», она вздыхает: «Нет, в Махачкалу ездили специально, спрашивали. Там сами руками разводят, говорят, никто больше здесь военных держать не будет».

В 33-й бригаде работали больше 400 местных жителей. Все они остались за воротами. Плюс ещё, наверное, около сотни человек и членов их семей обслуживали военных таким вот образом.

Разведпризнак нормального функционирования любой части – оживление у КПП. Всегда въезжают-выезжают машины. Как военные, так и частные, в том числе машины офицеров. Около ворот воинской части практически всегда один-два родителя солдат-срочников. У ворот же бывшей 33-й бригады – тишина и благолепие. КПП оборудован серьёзно. Через несколько минут ко мне выходит человек в действительно прекрасной горной форме – «горке». Погон, шевронов нет. Спрашивает меня, кто таков. Представляюсь. Советует вначале получить разрешение штаба округа, а потом уж приезжать. Говорю, что бывал здесь в августе 1999 года. После пары проверяющих вопросов и моих ответов достаёт сигареты. Закуриваем. На прямые вопросы, конечно, ничего не отвечает. Рассказывает только, что здесь иногда ночуют ребята из спецназа, который выполняет свои задачи в горах.

– Кадыровцы часто бывают?

– Эти часто. Им нравится, даже завидуют. У них такого нет. Здесь по высшему разряду, служить было в радость.

– Сам когда к новому месту?

– Мне не докладывают, но вроде к 1 января уже там должны быть.

– А что тогда с городком? Разворуют ведь.

«Горник» сплёвывает и уходит за ворота КПП. В этом плевке всё его отношение к действиям отцов-командиров.

От редакции. Минобороны на просьбу прокомментировать ответило уже привычным отказом.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Спикер парламента Крыма Константинов: втягивание ведущих стран НАТО в конфликт на Украине заставляет Россию ускорить темп СВО

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Происшествия

Политика

Политика