Ракета холодной войны

, 16:48

Ракета холодной войны
Пауэрс-историк показал фотографии секретных объектов СССР, снятые Пауэрсом-шпионом

Генеральный директор ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» Игорь Ашурбейли пригласил на предприятие человека с фамилией, сделавшей полвека назад отечественные системы противовоздушной обороны знаменитыми на весь мир. А Френсис Гэри Пауэрс-младший не скрывал интереса к создателям комплекса С-75, ракета которого достала его отца на высоте более 20 километров.

Подарок летчика-шпиона

Пилот Пауэрс подарил сыну профессию, дело всей жизни. Френсис Гэри Пауэрс-младший стал не летчиком, а историком. От летописи жизни отца он вышел на общее понимание того периода, создал музей холодной войны. Экспонаты музея уже тянут на миллионы долларов: демонстрируются вооружения и форма стран Варшавского договора и НАТО, описываются тайные операции и показываются уникальные документы. Один из них Пауэрс-младший «вынул из рукава» в ГСКБ «Алмаз-Антей». Это шпионские фотографии советских секретных военных и промышленных объектов, которые делали самолеты U-2 вплоть до 1 мая 1960 года. Надо сказать, качество их очень высокое, не хуже современных снимков из космоса.

После скандала с летчиком Пауэрсом американские самолеты-шпионы уже не летали в открытую над территорией СССР, а вели разведку вдоль границ страны, играя с огнем и провоцируя наши системы ПВО. Иногда это для них заканчивалось плачевно. Когда самолеты «случайно», на считанные километры, вторгались в воздушное пространство СССР, их принуждали к посадке, но, как правило, сбивали. Что стало с экипажами этих самолетов, тоже является предметом исследований Пауэрса-историка. По его словам, до сих пор неизвестна судьба 126 американцев с 39 самолетов-разведчиков.

А Пауэрсу-старшему очень повезло – С‑75 не уничтожила его вместе с самолетом, руководство Советского Союза пошло на публичный судебный процесс, где присутствовали американская пресса и его близкие. Он не сгинул безымянным заключенным где-нибудь в лагерях, тюремный срок во «Владимирском централе» завершился, едва начавшись, – очень вовремя подоспел обмен на резидента КГБ Рудольфа Абеля, десятилетний срок заключения сократился до 21 месяца. Публичность оградила его от жестких допросов и применения спецсредств. Самое большее, что он испытал, – многочасовые допросы, они порой продолжались по 16 часов. Зато потом Пауэрс вернулся домой, продолжил заниматься любимым делом – испытывал самолеты, а затем летал на вертолете телекомпании. Погиб он в 1977 г., возвращаясь вместе с телеоператором со съемок лесных пожаров в окрестностях Лос-Анджелеса – у вертолета закончилось топливо. К слову, Пауэрс-младший уверяет, что авиакатастрофа – не месть ЦРУ за давний «первомайский позор», а трагическая случайность. Правда, он оговорился: не все члены семьи Пауэрсов согласны с его точкой зрения.

Справка «АН»: с-75

Начиная с принятия на вооружение в 1957 г. система постоянно модернизировалась. Так, первые версии комплекса были способны сбивать цели, имеющие скорость не более 1100 км/ч. Последние – 3700 км/ч.

С-75 различных модификаций поставлялась более чем в 40 стран, в том числе и Финляндию. Во время американской агрессии во Вьетнаме в июле 1965 г. в первом же бою тремя ракетами были сбиты три «Фантома». Во Вьетнаме 60 дивизионов сбили около 2 тыс. самолетов, в том числе более 60 Б-52. За все время на экспорт поставлено почти 800 дивизионов.

Версиям здесь не место

Опирающийся на палочку Карл Альперович уже в 1958 г. стал лауреатом Ленинской премии за создание системы С-75. Френсис Гэри Пауэрс-младший только родился в 1965‑м. Но видели бы вы, с каким интересом в музее ГСКБ «Алмаз-Антей» общались эти люди. Зенитная ракета, созданная одним, могла сделать так, что другой никогда  бы не появился на свет. И пилот Пауэрс, возможно, так и остался одним из сотен безымянных военных пилотов на службе ЦРУ. Его сын навряд ли бы сегодня смог так успешно эксплуатировать имя отца и быть признанным в мире экспертом по истории разведывательных операций.

 Каждый раз к майским праздникам «знатоки» начинают публиковать и озвучивать множество версий: U-2 был сбит истребителями ПВО, имел место
воздушный таран, сорвался в штопор из-за попадания в спутную струю перехватчика Су-9… Но сын пилота Пауэрса однозначен – самолет отца был сбит ракетой советской системы ПВО С-75. А один из создателей Карл Альперович рассказывает:

– Главное было, чтобы самолет-шпион попал в зону действия комплекса. Сами понимаете, в то время, как, впрочем, и сейчас, зенитно-ракетные комплексы прикрывали только стратегически важные объекты. В зоне поражения С-75 самолет-шпион был обречен.

К несчастью, Пауэрса интересовали именно прикрытые ПВО объекты.

Конструктор С-75 увлеченно рассказывает Пауэрсу-историку:

– U-2 был сбит одной ракетой, на пределе дальности, вдогон. Что подарило жизнь пилоту. Боевая часть подорвалась сзади, хвост самолета разворотило. Но гермокабина с летчиком осталась цела. Самолет стал беспорядочно падать с высоты 20 с лишним километров. Как я понимаю, ваш отец был очень хороший пилот. Он не паниковал, дождался высоты 10 тысяч метров и выбрался из машины. Затем на пяти километрах привел в действие парашют. И приземлился на поле, недалеко от обломков погибшего самолета. Надо сказать, колхозники его встретили с восторгом, но потом, разобравшись, что к чему, слегка «навешали шпиену». Обломки U‑2 демонстрировали широкой публике в ЦПКО им. А.М. Горького. Опять же есть мнения, что изучение обломков самолета-шпиона обогатило советский ВПК американскими супертехнологиями. Карл Альперович против:

– Нечего там было изучать. Самолет был разрушен, да еще удар о землю.

Пауэрс, по версии, прозвучавшей во время суда над ним, не воспользовался катапультным креслом, потому что оно должно было его убить. Якобы кто-то из механиков самолета его предупредил, что под креслом установлен пороховой заряд большой мощности. Вот пилот и выбирался из кабины по старинке.

Разбор полетов

После того как Пауэрс был сбит, последовал серьезный «разбор полетов» в Москве и штабах. Почему под удар ракет попали свои перехватчики? По команде «Ковер» все военные и гражданские самолеты обязаны были экстренно приземлиться на аэродромах, чтобы позволить зенитным дивизионам без помех отработать по цели. Но, как оказалось, в командовании ПВО генералы-летчики очень ревниво относились к успехам ракетчиков. Началась обычная внутриведомственная борьба. Маршал авиации Савицкий надавил на генералов-«авиаторов», и они подняли истребители на перехват. А зенитчики были на 100% уверены, что «своих» в небе нет. Чем закончилось, известно – в компании с Пауэрсом был сбит один из двух перехватчиков МиГ‑19. Ракета комплекса ПВО не пощадила, в отличие от американца, старшего лейтенанта Сергея Сафронова. Посмертно его наградили орденом Боевого Красного Знамени. А историю генеральской самодеятельности замяли – победителей не судят.

Альперович по просьбе «АН» пояснил:

– Вокруг борьбы с U-2 масса фантазий. Да, пытались сбивать истребителями. Разогнавшись, поднимались на динамическом забросе (самолет-перехватчик на сверхзвуке мчится вверх, по инерции достигает высоты полета U-2, но потом‑то
проваливается). Они проносились мимо разведчика, практически неуправляемые, с разницей в скорости почти в тысячу км/ч.

В международной политике U-2 тоже оставил неизгладимый след. Красиво разыгранная Кремлем комбинация выставила президента США Эйзенхауэра лжецом перед всем миром. После советского заявления, что был сбит самолет-шпион, американцы, уверенные, что пилот U-2 погиб, ответили – самолет проводил метеоисследования, потерял ориентацию и случайно залетел в воздушное пространство СССР. И тут Хрущев вынул козырную карту – пилота Пауэрса. Так, едва начавшись, хрущевское потепление между ядерными сверхдержавами переросло в  долгую «холодную войну».

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Общество

Здоровье

Общество

Общество